Мнения

Услышу каждого

Сейчас все говорят о выборах. Анализируют опросы, уровень поддержки того или иного кандидата. Но как это все относится к жизни обычного украинца? К личным очарованиям и разочарованиям?
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

Сейчас все говорят о выборах. Анализируют опросы, уровень поддержки того или иного кандидата. Но как это все относится к жизни обычного украинца? К личным очарованиям и разочарованиям?
  

 

Сергей Жадан,
писатель

 

Общественные настроения — вещь странная. Их вроде бы можно вычислить, но слож­но объяснить. Нам показывают замеры и результаты опросов, уровень поддержки того или иного политика, демонстрируют, какой процент зрителей смотрел тот или другой канал, а кто переключил президентскую речь в новогоднюю ночь, но какая социология объясняет все эти предпочтения? Конечно, эксперты уверенно трактуют перемены электоральных настроений, выводят генезис очарований и разочарований рядового украинца, но как эти оценки касаются жизни? Жизни обычного украинца.

Я вот к чему веду. Все сейчас говорят о выборах, отстаивают свой выбор, презирают выбор оппонента. Хотя даже не оппонента — в наших реалиях привычно и прогнозированно, если чьи‑то взгляды не совпадают с твоими, называть этого человека врагом. Причем не личным врагом, а врагом Украины. Политические симпатии компромиссов не терпят. Поэтому от интеллигентных, социально активных знакомых постоянно приходится слышать что‑то вроде: “Не понимаю, как можно вообще голосовать за такого‑то (такую‑то)?” И ключевые в данном случае слова “не понимаю”.

Мы в принципе склонны толковать свое непонимание ситуации как ее неприемлемость. Соответственно, наше “не понимаю” стоит переводить как “не воспринимаю” или даже “осуждаю”. Но вряд ли “не понимаю, но хотел бы попробовать”.

Монологичность современного украинца не предусматривает появления в разговоре посторонних голосов. Театр рядового украин­ца — это театр одного актера. Мы учимся проговаривать свои монологи, учимся говорить. Возможно, когда‑то начнем учиться слышать другого.

Общественные
настроения —
вещь странная

Тем не менее. Возвращаясь к общественным настроениям. Недавно побывал на родной Луганщине, на исторической, так сказать, родине. Пообщался с земляками. И все, конечно, спрашивали о выборах. Точнее, как спрашивали. Звучало это приблизительно так: “Ты за кого?” И не дожидаясь ответа, сразу: “Вот я…” И дальше список разных фамилий. А как только интересуешься, почему именно такой выбор, четкого ответа нет. Нечеткого тоже нет. Какие‑то оговорки о разочаровании и коррупции, о новых лицах и старой системе. Но в целом вы­­бор не объясняется.

И ты остаешься наедине с только что полученной социологией (какой бы сомнительной она ни была) и даже не знаешь, что с ней делать. Чему она должна научить? Тому, что в действиях и симпатиях соотечественников не всегда стоит искать логику и последовательность? Что наши представления о мире стройны и убедительны лишь у нас в голове и легко теряют свои свойства, как только наши тараканы начинают играть на чужом поле? В конце концов жизнь показывает, что не стоит требовать многого от ближнего своего, по­скольку в большинстве случаев ближний просто не догадывается о твоих ожиданиях.

Вот правда, я часто не понимаю сооте­чественников. Более того — осознаю, что они меня тоже во многих случаях не понимают. Раньше это как‑то напрягало, но последние годы рассуждаю так: ну хорошо, вполне возможно, что это у меня проб­лемы с аргументацией и убедительностью, стоит попробовать еще раз. Потом, если не получится, всегда успею разочароваться и всех проклясть.

А пока не разочаровался, попробую все‑­таки услышать, чем именно они руковод­ству­ются, эти мои оппоненты, противники и враги, когда принимают свои сомнительные решения и занимают свои неоднозначные позиции.

Конечно, возникает логичный вопрос: за­чем слушать то, с чем не согласен? Ну хотя бы для того, чтобы окончательно убедиться — услышанное тебя не устраивает.

Ведь самое простое — доказать себе, что вокруг одни враги. Это, безусловно, дисципли­нирует и воодушевляет, но утомляет. Жить с многочисленными противниками — дело не очень веселое. И то, что эти враги при этом вымышленные и к реальности не имеют никакого отношения, ситуацию не сильно меняет. Поэтому я лично, перед тем как пойти к черту, переспросил бы, меня ли туда посылали.

Ну и вообще, врага лучше знать в лицо. Даже если это лицо не вызывает никакой симпатии.