Страна

Крестный переход

Ворованная тетрадь с подписями, массовая драка перед храмом и поп, захвативший дом и церковную утварь
Хотите купить эту статью?

Ворованная тетрадь с подписями, массовая драка перед храмом и поп, захвативший дом и церковную утварь, — так вкратце выглядит история о том, как жители небольшого села Ворсовка первыми в Житомирской области перешли из Московского патриархата в Православную церковь Украины

 

Максим Бутченко
(Киев — Ворсовка — Киев)

  

 

Чтобы попасть в эпицентр настоящего религиозного конфликта, стоит отъехать от Киева на 113 км в направлении северо-запада, добравшись до райцентра Малин на Житомирщине. Затем свернуть на юг, потрястись по битой дороге еще километров десять, увидеть на горизонте крыши сельских домов и торчащую над ними маковку небольшого православного храма.

Это и будет Ворсовка — типичное украинское село, которое зимой и разглядывать‑то особо не интересно: поля, посеревшие хаты, снег да голые деревья.

Богом забытые места. Пять сотен жителей, основное занятие которых — фермерство, из достопримечательностей — та самая Свято-Николаевская церковь.

Храм, деревянные стены которого окрашены белым и синим, находится под юрисдикцией Московского патриархата, хоть и принадлежит местной общине. Ничего удивительного: в районе множество таких же московских церквей. Но в данной истории фактор религиозной прописки сыграл решающую роль.

После длительных новогодне-рождественских каникул какие‑то высшие силы вспомнили о Ворсовке. И в тихий омут местной жизни проникли волны, порожденные далеким событием, — получе­нием 6 января этого года томоса об автокефа­лии для Православной церкви Украины (ПЦУ).

Проникшие вол­ны неожиданно вступили в резонанс с чая­ниями местных жителей, разбудили их души и повели под бело-синие церковные стены, за которыми уже 10 лет мирно окормлял паству отец Василий.

Впрочем, вначале по селу пошла староста. Опрашивала местных: переходим в ПЦУ или остаемся в МП, — занося итог этого референдума в тетрадочку под подпись каждого респондента.

За этой работой начальницу и застал отец Василий.

Дальнейшие события описала 38‑летняя работница местного сельсовета Анжела Данильченко — едва ли не единственная из ворсовчан, кто согласился говорить с НВ о религиозном конфликте.

По ее словам, поп перехватил старосту на улице: “Он подошел к ней со словами: “Я тут еще не ставил подпись”, — схватил тетрадку и резво убежал”.

Разлинованный документ с подписями пропал, но 11 января прихожане все равно собрались возле церкви и почти единогласно решили: община переходит в ПЦУ.

Однако тут вновь появился отец Василий. По словам Данильченко, он начал агитировать за то, чтобы остаться под крылом Москвы. А когда возмущенные селяне отказались его слушать, обратился к взволнованной пастве с угрозами: “Завтра привезу людей в балаклавах, и они разберутся с вами”.

И дей

Чтобы прочесть материал полностью,