Бизнес

Деньги на ветер и на солнце

Норвежцы готовы вложить в украинскую альтернативную энергетику $ 1,5 млрд

Норвежцы готовы вложить в украинскую альтернативную энергетику беспрецедентные $ 1,5 млрд. Скандинавов привлекли выгодные отечественные тарифы и не испугали ни выборы, ни коррупция

 

Иван Верстюк
(Киев — Осло — Киев)

  

 

Сотня человек с бейджами, на которых фигурировали названия организаций с приставками finans и kredit, собралась морозным утром 28 января на бизнес-форум в одном из корпусов Городского университета Осло, столицы Норвегии.

С одной стороны, здесь были представители Украины — страны, которая страдает от дефицита иностранных инвестиций. С другой — Норвегии, у которой избыток капитала.

Подобное сочетание тех, у кого есть деньги, и тех, кому они нужны, должно было привести к взаимопониманию. И оно наступило: на норвежско-украинском форуме, проходившем под патронатом премьеров обеих стран, представители Осло подписали с Киевом инвестсоглашений сразу на $ 1,5 млрд. Огромная сумма для двусторонних отношений — весь товарооборот двух стран за прошлый год составил $ 255 млн.

Да и в целом для Украины $ 1,5 млрд внешних инвестиций — это солидно: за первое полугодие 2018‑го в страну поступило $ 1,3 млрд иностранных денег, в основном — в финансовый сектор.

Деньги же норвежских инвесторов пойдут преимущественно в украинские проекты альтернативной энергетики. Что неудивительно, ведь в Украине действует самый высокий зеленый энерго­тариф в Европе: он примерно втрое выше среднеевропейского.

Так, тариф для солнечной энергетики в Украине составляет 15 евроцентов за киловатт-час, тогда как, к примеру, в Германии — лишь пять евроцентов. Украинский тариф для ветровой генерации — 10,2 евроцента за киловатт-час. В Европе же его размер в среднем составляет 4,2 евроцента.

Потому‑то норвежская компания NBT вложит более $ 1 млрд в строительство ветряных электростанций в Херсонской и Запорожской областях. А еще одна фирма с севера, Scatec Solar, специализирующаяся на солнечных технологиях, планирует возвести солнечную электростанцию стоимостью более $ 200 млн в Николаевской области.

Терье Пилског, главный операционный директор Scatec Solar, объяснил НВ, что инвестировать в Украину их побудили несколько причин: желание страны нарастить долю зеленой энергетики до 25% всего рынка электро­энергии (то есть рынок будет расти) и система аукционов, через которую будут распределяться тарифы.

Еще один важный фактор — наличие в Украине недорогих энергетических кредитов от Европейского банка реконструкции и развития, голландского банка развития FMO, государственного Укргазбанка, а также других финансовых учреждений.

Норвежцы привыкли развивать бизнес на дешевых заемных средствах, говорит Эйнар Берстад, управляющий партнер консалтинговой компании Eberstad Consultancy. “Для Украины схема выглядит примерно так: вы вкладываете 20% своих денег, а на 80% набираете дешевых кредитов”, — комментирует эксперт. Ранее норвежские компании подобным образом работали на китайском и российском энергетических рынках, а сейчас обратили внимание на Украину.

Визит по‑богатому

Бизнес-форум, организованный Норвежско-украинской торговой палатой, начался в девять часов утра. Но лишь через полчаса после старта в университетском здании, где он проходил, появился украинский премьер Владимир Гройсман. Его окружали с десяток мужчин, из которых половина имели специальные наушники, что выдавало в них тело­хранителей.

Бодигарды Гройсмана впервые прибыли в Осло еще за неделю до начала форума — осмотрели помещение конференции на предмет рисков для безопасности премьера и уехали, чтобы вернуться уже с самим главой Кабмина.

Норвежцам подобное повышенное беспокойство показалось странным: на форуме появилась и Эрна Солберг, премьер их страны, которая за свою безопасность переживала значительно меньше.

