Люди

Обед с Изабель Дюмон

Посол Франции в Украине называет причину, заставившую Париж засомневаться в том, что официальный Киев действительно хочет перемен

Посол Франции в Украине называет причину, заставившую Париж серьезно засомневаться в том, что официальный Киев действительно хочет перемен, а затем рассказывает о своей жизни в столице Украины и обещает выходить на пробежки

 

Ольга Духнич

 

  
С послом Франции в Украине Изабель Дюмон НВ договаривается встретиться в кафетерии Французского института в Киеве. В маленьком заведении на первом этаже точно нельзя пообедать, разве что выпить кофе или чай, или же заказать вина, почему‑то итальянского. А вот проникнуться атмосферой Франции уж точно можно. На столах лежат свежие выпуски Le Monde, стены украшает графика французских художников, а посетители общаются между собой преимущественно на французском языке.

“Вам у нас здесь понравится”, — с улыбкой обещает Дюмон. Переступая порог кафетерия, она окидывает взглядом свободные столики и выбирает тот, что ближе к окну. Ее красно-черный костюм отлично гармонирует с картинами на стенах и мебелью заведения. Заметив это, фотограф тут же начинает съемку, а посол, позируя, даже успевает сделать несколько танцевальных движений.

Пять вопросов Изабель Дюмон:
Пять вопросов Изабель Дюмон:

____________________________________________________

— Самая дорогая покупка за последние десять лет?
— Квартира в Париже.
— Самое необычное путешествие в жизни?
— Мьянма. Поразительный контраст с привычным для нас жизненным укладом.
— На чем вы передвигаетесь по городу?
— В Киеве это служебный автомобиль. В Париже — велосипед.
— Чего или кого вы боитесь, если боитесь?
— Пожалуй, ничего.
— Есть ли поступок в вашей жизни, за который вам стыдно?
— На четвертом году пребывания в Украине так и не удалось написать без ошибок ежегодный радиодиктант.

Дюмон — девятый посол Франции в Украине. Влиятельный дипломат, входящий в круг послов стран Большой семерки, редко дает интервью. Магистр славистики и политических исследований, в прошлом заместитель директора Управления по вопросам России и Восточной Европы при МИД Франции известна как жесткий и откровенный спикер — качество для дипломата редкое.
Мы быстро заказываем капучино, к которому я беру круассан. На экране беззвучного телевизора за барной стойкой в выпуске французских новостей мелькают кадры из Украины.
— Посмотрите! Во Франции внимательно следят за тем, что происходит в вашей стране, — восклицает Дюмон, решая разговаривать с НВ на русском языке и лишь иногда сбиваясь на французский.
Тем временем кадры на экране сменяются хроникой французских событий, а именно протестами желтых жилетов на парижских улицах.
— Украину и Францию роднит то, что в обеих странах сильные протестные гражданские культуры, — говорю я, глядя на экран.
— Да, это большое преимущество, когда люди способны объединяться, выходить на улицу и бороться за свои интересы, — поддерживает беседу Дюмон.
— Многие украинцы во французских протестах закономерно стремятся увидеть российский след. На ваш взгляд, он там есть? — спрашиваю я.

Я впечатлена особой энергетикой вашей молодежи
— О, для французов, которые сегодня выходят на улицы своих городов, мысль о том, что ими манипулирует другое государство, уж точно была бы оскорбительной! — эмоционально реагирует моя собеседница.
По ее словам, протестовать вышел средний класс. Это французы, которые много работают, но не имеют того качества жизни, на которое надеются.
— Правительство уже тщательно проанализировало причины этих протестов. Считать их надуманными или уж тем более руководимыми извне было бы признаком слепоты французской власти по отношению к тем реальным трудностям, которые сегодня существуют в стране. В то же время мы очень внимательно отслеживаем риски внешнего вмешательства в наши внутренние дела, — откровенно поясняет моя визави.
— А вот украинский средний класс заботят реформы, которые ощутимо замедлились накануне выборов, многие этим разочарованы, — перехожу я на украинскую тему.
— Соглашусь, реформы несколько замедлились, — подхватывает Дюмон, отмечая, что кроме очевидных трудностей предвыборного периода на это есть и другие причины.
По мнению посла, запущенные в Украине фундаментальные реформы образования и медицины рассчитаны на длительный период. Их реализация всегда дольше, чем ожидания людей.
— Но я и не думаю, что именно эти реформы вызывают главное разочарование в обществе. Говоря откровенно, тяжелее всего реформировать глубинные основы общества, а потому наибольшее сопротивление встречает антикоррупционная борьба, — размышляет моя собеседница.

