Мнения

Семь вопросов кандидатам

Давайте задавать эти неприятные вопросы. Это наше конституционное право

Давайте задавать эти неприятные вопросы. Это наше конституционное право

 

 

Валерий Пекар,
предприниматель, преподаватель
Киево-Могилянской бизнес-школы,
соучредитель проекта Нова країна

   

Есть четыре типа украинских избирателей. Первые голосуют разумом, вторые сердцем, третьи желудком, четвертые ногами. Вряд ли можно уменьшить третью категорию — тех, кто выбирает гречку, — но можно попытаться увеличить первую категорию за счет вторых и четвертых (эта последняя — те, кто не ходит на выборы). Как это сделать? Задавая вопросы.

Нынешняя кампания будет еще больше, чем все предыдущие, апеллировать к эмоциям и разделять избирателей. Эмоции — легко­воспламеняющаяся субстанция и надежный инструмент мобилизации электората, но плохой советчик, когда речь идет о курсе страны (а в стране с незрелой государственностью каждые выборы судьбоносны, как бы это ни надоело). Поэтому нужно не поддаваться эмоциям, а задавать вопросы.

К счастью, я не один так думаю. Три десятка политологов, социологов, экономистов собрались вместе в Виборчу Раду UA, чтобы задавать эти вопросы и сравнивать ответы, чтобы призвать кандидатов внятно ответить обществу — всем, кто хочет слушать и слышать. Всем, кто хочет голосовать разумом. Верю, что голоса этого меньшинства решат исход выборов.

Первый вопрос нужно задать о войне. Кандидату в президенты нечего делать в избирательном бюллетене, если у него нет ответа на главную проблему, волнующую украинцев. Есть ли у вас стратегия, господин / госпожа кандидат? Если вы обещаете мир, то на каких условиях и каким путем? Если обещаете вернуть территории, то каким образом? Как собираетесь строить армию, реформировать Минобороны, Укроборонпром, разведку и контрразведку?

Второй вопрос — о деньгах. Как стране из режима выживания перейти в режим развития? Что будете делать с бизнес-климатом, в том числе с правами собственности, с налоговой и таможней, госпредприятиями и рынком земли, пенсионной системой и трудовым законодательством, монополиями и силовиками? Если ненавидите олигархов — как собираетесь от них избавиться?

Третий вопрос о справедливости. Быть может, даже нужно поставить его вторым, несмотря на то, что я считаю экономику ключом почти ко всем проблемам. Что нам делать с судами? Без них не будет экономического роста. Вы обещаете справедливость, а что конкретно собираетесь делать?

Если ненавидите олигархов — как собираетесь от них избавиться?

Только не надо говорить, что президент не влияет на экономику и суды. Ведь кроме своих конституционных полномочий президент после парламентских выборов будет располагать весомой фракцией в парламенте (нет сомнений, что за партию будущего президента осенью проголосуют очень и очень многие). Кроме того, президент назначает двух ключевых министров и десятки разных должностных лиц, имеет право законодательной инициативы, право вето и право обращения в Конституционный суд. А может быть, даже более важной является возможность обращаться к народу и парламенту с посланиями? Прямая коммуникация — мощнейший рычаг влияния практически на все аспекты жизни страны.

Четвертый вопрос — о внешней политике. Вы за ЕС и НАТО? Как собираетесь нас туда вести? О чем будем говорить с Европой и США? Какова будет политика на польском, венгерском, турецком направлениях? А с Россией что делать?

Пятый вопрос — о внутренней политике. Как планируете собирать и сшивать воедино страну, которую все (и вы в том числе, ради победы на выборах) пытаетесь расколоть по десяткам разных признаков?

Шестой вопрос кандидатам нужно задать о команде. Кто рядом с вами (эти люди ведь потом займут ключевые позиции)? Кто сегодня ваши советники по вопросам экономики, национальной безопасности, внешней политики? Кто ваши кандидаты на позицию министра обороны, начальника Генштаба, министра иностранных дел, генпрокурора, главы СБУ, секретаря СНБО, главы Нацбанка, главы АП? Это многое скажет о вас, ваших взглядах и планах. Только не надо говорить, что вы подумаете об этом после победы.

Седьмой вопрос — о деньгах. Да, я помню, что про деньги уже было. Но на сей раз речь идет о ваших собственных деньгах, господин / госпожа кандидат. Президентская кампания — хлопотное и затратное дело. Из каких источников вы ее оплачиваете?

Нужно задать эти вопросы каждому кандидату. Так, чтобы не было неприкасаемых. Чтобы не говорили: “Да как вы можете такое спрашивать, он же гений и честнейший человек”. Тем более пусть ответит. Чтобы нас не заставляли голосовать сердцем или ногами.

Ну а самое странное в этой истории — когда чьи‑то сторонники считают подобные вопросы агитацией против их лидера и любимца. Это говорит о неприятности вопросов и наводит на мысль об отсутствии ответов.

Давайте задавать неприятные вопросы. Это наше конституционное право.