Прибыв в Осло вечером накануне форума, Гройсман остановился на ночь в дорогущем Grand Hotel на Karl Johans Gate, центральной улице Осло (сутки здесь стоят примерно 1,2 тыс. евро). Отдохнув в элитном отеле, украинский премьер на следующий день рассказывал аудитории норвежских бизнесменов о том, что Украине нужны деньги, ВВП страны растет уже 14 кварталов подряд, а инфляция упала до пятилетнего минимума.

70 украинцев за год могут выполнить такой же объем работы, какой выполняет сотня норвежцев
Арне Мьес,
гендиректор норвежской IT-компании Itera

Позитивную экономическую динамику приехал презентовать в Норвегию и Максим Нефьодов, первый замминистра экономразвития и торговли. Он встречался с руководством национального Суверенного фонда благосостояния Норвегии, который управляет активами в $ 1 трлн. “Возможно, они захотят инвестировать в Украину через опытных игроков украинского инвестиционного рынка — [инвесткомпании] Horizon, NIS или Dragon Capital”, — объяснил замминистра. Кроме того, Суверенному фонду, по его мнению, могут быть интересны евробонды украинского правительства, которые дают доходность до 10%, в то время как фонд привык к доходности в 2–3%.

Норвежские бизнесмены внимательно слушали оптимистичных украинских чиновников, но беспокоились о рисках ведения бизнеса в Украине.

Почти все компании с севера Балтики, которые заходят на отечественный рынок, в первую очередь ищут локальных партнеров, хорошо знающих местные реалии, объясняет Анатолий Кирилюк, проектный менеджер Норвежско-украинской торговой палаты.

Скандинавы, по его словам, с опасением ожидают результатов президентских выборов, а введение военного положения в декабре осталось для них совершенно непонятным решением, никак не способствующим ведению бизнеса.

На форуме обсуждали и тему коррупции. Оказалось, что норвежские инвесторы много слышали об этом явлении, и оно их не пугает. “Я работал в Венесуэле — там уровень коррупции намного выше”, — сказал по этому поводу Сьюр Братланд, управляющий директор консалтинга Norwegian Energy Partners.

В мире высоких технологий

Не только энергетикой живы денежные отношения между двумя странами. Норвежцам интересен также украинский технологический сектор.

Арне Мьес, гендиректор крупной норвежской IT-компании Itera, рассказал НВ, что у фирмы есть офис в Киеве с семью десятками сотрудников. “Эти 70 человек за год могут выполнить такой же объем работы, какой выполняет сотня норвежцев”, — уточнил он.

По мнению Мьеса, украинские айтишники неплохо справляются с разработкой софта для финансовой индустрии. Так, клиенты исландского банка Islandsbanki активно пользуются мобильным приложением, разработанным в Украине. Понравились продукты разработчиков с берегов Днепра и крупной шведской страховой компании If. В итоге она заказала себе мобильное приложение у Itera, передавшей проект в киевский офис.

В будущем Itera хочет разви­вать специализацию в искусственном интеллекте (ИИ), рассчитывая прежде всего на ук­раинских специалистов. ИИ не­­­­об­­ходим для построения систем интернета вещей — умного дома, всевозможных фитнес-трекеров и медицинских браслетов.

Кроме того, норвежцам интересны системы CRM, разработанные украинцами, — программное обеспечение для продаж.

“Я как раз ищу украинскую компанию, которая может быстро и качественно создать CRM”, — признался Асланбек Шамсутдин, представитель норвежского офиса международной консалтинговой компании KPMG.

Впрочем, не все на форуме готовы были хвалить отечественных программистов. Живущий в Киеве Джон Сунг Ким, американский IT-предприниматель, призвал присутствующих активнее торговаться с украинскими инженерами за зарплаты и не откладывать их увольнение, если первые две недели совместной работы оказались неудовлетворительными.

А пока одни говорили о развитии IT-технологий, часть прибывших на форум отечественных чиновников вовсю ими пользовались: они следили за тем, чтобы их затегали на фотографиях с форума, размещенных на официальных правительственных аккаунтах в ФБ. “Если тебя не затегали — считай, на конференции не был”, — возмущался один человек из группки чиновников в костюмах, которых НВ застал в кулуарах за этим серьезным делом.