Мир

За услуги

Главные пропагандисты Кремля владеют роскошной недвижимостью и многомиллионными состояниями

Главные пропагандисты Кремля владеют роскошной недвижимостью и многомиллионными состояниями. За формирование общественного мнения в России медийные топ-менеджеры и рейтинговые телеведущие получают баснословные деньги

 

Анна Павленко

 

 

На севере Италии рядом со швейцарской границей поблескивает на солнце живописное озеро Комо, где любят отдыхать состоятельные итальянцы и зарубежные знаменитости. Виллы на озере приобрели певица Мадонна, актеры Джордж Клуни и Сильвестр Сталлоне, а также ведущий российского федерального телеканала Россия Владимир Соловьев.

В собственности одного из главных пропагандистов Кремля и критика Европы оказались сразу два особняка на берегу: один — с причалом, садом и бассейном на заднем дворе стоимостью 9 млн евро, а второй поскромнее, за 1 млн евро, сообщает Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) российского оппозиционера Алексея Навального.

Впрочем, российский журналист и публицист Леонид Радзиховский не удивлен тому, что Соловьев оказался владельцем роскошной недвижимости в Европе. “Каждый ведущий рейтинговой передачи на одном из рейтинговых телеканалов — миллионер”, — говорит он НВ.

Как раз на таком канале работает Соловьев. Россия входит в состав государственного телехолдинга ВГТРК, который также владеет 51% акций Первого канала. Вместе с НТВ — собственностью Газпром-медиа — эти три канала являются наиболее популярными в 144‑миллионной России. Здесь же работают самые высокооплачиваемые ведущие, которые начиная с первых дней президентства Владимира Путина получают особые бонусы за формирование позитивного образа действующей власти и происходящего в стране.

Официальная зарплата ведущего еженедельной передачи на одном из таких каналов исчисляется десятками тысяч долларов, рассказывает Радзиховский. Тогда как общий месячный доход известных тележурналистов, по данным российского кадрового агентства Pruffi, в последние годы достигает $ 200 тыс. В Pruffi отмечают: в целом доходы российских телеведущих нередко существенно превышают заработки их коллег с аналогичным статусом в Великобритании, Франции и даже США.

Причем в российских журналистских кругах хорошо известно, что кроме ставки самым популярным телепропагандистам Кремля полагаются солидные бонусы.

Как раз около $ 200 тыс., но за год работы официаль­но получает и пресс-секре­тарь президента России Дмитрий Песков. Суще­ственно больше зарабатывает его супруга, экс-фи­гуристка Татьяна Навка, которая заключила несколько выгодных рекламных контрактов и представляет собственное ледовое шоу на Первом канале. Ее задекларированный доход в 2017 году составил 200 млн рублей ($ 3 млн).

При этом известная пара не афиширует некоторые свои активы: согласно опубликованному 6 февраля расследованию британского издания The Guardian, проведенному совместно с организацией Михаила Ходорковского Центр досье, на имя Навки зарегистрирована офшорная компания на Британских Виргинских островах. Также она имеет счет в швейцарском банке, что нарушает российский закон о запрете близким родственникам госчиновников иметь счета за рубежом. А в 2015 году пара накануне свадьбы купила дом на Рублевке за $ 15,6 млн.

За годы правления Владимира Путина в России сформировался привилегированный класс пропагандистов, занимающих топ-должности в рейтинговых СМИ и способных не только обелить самую патовую для власти ситуацию, но и представить в невыгодном свете кого угодно из кремлевских врагов, подчеркивают обозреватели. Расплачиваясь за такие услуги, власть демонстрирует невиданную щедрость.

“Сейчас в России пропаган­да — важнейший стержень в управлении страной, поэтому пропагандистов здесь особенно ценят”, — констатирует Радзиховский.

МЕДИАСОПРОВОЖДЕНИЕ: Президент РФ Владимир Путин идет по коридору информ­агентства Россия сегодня в компании его директора Дмитрия Киселева и главреда Маргариты Симоньян

Заслуженные телекиллеры

С первых дней в Кремле Владимир Путин демонстрировал особо внимательное отношение к контролю над информацией. Константин Эггерт, российский журналист и телеведущий, вспоминает, как в 2000 году, через несколько дней после вступления Путина в должность и. о. президента РФ, в Чечне был похищен Андрей Бабицкий, корреспондент Радио Свобода, которого неизвестные месяц удерживали в неволе. По мнению многих коллег, похитители журналиста были напрямую связаны с российскими спецслужбами.

