Неделя

Полиция — с народом?

НВ выяснил у соотечественников, что они думают об инциденте и о реформе полиции в целом
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

После задержания и резонансного избиения сотрудниками полиции активистов С14 на киевском Подоле НВ выяснил у соотечественников, что они думают об этом инциденте и о реформе полиции в целом

 

  

Полиция должна быть на стороне закона. Хороший он или плохой — это проблема власти.

Реформаторы нашей полиции купились на внешние атрибуты. Красиво одели, дали новую технику, подняли зарплату. Но не создали службу психологического контроля сотрудников. Психически неустойчивые полицейские — такая же беда, как и моральные уроды среди чиновников и политиков.

Ефрем Лукацкий,
фоторепортер, глава представительства Associated Press в Украине

 
 

Мы не можем судить по одному этому инциденту. Думаю, что в целом полиция с народом. Но в то же время, к сожалению, там много людей, дискредитирующих полицию.

Безусловно, это нервная работа. Нужно понимать, что полицейские — это другие люди, более жесткие. Мы же не можем ожидать от полицейского такого же поведения, будто он кондитер или врач. Полицейский есть полицейский. Тем более что в конфликтные моменты люди нередко проявляют не самые лучшие качества.

А учитывая, что сейчас такой сложный политический момент, выборы и прочее, — этот инцидент вытащили на самый верх и разогнали информационную волну. Разве таких случаев не было раньше? Думаю, что кто‑то просто захотел воспользоваться моментом и оказать политическое давление на главу МВД Арсена Авакова.

Всеволод Кожемяко,
генеральный директор группы компаний Агротрейд

 
  

Полиция и есть народ. Посмотрите, ведь шокирующие вещи происходят не только с участием полиции. Подобное можно наблюдать и со стороны водителей маршрутки, работников ЖЭКа или медицинского учреждения, когда кто‑то чувствует свою власть. По сути, это вопрос образования и воспитания общества.

С другой стороны, реакция на избиение самой полиции, как бы над ней ни смеялись и ее ни троллили, уникальна. Ведь до этого силовые структуры по старой традиции не реагировали на подобные общественные возмущения или вообще отвечали более жесткими действиями. А вот нынешняя реакция на инцидент мне видится такой же, как бы на него реагировала полиция западного формата. И в этом я усматриваю положительный момент.

Владимир Тихий,
кинорежиссер

  
 

Я выступаю за увольнение Арсена Авакова с 2015 года, когда он максимально саботировал люстрацию в МВД. И сохранил в ведомстве тотальную коррупцию и Беркут, который все наглее набрасывается на граждан.

Аваков — реинкарнация ухудшенного Виталия Захарченко [беглый экс-глава МВД времен Виктора Януковича]. Он умело договаривается со всеми коррумпированными руководителями страны. И имеет поддержку как “реформатор” части западных послов. Он должен стать черной меткой для всех кандидатов в президенты. Нельзя голосовать за того, кто согласится с сохранением Авакова на должности министра внутренних дел. Он — тормоз и опасность для развития Украины.

Егор Соболев,
народный депутат от Самопомочи

 

 

Вопиющее беззаконие — штурм отделения полиции. Полиция должна пресекать такие действия в соответствии с законодательством.

Другой вопрос — нарушение законодательства полицейскими при исполнении обязанностей. Для этого существует процедура обжалования действий. Соответствующие органы должны проверить: был ли факт нарушения. Если был, конкретный полицейский должен нести ответственность за неправомерные действия.

Я бы не возлагал ответственность за реформу [полиции] на одного Арсена Авакова. Он всего лишь министр. Ответственность — на коалиции и парламенте. Нужно определиться с функциями полиции и привести структуру в соответствие с задачами.

Реформа должна быть обеспечена надлежащим финансированием.

Без приведения зарплат полицейских к рыночным условиям квалифицированных кадров в полицию не привлечем. Никакие люстрации не помогут.

Игорь Гуменный,
президент торгово-промышленного холдинга UBC Group

 
 

Нет никакого объяснения — ни юридического, ни логического — действиям полиции, которая ногами бьет лежачих. Какими бы ни были поступки последних до этого. Они уже лежат и не представляют никакой угрозы. Поэтому бить их ногами с криками о Бандере — это не только превышение полномочий, это противоречит здравому смыслу.

У Авакова и не было цели реформировать национальную полицию. Потому что, если цель есть, реформа происходит. Была цель создать видимость реформы. Именно реформа патрульной полиции создала хорошую видимость реформы всей национальной полиции. Которой не было.

Потому что когда даже хорошие, приятные и натренированные патрульные берут кого‑то на улице, то привозят его к старым ментам в старое управление, где все происходит по‑старому.

Что касается главы МВД Арсена Авакова. К сожалению, в Украине влияние во власти определяется далеко не результативностью на этом посту. Бесспорно, Аваков влиятельный человек, и ни одно решение в парламенте не может быть принято без голосов Народного фронта, фактическим руководителем которого он сейчас и является в парламенте. Вот в этом и есть ключевое влияние Авакова.

Виталий Шабунин,
глава правления Центра противодействия коррупции

 
 

Реформа полиции, к сожалению, не завершена. В свое время съели Хатию Деканоидзе, которая начала выгребать полицейские конюшни. И многое вернулось на круги своя. Нынешняя полиция отличается от бывшей милиции. Но незначительно. В границах статистической погрешности.

Я помню подъем и энтузиазм, который сопровождал эту реформу вначале. И вижу, что происходит сейчас. Горько и обидно.

Реформы — это всегда дорога с двусторонним движением. Здесь не только полиция должна изменяться, но и общество. Авторитет полицейского упал ниже плинтуса. Зато поднялся градус ненависти со всех сторон.

Зоя Казанжи,
консультант по коммуникациям агентства E’COMM

 

 

Это ведь не первый случай. Система мало в чем изменилась именно сверху. Потому что ключевые руководители не прошли люстрацию. Поэтому там есть много идейных врагов. У нас не произошло идео­логической перезагрузки. И получается, что люди, для которых слова “Бандера” или “Майдан” равнозначны команде “фас”, поступить по‑другому не могут, для них это естественно. И в этом огромная проб­лема.

Вопрос ли это к Авакову? Только частично. Потому что министр может изменить только какой‑то определенный круг. А изменить всю систему он не может. Есть ли вопросы к президенту? Большие. Есть ли вопросы к парламенту? Еще большие.

Олег Рыбачук, 
глава общественной организации Центр UA

 
 

Разочарование новой полицией — явление закономерное не только потому, что полиция бьет активистов. А те, кто за активистов, уверены на все сто, что активисты настоящие?

У нас пять лет идет война. Люди не чув­ствуют себя защищенными в принципе.

От полиции мало пользы, от активистов — много шума и ничего. Или почти ничего. Поэтому столкновения граждан с силовиками закономерны в наше время.

А то, что происходит вокруг полиции и главы ведомства, — результат тотального недоверия всех ко всем.

Андрей Кокотюха,
писатель, киносценарист