Экономика

Гости из будущего

Кувейт затеял грандиозную перестройку консервативного общества в государство образца XXI, а то и XXII века
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

Кувейт затеял грандиозную перестройку консервативного общества в государство образца XXI, а то и XXII века, в котором нефтедоллары играют второстепенную роль. Если они вообще останутся

 

Александр Пасховер

  

 

1 февраля стоимость нефти добралась до отметки $ 55 за баррель. Это вдвое больше, чем три года назад, на пике ее падения — $ 28. Но все еще далеко до исторического пика апреля 2011‑го, когда за баррель платили $ 124. Любую страну, тотально зависящую от мировых цен на нефть, от постоянных взлетов и падений на таких качелях может и стошнить. Да уже тошнит.

Кувейт, карликовое государство Арабского залива, на треть меньше Кировоградской области, обладает запасом нефти чуть больше 100 млрд баррелей, примерно 8% мирового объема. При нынешних темпах добычи ее хватит на ближайшие 200 лет. Из года в год Кувейт наращивает добычу. И сегодня на долю нефти приходится 95% всего экспорта и столько же доходов в бюджет. Все кувейтские яйца сложены в одну корзину.

Так жить нельзя, решили в правительстве эмирата и приняли план развития, диверсификации экономики, преодоления нефтяной зависимости.

В январе 2017‑го кувейтское Национальное собрание, некое подобие парламента, куда входят 50 депутатов, приняло грандиозную программу по преобразованию своей страны — Kuwait Vision 2035. В ней указано 164 направления, по которым должна развиваться экономика. Отсюда и рабочее название — Новый Кувейт. Правительство планирует инвестировать в выполнение программы свыше $ 100 млрд. Сумма сопоставима с ВВП Кувейта.

Посреди Аравийской пустыни вот-вот вырастут высокотехнологичные полисы, на островах — IT-парки, по новым дорогам зашагают толпы туристов, потянутся сухопутные и морские ветки, соединяющие Ближний Восток с Дальним. Этот транспортный проект вместе с инвестициями пришел из Китая. Там же он получил название — Пояс и путь.

Безразмерный Китай — вторая по величине экономика планеты. Крошечный Кувейт — обладатель пятого в мире по своему размеру суверенного фонда Kuwait Investment Authority — $ 592 млрд. “Я бы назвал Кувейт страной, которая пытается впрыгнуть в вагон новой технологической революции, — говорит Илия Куса, эксперт по международной политике аналитического центра Украинский институт будущего. — У него это получается лучше, чем у других соседей”.

график
Сокровища нации

Весь Арабский залив давно задумывается о роли нефти в будущем Востока. И о необходимости диверсифицировать экономические риски. Еще в 1970‑х, в период мирового энергетического кризиса, шейх Дубая Рашид ибн Саидаль-Мактум приказал провести работы по углублению бухты и построить одну из самых больших на планете рукотворных гаваней Джебель-Али. Теперь дубайский порт — третий в мире (после Гонконга и Сингапура) центр по реэкспорту.

Объясняя тогда значение инфраструктурных преобразований и либерализации экономики, Рашид сказал: “Мой дедушка ездил на верблюде, мой отец ездил на верблюде, я вожу Mercedes, мой сын водит LandRover, его сын будет водить LandRover, а его сын будет снова ездить на верблюде”. Иными словами, нефтедобыча, источник богатства Востока, в том объеме, что есть сейчас, рано или поздно закончится. В Кувейте это поняли раньше всех, практически еще задолго до обретения независимости от Великобритании в 1961 году.

В 1952 году кувейтцы основали Национальный банк — первый на Ближнем Востоке. На следующий год был создан фонд инвестиционного управления — Kuwait Investment Authority (KIA). Это старейший на планете суверенный фонд, управляющий пакетом в $ 592 млрд. Пятый результат на планете и первый, если пересчитать показатель на душу населения. KIA управляет двумя крупными фондами. Один из них — Future Generations Fund. Его цель определена в названии — Фонд будущих поколений, и он служит для того, чтобы обеспечить безбедную жизнь потомкам, когда доходы от нефти иссякнут. Все годы существования Future Generations Fund в него перечисляется 10% от нефтяных прибылей. “Будущие поколения не должны исчезнуть вместе с нефтью и мировым порядком, — подчеркивает Куса. — У них долгосрочный план — это мягкая подушка”.