“Это была акция устрашения, которая тогда дала понять: независимая журналистика этому режиму не нужна, ему нужны информационные войска, которые выполняют задания”, — формулирует Эггерт.

С тех пор контроль Кремля над медиа лишь усилился, а его главным фокусом стало телевидение — ведь телевизор смотрит значительная часть так называемого путинского большинства. Сюда же стекается основная доля государственных дотаций на средства массовой информа­ции. Так, из запланированных на 2018 год 83 млрд руб­лей ($ 1,3 млрд) расходов на СМИ 68,7 млрд было выделено на радио и телевидение. Причем главным получателем субсидий стала телекомпания ВГТРК. И это лишь часть верхушки айсберга, подчеркивают обозреватели.

“Современная политика на 99% сводится к пиару, а избиратели живут в виртуальном мире: уровень жизни падает, а по телевизору им говорят о борьбе с врагами, и это укрепляет власть”, — объясняет заинтересованность правительства в телевизионной пропаганде Радзиховский.

Среди главных пропагандистов Кремля эксперты называют руководителя Первого канала Константина Эрнста, а также рейтинговых телеведущих политических и новостных программ Владимира Соловьева, Дмитрия Киселева, Ольгу Скабееву, Екатерину Андрееву.

Еще одна заметная личность среди пропагандистов — Маргарита Симоньян, главный редактор не раз уличенного во лжи телеканала Russia Today, информагентств Россия сегодня и Sputnik, которая занимается формированием имиджа России в глазах зарубежной ауди­тории. В 2017 году Симоньян была названа одной из самых влиятельных женщин в медиа по версии американского издания Forbes.

Как правило, свои доходы все они скрывают. В отличие от Соловьева: свое богатство он объясняет наличием бизнеса в 1990‑е годы. Как бы там ни было, сегодня кроме вилл на озере Комо телеведущий владеет тремя квартирами в элитном доме в Москве общей площадью 450 кв. м и стоимостью около $ 3,8 млн, а также домом в Подмосковье, который ФБК оценивает в $ 6 млн.

Другой одиозный шоумен, Дмитрий Киселев, ведущий информационно-аналитической программы Вести недели на телеканале Россия и гендиректор международного информагентства Россия сегодня, владеет в Коктебеле виллой на берегу моря оценочной стоимостью $ 3 млн. Также у пропагандиста, которого американский журнал The New Yorker называет мастером театрального сарказма и апокалиптической риторики, есть элитная квартира площадью около 200 кв. м в Москве, которую он в 2014 году купил за $ 4,5 млн.

Суммы своих доходов Киселев называть отказывается. “Моя мама учила меня, что говорить о деньгах не очень прилично”, — поясняет он.

ОТДЫХ У МОРЯ: Дмитрий Киселев, телеведущий и директор федерального информагентства Россия сегодня, построил дом в Коктебеле за $3 млн

Генералы пропаганды

На порядок больше ведущих политических шоу и итоговых передач получают руководители ключевых телеканалов. Особое место среди них занимает генеральный директор Первого канала Константин Эрнст, которого Путин трижды награждал орденом За заслуги перед Отечеством. Он не выглядит прислужником власти, но питает личную глубокую лояльность к хозяину Кремля, отмечают обозреватели. А пропаганда на его канале выглядит более утонченно и менее гротескно, чем на России и НТВ. А значит, более дорого.

Впрочем, о состоянии Эрнста известно немного. К деньгам как к показателю статуса топ-менеджер, по словам знакомых с ним людей, относится прохладно, не носит дорогих часов и украшений. По данным российского издания Новая газета, ему принадлежат две квартиры общей стоимостью $ 10 млн в доме неподалеку от Кремля, где его соседями являются глава МИДа Сергей Лавров, директор Роснефти Игорь Сечин и один из богатейших людей России, бизнесмен Геннадий Тимченко.

