Мир

Золотые слова

Жители неанглоязычных стран массово штудируют главный язык политики, бизнеса и науки
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

На английском уже говорит пятая часть человечества, и это не предел: жители неанглоязычных стран массово штудируют главный язык политики, бизнеса и науки, способствуя собственной карьере и экономическому процветанию своей страны

 

Анна Павленко

 

 

Когда 30 лет назад Гейза Леген, 61‑летний житель словацкого Кошице, отправился в вечернюю школу учить английский язык, им двигал интерес к музыке, книгам и общению. Но в конечном счете знание языка не просто позволило ему читать в оригинале Шекспира и понимать, о чем поют The Beatles, но и проложило путь к профессиональному успеху.

“Я был единственным в городском совете, кто говорил по‑­ан­­глийски, и это мне здорово помогло”, — признается Леген, который вначале стал на­циональным координатором одной из программ Всемирной организа­ции здравоохранения, а затем реа­лизовал в Словакии более 20 других международных проектов в сфере экологии, культуры, туризма и образования.

По словам Легена, знание английского по‑прежнему служит важной составляющей его финансового благополучия: он регулярно использует его, управляя проектами на фрилансе.

За прошедшие десятилетия степень распространенности, как и роль английского языка в мире выросла. Сегодня на этом языке говорит пятая часть населения планеты, или 1,5 млрд человек, при этом родным он является всего для 350 млн из них. Английский преобладает в международной дипломатии, торговле, а также в бизнесе, науке и финансах. Причем в неанглоязычных странах между повышением уровня его знания и ростом доходов граждан существует связь, утверждают в международной компании Education First (EF).

Так, в рейтинге стран по уровню владения английским (EPI), который ежегодно составляет EF, Словакия за последние восемь лет перешла из группы стран со средним уровнем знания языка в группу с высоким уровнем. За тот же период ВВП на душу населения по паритету покупательной способности в этой стране вырос с $ 25,8 тыс. до $ 31,6 тыс.

В рейтинге EPI 2018 года, при подготовке которого в EF были проанализированы 1,3 млн онлайн-тестов из 88 стран, Украина заняла 43‑е место, попав в категорию государств со средним уровнем владения английским, что на 19 позиций ниже Словакии и на 5 — Беларуси, зато чуть выше Грузии и Китая. Тогда как лидером рейтинга уже не в первый раз стала экономически благополучная Швеция.

По данным исследования, которое в 2012 году провела Европейская комиссия, в Швеции 86% населения владеют английским. Для сравнения: во Франции этот показатель составляет 39%, в Италии — 34%, а в Испании — всего 22%.

“Швеция — страна с сильным международным фокусом в бизнесе, образовании и научных разработках, и потому изучению английского у нас уделяют большое внимание”, — утверждает посол Швеции в Украине Мартин Хагстрем.

Экономика Швеции в значительной мере зависит от внешней торговли: экспорт обеспечивает более 44% ее ВВП. Даже небольшим компаниям рано или поздно становится тесно на внутреннем рынке 10‑миллионной страны, поясняет посол. В итоге небольшая, но открытая и конкурентная экономика обеспечивает высокий уровень жизни граждан: среди 28 стран Европейского союза Швеция занимает седьмое место по ВВП на душу населения, который здесь превышает $ 50 тыс.

“Владение английским языком все больше связано с экономической конкурентоспособностью и ростом в глобальной экономике”, — подтверждает Ариэль Фиcбейн, аргентинский экономист, который участвовал в разработке образовательных и социальных стратегий Всемирного банка.

Сегодня это не просто ключ к успешной карьере, но и обязательное условие, чтобы поддерживать связь со всем миром, уверен эксперт.

фото_1

СПРАВИЛИСЬ НА ОТЛИЧНО: В рамках инициативы GoCamp сотни волонтеров из разных стран мира занимаются английским с маленькими украинцами. На фото: турчанка Фатма Явуз со своими учениками в школе села Паланка Черкасской области

Второй английский

Год назад 29‑летний Син Чжао, уроженец городского округа Хух-Хото на северо-востоке Китая, после девяти лет жизни в Шанхае переехал в Гонконг ради его широких возможностей и высоких зарплат. Теперь он работает бизнес-консультантом в компании, где английский — основной язык общения.