 
Вы как сторонний наблюда­тель могли бы назвать те события, которые стали для вас главными достижениями и разочарованиями в Украине за последний год? — решаю я обобщить тему, откусывая круассан, — увы, к вечеру он утратил первую и единственную французскую свежесть.
— А вы мне такие достижения поможете назвать? — с улыбкой спрашивает в ответ Дюмон.
Посол кокетничает — с ответом на этот вопрос она неплохо справляется сама, главным достижением прошедшего года называя принятый летом закон об Антикоррупционном суде.
— А если гово­рить о главных раз­очарованиях? — допытываюсь я.
— Расследование по делу Екатерины Гандзюк, — безапелляционно заявляет Дюмон. — Для французского общества гибель смелой молодой девушки, которая боролась за свою страну, стала настоящим шоком. Пострадал и имидж государства. До сих пор Украина воспринималась как страна, которая хочет меняться, в том числе благодаря своему гражданскому обществу. Но этот трагический инцидент заставил в этом засомневаться.
Впрочем, через секунду, справившись с эмоциями и уже более официальным тоном, Дюмон добавляет, что для западных партнеров Украины расследование дела Гандзюк, нападений на других общественных активистов и наказание реальных виновных — один из фокусов внимания.

раст1

КУЛЬТУРНЫЙ ЖЕСТ: Посол Франции Изабель Дюмон (в центре) открывает 15-й фестиваль французской культуры в Украине Французская весна во Львове

Тут же посол заявляет, что еще один фокус внимания — судьба захваченных в Черном море украинских моряков.
— Франция делает все возможное, чтобы добиться их осво­бождения, но всем нам необходимо избежать втягивания в еще один длительный переговорный процесс на эту тему, — размышляет дипломат, — и если вопрос можно решить в нормандском формате, мы к этому готовы.
По ее словам, человеческое измерение — один из главных факторов в переговорном процессе.
— Вы знаете, я присутствовала тогда, в конце декабря 2017 года, во время обмена украинских пленных и видела своими глазами, насколько это действенно в процессе переговоров. Яркие содержательные жесты очень важны для обеих сторон, и я не теряю надежды на новые обмены, — заключает она.
— И все же, как во Франции воспринимают и оценивают ситуацию в Украине последних месяцев? — допытываюсь я.
— Конечно, мы серьезно обеспокоены судьбой мореплавания в Азово-Черноморском регионе и тем, как Россия нарушает международное право. Введение месячного военного положения в ряде регионов страны также вызывало вопросы, в большей мере со стороны предприятий и бизнеса, — перечисляет Дюмон, допивая кофе.
— Украинский бизнес уверен, что приходу иностранных инвестиций в первую очередь препятствует не война, а проблемы с судебной системой и коррупцией, — замечаю я.
Посол на пару секунд замолкает, улыбается и отвечает:
— Преимущество французских компаний в Украине в том, что многие из них работают тут уже долго, пережили очень непростые годы и не настолько подвержены эмоциям.
— И тем не менее какие проблемы чаще прочего возникают в ваших беседах с французским бизнесом?
— Судебные процессы, которые длятся годами, рейдерские атаки, конфискация средств, даже когда это происходит незаконно и это очевидно для представителей власти, — с горечью в голосе поясняет Дюмон. — Но ничего поделать нельзя.
— И все же, за последние годы что‑то изменилось?
— Решена проблема с возмещением НДС. В 2015 году, когда я заступила на должность посла, это была больная для бизнеса тема. И это, пожалуй, реальный успех, — сдержанно комментирует посол.
 
Мы решаем не заказывать больше кофе, и я спрашиваю свою собеседницу о том, какой она увидела Украину за проведенные здесь четыре года.
— Я впечатлена особой энергетикой вашей молодежи! Я много путешествовала по Украине и видела людей, которым сложно жить, некоторым очень сложно, но они все равно двигаются вперед. Такая предприимчивость дорогого стоит, — эмоционально реагирует Дюмон.
Тут же она вспоминает, как недавно купила на Андреевском спуске вышиванку ручной работы.
— Мне продала ее пожилая женщина, которая сказала, что вышивает их сама. И если посмотреть, вот таких творческих людей, которые делают потрясающие вещи своими силами, в Украине очень много.
— А любимые места у вас в Киеве есть? — ловлю я позитивную тему.
— Как ни банально, все тот же Андреевский спуск, — отвечает Дюмон, — там чувствуется вкус нормальной жизни и очень заметна вот эта динамика, общение, люди.
Тут же она добавляет, что времени на долгие прогулки в жизни посла не так уж много.
— И все‑таки, как посол Франции проводит свободное время в Киеве? —допытываюсья.
— Когда его удается заполучить, я играю на пианино — только не говорите об этом моему учителю виолончели! — впервые с начала разговора широко улыбается Дюмон.
Впрочем, увлечение посла Франции музыкой давно не секрет: на открытии Французской весны [мероприятие, которое посольство Франции и Французский институт проводят в Украине ежегодно] в прошлом году она играла в составе сводного оркестра на виолончели.
— Я всего два раза выступала перед большой ауди­торией, и оба раза в Украине, — увлеченно объясняет моя собеседница. — Честно скажу, после первого раза было так страшно, что думала: это первый и последний раз.
Однако теперь посол надеется усилить музыкальную подготовку и больше времени уделять спорту.
— Я, как все люди, обещаю себе, что с понедельника выйду на пробежку. Ведь пора, а то, мне кажется, уже видно, что борщ — мое любимое украинское блюдо, — улыбается дипломат.