“Главный доход руководителей телеканалов — не зарплата, а доля от рекламных доходов телекомпаний, собственный бизнес и возможность передавать госзаказы, например на изготовление программ, дружественным компаниям”, — предполагает Эггерт.

Получить представление о по­­рядке цифр в доходах топ-менеджеров российских СМИ можно из громкого дела о разводе Павла Гусева, владельца газеты и одноименного издательского дома Московский комсомолец. С августа 2018 года экс-супруга бизнесмена пытается добиться в суде раздела общего имущества, которое ее адвокаты оценивают в $ 400 млн.
Состояние Константина Эрнста, который, хотя и не является собственником Первого канала, но вот уже 20 лет занимает пост его гендиректора, исчисляется сопоставимыми суммами, замечает Радзиховский.

Зато о миллионах наиболее приближенного к Путину пропагандиста — его пресс-секретаря Пескова — известно больше благодаря его страсти к предметам роскоши и богатой жизни. В 2015 году на свадьбе с Навкой госслужащий появился в часах Richard Mille RM 52–01 стоимостью $ 620 тыс. Затем пара отправилась в медовый месяц на парусной яхте Maltese Falcon, неделя аренды которой стоит 385 тыс. евро. А по возвращении из свадебного путешествия Пескова и Навку уже ждало семейное гнездышко — многомиллионный дом на Рублевке.

К слову, на следующий год новоселье отпраздновала и бывшая жена Пескова Екатерина Солоцинская. Вместе с дочерью она после развода перебралась в Париж, где в 2016‑м оформила на свое имя квартиру напротив Булонского леса стоимостью 1,77 млн евро.

Недвижимостью в центре французской столицы владеет и другой известный медийщик — Арам Габрелянов, директор скандально известного российского пропагандистского информагентства LifeNews. По данным ФБК, Габрелянов, в 2014 году получивший орден Почета “за высокий профессионализм и объективность в освещении событий в Крыму”, купил квартиру в Париже за 1,8 млн евро.

ИТАЛЬЯНСКИЕ КАНИКУЛЫ: Две виллы на итальянском озере Комо обошлись Владимиру Соловьеву, ведущему государственного телеканала Россия, в 10 млн евро

Сила телевизора

По данным фонда Общественное мнение, начиная с 2012 года доля россиян, для которых телевидение является главным источником информации и новостей, стабильно снижалась и к 2018 году упала с 92% до 71%. И если в 2015‑м государственным СМИ, под которыми социологи в первую очередь подразумевают федеральные телеканалы, доверяли семеро из десяти, то теперь лишь каждый второй.

“В условиях ухода аудитории с телевидения возникают вопросы о том, насколько ставка на продвижение провластной информации через телевидение имеет прежнюю эффективность”, — рассуждает российский политолог Михаил Виноградов.

Сейчас в России пропаганда — важнейший стержень в управлении страной
Леонид Радзиховский,
российский журналист, публицист

Тем не менее аудитория телеканалов по‑прежнему интересует Путина, ведь телезрители — это те, кто дисциплинированно ходят голосовать, не ездят за границу, не говорят на иностранных языках и удовлетворены той картиной мира, которую предоставляют им федеральные телеканалы. Об этом говорят многие эксперты.

Работают власти и с актуальными для более молодой аудитории интернет-сообществами и лидерами мнений, правда, в денежном выражении представители интернет-медиа получают значительно меньше своих коллег с телевидения.

По мнению Эггерта, пройдет еще немало времени, пока влияние теле­видения в России снизится настолько, что зарплаты телепропагандистов сравняются с доходами главредов интернет-изданий. При этом пропаганда в России останется прибыльным занятием еще долгие годы.

“Пока в России у власти действующий политический режим, у этих людей [пропагандистов] все будет хорошо, — уверен Эггерт. — А если режим сменится, они успеют в воздухе переобуться и начать с такой же яростью клеймить предыдущую власть, с которой они ранее клеймили ее оппонентов”.

фото_4

ОБИТАТЕЛИ РУБЛЕВКИ: Дом в пригороде Москвы, который в 2015-м приобрели пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков и его жена Татьяна Навка, оценивается в $15,6 млн