“Мой началь­ник — америка­нец, директор — австралиец, и практически треть моей команды — иностранцы, в том числе из США, Малайзии, Дании и других стран”, — рассказывает Чжао.

Пожив в разных регионах КНР, он признает: между уровнем знания английского в материковом Китае и в бывшей британской колонии Гонконге лежит целая пропасть. Однако в последнее время разрыв начинает сокращаться: с 2003 года китайские дети в обязательном порядке учат английский в школе, к тому же в стране растет число международных учебных заведений.

Схожая тенденция наблюдается в Словакии. Еще 15 лет назад английский не входил в обязательную школьную программу. Теперь в крупных городах работает множество языковых школ, а преподавание ведется на высоком профессиональном уровне, отмечает 24‑летний словак Мартин Ференц. Однако в менее населенных и более бедных регионах страны изучению английского уделяют куда меньше внимания.

“У меня есть несколько друзей из старого шахтерского района Ревуца в центральной части Словакии, где сложно найти достойно оплачиваемую работу, и они не могут ни переписываться, ни общаться на английском”, — приводит пример словак.

Помимо разного уровня владения английским в отдельных городах и регионах одной страны, специалисты EF указывают на разницу по возрастным и половым характеристикам. Так, женщины зачастую знают язык лучше мужчин, а молодежь — лучше представителей старшего поколения. В среднем в мире самым высоким уровнем владения английским может похвастать поколение в возрасте от 18 до 20 лет.

Швеция — страна с сильным международным фокусом в бизнесе, образовании и научных разработках, и потому изучению английского у нас уделяют большое внимание
Мартин Хагстрем,
посол Швеции в Украине

В отличие от Китая, Словакии и большинства других стран — участниц рейтинга EPI, в Швеции английским одинаково хорошо владеют жители всех регионов страны — как женщины, так и мужчины, причем всех возрастов. А все потому, что шведы начинают изучать его с детского сада, и в школах он является обязательным предметом с первого класса, говорит Хагстрем. Затем поддерживать языковые навыки им помогают медиа: местные телекомпании и кинотеатры традиционно не дублируют фильмы, демонстрируя их в оригинале со шведскими субтитрами.

“Думаю, это очень важная составляющая владения английским — то, что он является частью повседневного окружения с самого рождения”, — подчеркивает посол.

Тем временем словак Ференц создает для себя языковую среду самостоятельно: каждый день он смотрит в интернете англоязычные фильмы, сериалы и телешоу, читает прессу и профессиональную литературу на английском. К тому же за последний год юноша несколько раз выезжал за рубеж и много общался с иностранцами — именно такая коммуникация, утверждает он, сделала его речь более уверенной.

Общение с носителями языка не только закреп­ляет знания, но и заметно повышает мотивацию к обучению, подчеркивает Любовь Залюбовская, координатор образовательных проектов GoGlobal. Эта организация занимается популяризацией изучения иностранных языков в Украине, в том числе в рамках инициативы GoCamp приглашает волонтеров из разных стран мира, чтобы те бесплатно занимались английским с маленькими украинцами.

“Когда к детям приезжают волонтеры, они начинают лучше понимать, зачем нужно учить язык, проявляют инициативу, — рассказывает Залюбовская. — Особенно это касается детей в сельской местности, которые не слишком интересуются происходящим в мире и которым обычно не очень нужен иностранный язык”.

В целом же интерес украинцев к изучению английского усиливается. В культурно-образовательной организации Британский Совет в Украине подтверждают: в последние годы число студентов языковых курсов растет, причем среди всех возрастных групп. Если украинцы старшего возраста идут учить английский ради карьерного роста, путешествий или эмиграции, то молодежь мотивирует еще и желание учиться за рубежом.