Второй фонд, находящийся под управлением KIA и образованный еще в 1976‑м, — General Reserve Fund. Это ключевой казначей для всех масштабных программ правительства. Нынешний большой ремонт Кувейта, первый этап которого завершится к 2035 году, подпитывается из этого резерва. Кроме того, когда необходимо, KIA предоставляет средства в госказну.

Лишние средства, добытые от продажи нефти, KIA стремится разложить в разные корзины по всему миру. Например, в акции Daimler AG, где у кувейтского правительства доля почти 7%. Этот пакет долгое время был самым крупным, пока инвесторы AabarInvestments из Абу-Даби из тех же соображений не выкупили здесь долю в 9%.

Основную часть своих резервов кувейтцы вкладывают в недвижимость, ценные бумаги, объекты инфраструктуры США, стран ЕС, Юго-Восточной Азии. Все активнее присматриваются к растущим экономикам стран бывшего Советского Союза. Украина едва-едва попадает в орбиту интересов кувейтских государственных и частных инвесторов.

Прошлым летом в Киеве состоялась встреча первого замминистра экономического развития и торговли Украины Максима Нефьодова и первого инвестиционного директора KIA Абдаллы Абдулвахаба Аль-Рамадана. Пока речь не шла о готовности кувейтских фондов скупиться на открытом украинском рынке.

Нефьодов рассказывает НВ, что задача гостей — дипломатическая разведка. Понять, каков реальный потенциал у страны Восточной Европы размером в 33 Кувейта. “Какие‑то страны вообще не на радаре, — говорит Нефьодов. — Украина начинает появляться у них на инвестиционной карте. И этоздорово”.

После сказанного первого замминистра эконом развития и торговли словно прорвало. Он рассказывает, что ключевая проблема Украины за столом переговоров с такого рода консервативными инвесторами — дефицит стоящих проектов. “Это наша беда, — отмечает он. — Если сейчас придет инвестор и скажет, у меня есть $ 1 млрд, то и Dragon, и Horizont, и другие, скорее всего, честно скажут: их просто некуда вложить”.

Нефьодов приводит в пример украинских гигантов Мироновский хлебопродукт и Кернел, которые, по его оценке, имеют готовые инвестиционные проекты максимум до $ 200 млн. Но даже этого мало, так как инвестиционный фонд должен разложить, диверсифицировать вклады в разные корзины. А корзин нет.

Как отдельный проект, который может заинтересовать инвесторов кувейтского калибра, а Украина в состоянии потянуть, — строительство отдельной ветки метро, например на киевскую Троещину. Вложения окупятся приблизительно за 40 лет. “Это для них понятная, логичная история. У нас такого очень мало, — резюмирует Нефьодов. — Но лиха беда начало”.

фото 1

ТИШЬ ДА ГЛАДЬ: В Арабском заливе зарождается город будущего. Прав­да, и в настоящем Эль-Кувейт выглядит блистательно

Стройка XXI века

Чтобы понять, в какие небеса метит Кувейт, достаточно взглянуть на один из проектов с далеко идущими последствиями. Речь идет о китайской инициативе возродить некогда существовавший Шелковый путь, соединявший Восток и Запад, а также проложить еще один подобный коридор, но по новому азимуту. Вот что о его маршрутах рассказывает Илия Куса. В 2013 году Пекин представил проект планетарного масштаба по модернизации инфраструктуры вдоль морских коммуникаций через Малаккский пролив, Индийский океан, Арабский пролив, потом через Красное море на Европу. Все государства, соприкасающиеся с этим маршрутом, приглашены к участию. “На этом проекте строится глобальная политика Китая, и Кувейт участвует в нем”, — подытожил Куса.

