Страна

Высокий класс

Отсутствие домашних заданий, индивидуальный план обучения и учитель-друг — в Украине растет число частных школ

Отсутствие домашних заданий, индивидуальный план обучения и учитель-друг — в Украине растет число частных школ, опережающих государственные на десятилетия. За возможность дать ребенку качественное, лишенное советского налета образование и воспитать из него яркую личность родители платят сотни тысяч гривен в год

 

Екатерина Иванова

 

 

Выбирая школу для своей дочери Арины, киевлянка Юлия Руссу даже не рассматривала государ­ственное учебное заведение — только частное. “Все государственные школы пе­ре­полнены, и я бы не хотела, чтобы мой ребенок был 38‑м или 45‑м в классе, — объясняет она. — Я вообще не представляю, как можно добиться каких‑то успехов при таком количестве детей”.

Переполненные классы — лишь одна и, надо сказать, не главная родительская претензия к традиционной украинской школе. Соотечественники сетуют на морально устаревшие программы и методики, учебники, изобилующие ошибками и логическими нестыковками, общий низкий уровень качества образования, а главное — крайне медленный темп обещанных Мин­образования изменений.

Все дело в том, что украинская традиционная школа до сих пор пользуется той концепцией образования, которую переняла у Германии царская Россия, а затем унаследовал СССР. За это время она настолько устарела, что попросту неспособна отвечать на запросы дня завтрашнего. Так считает Алексей Греков, сооснователь школы Афины, одной из первых частных школ Киева.

раст2

ИНТЕРЕСНО ЗНАТЬ: Акт­риса Даша Малахова­­ (­­­в центре) столкнулась с проблемой поиска для своего сына Матяша школы, где было бы интересно учиться, и в результате открыла свою собственную

Именно в частные школы украинцы и отдают детей, стремясь оградить их от постсоветского стиля воспитания и дать им качественное образование. Сегодня такой выбор превратился в набирающий силу тренд среди соотечественников, по крайней мере тех, кто не стеснен в средствах, ведь год учебы в частной школе стоит не меньше, а иногда и больше, чем в вузе. Сразу несколько школ столицы получают за каждого ученика более $ 20 тыс. в год.

В свою очередь, количество частных школ в стране растет лавинообразно. По данным Мин­­образования, если в 2015‑м их было 170, в 2016‑м — 180, то в 2018‑м — уже 228. И это только школы, получившие лицензию, не считая так называемых альтернативных — своеобразных образовательных клубов семейного типа.

“Я называю это бегством из традиционной системы образования”, — говорит Греков. Причем эксперты в этой сфере прогнозируют скорый рост частного среднего образования: дело в том, что эта ниша в Украине фактически пустует. Если у нас количество частных школ не превышает 2% от государственных, то в США их около 15%, в Индии — 35%, а в Великобритании — более 20%.

 

раст3

СТАТЬ ЛИЧ­НОСТЬЮ: Алексей Греков говорит, что современная школа должна помочь найти и развить уникальность каждого ученика, а не штамповать «людей-винтиков»

Интернет на флешке

Школьный день Максима Немировского, пятиклассника столичной гимназии А+, длится как полноценный рабочий — с 9:45 до 18:30. Кроме обязательных уроков он посещает еще несколько факультативных занятий: поет и играет на гитаре в школьном ансамбле, а также занимается боксом. Под крышей гимназии А+ на выбор более 50 кружков, включая собственную музыкальную школу, футбольный клуб и секцию спортивной гимнастики.

“Дети способны много работать, все зависит от подачи и мотивации”, — уверяет Татьяна Курмаз, директор образовательной сети А+, отвечая на вопрос, не утомителен ли такой график для детей.

Впрочем, она уточняет: увлечь современного ребенка, которому 24 / 7 доступен изобилующий развлечениями виртуальный мир, может только интересная личность. И это одна из главных проб­­лем частных школ — найти таких преподавателей. Каждый второй кандидат, присылающий резюме, отсеивается на первом этапе отбора.

“Мы общались с молодыми людьми, студентами-отличниками Национального педагогического университета им. Драгоманова, — более зашоренных и ригидных людей мы не встречали, — подтверждает проблему Греков. — Государственная система их ломает на взлете”.

В итоге украинские школьники скучают на уроках, когда им пересказывают параграфы из учебника или заставляют переписывать их. “Дети не изучают Леонардо да Винчи и Стива Хокинга, а зубрят то, что сказала женщина из районо”, — говорит Даша Малахова, популярная актриса, телеведущая, а с недавних пор — основательница частной школы Claris Verbis. Тут же она вспоминает, как однажды, когда ее сын учился в государственной школе, учительница информатики попросила детей в классе “сбросить ей интернет на флешку”.

“Государственная школа становится настолько оторванной от современных реалий, что начинает терять платежеспособных родителей”, — констатирует общую тенденцию Богдан Олександрук, основатель сети инновационных школ ThinkGlobal.

И что гораздо хуже — часто в традиционных учебных заведениях некомпетентность соседствует с психологическим насилием.

граф

“Некоторые учителя орут на детей, унижают их при всех в классе, называют идиотами, дебилами”, — рассказывает киевлянка Надежда Кононученко, сыновья которой столкнулись с такой проблемой в государственной гимназии.

Когда младший сын в ответ на подобное отношение стал проявлять агрессию, Кононученко забрала его из школы.

В то же время дети, которых традиционная школа записывает в проблемные, в частных, где практикуется индивидуальный подход, царит дружественная атмосфера, а вместо дребезжащего звонка на урок зовет приятная мелодия, расцветают на глазах.