фото_2

СО ШКОЛЬНОЙ СКАМЬИ: В одной из начальных школ города Хуайбэй на востоке Китая идет урок английского языка. С 2003 года этот предмет является обязательным во всех школах страны

Must-have

Специалисты по подбору персонала утверждают: как правило, соискатели с отличным английским получают зарплату на 30–50% выше средней для их стран. И это вполне оправданно, ведь знание языка способно вчетверо повысить продуктивность работы, констатируют в EF. Помимо прочего, английский обеспечивает доступ к глобальной базе профессиональной литературы.

Так, словак Ференц, работая фрилансером в сфере цифровых медиа, регулярно исполь­зует английский для саморазвития. На этом языке публикуется значительная часть информации для специалистов его отрасли. “Без знания языка мне было бы гораздо сложнее выполнять многие рабочие задачи”, — признается он.

По данным профессора Цедал Нили из Гарвардской школы бизнеса, около 60% всех международных организаций уже ведут свою деятельность на английском. В результате во многих странах знание языка становится стандартным требованием работодателей.

А вот в Швеции такой пункт даже не включают в описание вакансий. “Имеет высшее образование — значит знает английский”, — объясняет логику шведских работодателей Хагстрем. Ведь стать студентом без этого навыка здесь невозможно, во всех вузах страны часть программы и учебников англоязычные.

Знание языка международного общения помогает не только в работе, но также в хобби и путешествиях. Так, Леген подсчитал, что благодаря между­народному сотрудничеству уже посетил более 50 стран. А Йонатан Вильярреал, 26‑летний уроженец венесуэльского Каракаса, рассказывает, что, хотя в школе английский практически не учил, благодаря своему увлечению музыкой принял участие в нескольких иностранных проектах и именно так попрощался со страхом заговорить. “Я перестал переживать о том, что скажут люди про мой английский, — утверждает венесуэлец. — Сейчас я продолжаю учить язык на практике, он помогает мне знакомиться с новыми людьми, я увереннее чувствую себя в зарубежных поездках”.

 

ВСЕ ПРОСТО: По мнению Мартина Хагстрема, посла Швеции в Украине,
его сограждане лучше других владеют анг­лийским,
поскольку этот язык прочно вошел в их быт

 

По словам Вильярреала, в его стране английский не входит в перечень обязательных предметов в школах, а качество преподавания оставляет желать лучшего. Да и в целом уровень владения английским в странах Латинской Америки остается крайне низким, подтверждает Фисбейн. А в рейтинге EPI латиноамериканские страны демонстрируют второй худший показатель после ближневосточных.

Конечно, в случае терпящей экономический крах Венесуэлы, где инфляция за последний год достигла 1,3 млн процентов, изучение языка — не первоочередная задача. Однако в будущем акцент на изучении английского способен помочь венесуэльцам наладить отношения с иностранными партнерами и инвесторами, соглашается Вильярреал.

Знание лингва франка — далеко не единственный фактор экономического процветания стран, признают ученые. Так, Чу Джинг Ли, декан факультета искусств и общественных наук в бизнес-школе Ноттингемского университета в Малайзии, сопоставив средние баллы тестов по английскому языку как иностранному (TOEFL) и данные об экономическом росте 43‑х государств, убедился: положительный эффект влияния английского на экономический рост прослеживается только в Азии и Европе. Для развития экономики помимо хорошего английского нужен достаточный капитал, наличие технологий и политической стабильности, надлежащее управление и ряд других факторов, поясняет он.

Тем не менее высокий уровень знания английского способствует привлечению международных инвестиций и улучшает деловой климат. А для Украины эти задачи как никогда актуальны.

“Украинцы все лучше говорят по‑английски, — резюмирует Залюбовская из GoGlobal. — И мы надеемся, что через несколько лет, когда новое поколение вырастет и будет принимать участие в опросах наподобие EF, наша позиция повысится”.

фото_3

С ЗАПАДНЫМ АКЦЕНТОМ: Иностранных преподава­телей анг­лийского рады видеть в Иордании, где уровень знания этого языка остается крайне низким