Весной 2018‑го эмир Кувейта шейх Сабахаль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах встречался со спецпредставителем китайской стороны Ян Цзечи. И тот отметил, что Кувейт — одна из первых стран, подписавших с КНР документ о сотрудничестве в рамках инициативы Пояс и путь. А потому Китай рассматривает Кувейт как важного партнера в реализации всей инициативы.

В рамках стратегии-2035 Кувейт уже строит крупнейший порт на Ближнем Востоке — Мубарак-эль-Кабир, новый пассажирский терминал в международном аэропорту Кувейта, нефтехимический комплекс, нефтеперерабатывающие заводы и комплексы возобновляемых источников энергии. “Наш подход ясен, — говорит Наиф Аль-Хаджраф, министр финансов Кувейта, — в соответствии с видением Его Высочества эмира Нового Кувейта до 2035 года, где он стремится быть лидером среди производителей возобновляемой и устойчивой энергии”.

Китайцы хорошо знают, как важен для шейха Кувейта проект по полному переоснащению его наследственного эмирата. Согласно плану, в ближайшие 15 лет Кувейт должен стать крупным региональным транспортным хабом, технологическим парком Арабского залива и туристическим центром региона. “Это у них такая идея фикс”, — подмечает Куса.

Рашид Хаммад Аль-Адвани, посол Кувейта в Украине, в числе самых заметных проектов называет строительство нефтеперерабатывающего завода, производящего топливо с низким содержанием серы, а также строительство смарт-города, рассчитанного на 400 тыс. человек, со 116 школами и 12 больницами. Для сравнения: в самой столице Эль-Кувейте проживает 150 тыс. человек.

 

ОН ОЧЕВИДЕЦ: Максим Нефьодов, первый замминистра
экономического развития и торговли Украины, знает
кувейтских инвесторов в лицо. Они его тоже 

 
В рамках программы обновления страны планируется строительство моста Шейха Джабера. Это один из крупнейших инфраструктурных проектов планеты, самый длинный мост-дамба. Смета гиганта — $ 3 млрд. Конструкция состоит из двух отдельных элементов: главного моста, который проходит через залив Кувейт и связывает столицу с районом Сабия, — 36 км, и моста Доха. Он пройдет через юг залива Кувейт и свяжет порт Шавейх с автострадой Дохи.

В самой концепции Ku­wait-­2035 сказано, что государство собирается поощрять частный сектор участвовать в проектах строительства и что особую ценность представляют компетенции и технологический опыт, полученные на подобных проектах в разных странах мира.

Одним из самых необычных проектов в столице государства Эль-Кувейте становится строительство метрополитена. Его ориентировочная стоимость — $ 11,4 млрд. Также в Кувейте появится первая развернутая сеть железнодорожного сообщения. Бюджет проекта — $ 3 млрд. Она обеспечит связь с Саудовской Аравией и Ираком. Расчет — на увеличение товарооборота между соседями и соседями соседей.

Для жителей дальнего зарубежья расширяются воздушные ворота. Строительство фактически нового аэропорта обойдется инвесторам приблизительно в $ 4,3 млрд. Современное здание пассажирского терминала Международного аэропорта Кувейта заменит старый терминал и обеспечит к 2025 году пропускную способность в 25–26 млн пассажиров. Это необычайно высокая планка для маленькой страны на краю Аравийского полуострова. Сегодня международный аэропорт Эль-Кувейта пропускает в год около 5 млн пассажиров.

“У них есть совместный с китайцами проект по полному преобразованию кувейтских островов в футуристические города, где будут технологические хабы”, — рассказывает Куса. Так что кроме ближневосточного колорита, выраженного в специфической кухне, музыке, одежде, фасон которой не меняется вот уже несколько веков, приезжие даже из самых продвинутых стран смогут заглянуть в будущее — светлое и солнечное, как и сам Кувейт.