“Система, производящая взаимозаменяемых людей-винтиков, больше не нужна. Более того: она вредна, — говорит Греков. — И наша задача — создать школу, где каждый может свою уникальность не только продемонстрировать, но и развить”.

Так, в Афинах уже отказались от традиционных классов. Здесь практикуется обучение в группах — иногда разновозрастных, в зависимости от уровня подготовки. А вместо привычного оценивания в баллах, используются образовательные уровни. Каждый ученик вместе с родителями и своим тьютором — наставником, сопровож­дающим учебный процесс, определяет тот уровень, которого он хочет достичь в результате обучения.

“Мы называем это проектом табеля”, — улыбается Греков и уточняет, что, расширяя возможность выбора для детей, школа учит их ответственности.

В таких системах дети обычно становятся активными участниками процесса, они спорят, они вовлечены в процесс и учатся думать, принимать решения и аргументировать свои мысли. Это те самые навыки, развитию которых в частных школах уделяют внимание наравне с общеобразовательными предметами.

Да и современные родители нередко ищут учебные заведения под задачи, которые, по их мнению, их детям придется решать.

Ярослава Гресь, партнер рекламного агентства Gres Todorchuk PR и мать четверых детей, подыскивала школу, где бы развивали лидерство и так называемые навыки XXI века 4К — коммуникация, креативность, критическое мышление и командная работа.

“С этим прекрасно справляются в Новопечерской школе”, — теперь уверена Гресь, отправившая в это учебное заведение двух дочерей. Старшая, Ярина, планирует получать высшее образование за границей, поэтому родители искали школу, которая могла бы ее к этому подготовить. Выбор пал на Kyiv International School, американскую школу с соответствующей программой и аттестатом.

“Все обучение на английском, много интересных предметов, и пока мы всем очень довольны”, — говорит Гресь.

Нередко, отдав ребенка в государственную школу, родители со временем переводят его в частную, стремясь создать ему более комфортную среду для развития и получения знаний.

Так случилось с сыном Малаховой Матяшем. В первый класс он пошел в киевский лицей Поділ № 100. Там, по словам телеведущей, у него была замечательная учительница, создававшая для своих подопечных особый микромир детства. Но когда мальчик перешел в среднюю школу, этот мир исчез.

“Мы надеялись, что он как‑то воссоздастся, но этого не случилось”, — признается Малахова.

Хорошие частные школы, где обучение стоит несколько десятков тысяч долларов в год, для нее были дороговаты. К тому же актриса понимала, что в такой школе ребенок попадает в среду, где сложно быть своим, если твои родители — представители среднего класса. А альтернативные учебные заведения пугали своим безудержным новаторством в отрыве от академических знаний.

“Я знала, что любой из вариантов — большой компромисс”, — вспоминает о своих переживаниях Малахова.

Так и не найдя подходящей школы, она решила создать собственную — Claris Verbis, в первую очередь нацеленную на то, чтобы не допустить угасания интереса детей к познанию мира.

“Вчера на лабораторной рабо­те они делали искусственный снег из соды и пенки для бритья и узнали, что именно так его создают для съемок фильмов в Голливуде”, — пересказывает Малахова содержание обычного урока в своей школе.

 

раст5

ШИРОКИЙ ПРОФИЛЬ: В частных школах наравне с общеобразовательными предметами большое внимание уделяют развитию навыков успешной коммуникации, работе в команде и лидерским качествам

По-настоящему качественное и современное образование сегодня волнует украинских родителей больше, чем когда‑либо, — отсюда и растущий спрос на частные школы. А тем временем в этой сфере на глобальном уровне ведутся споры о новых методиках обучения школьников, которые бы соответствовали потребностям будущего.

По словам Олександрука, механическая передача знаний от одного поколения к другому быстро теряет свою ценность в мире, где в свободном доступе хранятся огромные объемы информации практически по любому вопросу.

Да и сами дети меняются чуть ли не каждые три года, замечают учителя. Поэтому методы, казавшиеся передовыми пять лет назад, сегодня безнадежно устаревают, так как меняется способ восприятия информации.

“Мы наблюдаем, как на смену детям экрана приходят дети тактильной культуры, — говорит о своих наблюдениях Греков. — Они обрабатывают информацию почти так же, как это делают маленькие дети: щупают, пробуют на зуб, ощущают всеми органами чувств”.

Подобные изменения требуют от образовательной системы гибкости, тогда как она, наоборот, отличается косностью и неспособностью к креативу и новациям — это признают и сами учителя. А те нововведения, о которых сейчас заговорили в Министерстве образования, в частных школах уже давно реализованы на практике — от уроков, ориентированных на актуальные проблемы, до индивидуального графика обучения, наличия у каждого ученика ментора и проведения занятий на английском языке.

“О, наши лозунги середины 90‑х наконец прозвучали на всю страну”, — вспоминает свою реакцию на презентацию концепции Новой украинской школы от Министерства образования Греков.

По словам Олександрука, автоматизация, роботизация и внедрение искусственного интеллекта оставляют меньше возможностей человеку как исполнителю.

“Мы должны научить новое поколение работать с более высокими уровнями вопросов, которые пока недоступны машинам, больше внимания уделить вопросам “что?” и “зачем?”, чем вопросу “как?”, — описывает Олександрук задачи, о которых размышляют педагоги и в других странах мира, например в Европе, с которыми у школы налажены контакты.

“Мы хотим, чтобы наши дети учились в том формате, который будет соответствовать их будущему”, — говорит Греков.

раст1

ДЕТИ КАПИТАНА ДЖОБСА: Татьяна Курмаз уверена, что с современными технологиями детей должны знакомить увлеченные учителя, в совершенстве владеющие гаджетами