Мир

4.0 в пользу Германии

Хорошее образование, макроэкономическая стабильность и высокая конкуренция подняли немцев на пик капитализма

Всемирный экономический форум признал промышленность ФРГ самой инновационной в мире. Хорошее образование, макроэкономическая стабильность и высокая конкуренция — как минимум эти три фактора подняли немцев на пик капитализма

 

Александр Пасховер

 

 

У  украинского ученого Игоря Семенова интересная работа. В Институте физики плазмы и технологий в немецком Грайфсвальде он занимается математическим анализом в области низкотемпературной плазмы. Он объясняет для НВ широту применения этого ионизированного газа в немецкой экономической повседневной жизни. К примеру, в производстве электроники плазмой обрабатываются микросхемы, в медицине — раны. Также плазма участвует в очистке воды, в электросварочных работах. "Производство химических элементов — наподобие озона, — добавляет Семенов к своему же реестру. — Большие озоновые генераторы, они на базе плазмы работают".

Иначе говоря, руки и мозги Семенова нужны всей Германии. И все больше. Ведь национальная экономика слишком спешит застолбить за собой место в новых технологических реалиях. Сами немцы дали название этим реалиям — четвертая промышленная революция (4IR), или Промышленность 4.0.

Мир подхватил это определение, которое человеческим языком означает наступление эпохи technology innovation, smart-city, big data, research and development (R & D) и др. Немецкая идея вошла в кровь и плоть мирового сообщества. И уже в свежем исследовании The Global Competitiveness Report 2018 его авторы, специалисты Всемирного экономического форума (WEF), отметили, что впервые за 40 лет существования рейтинга они вводят индекс конкурентоспособности 4.0. Место в нем определяет то, насколько хорошо страны адаптируются к драйверам эпохи 4IR. "Эти новые драйверы включают приспособленность и ловкость всех заинтересованных сторон включая правительства", — разъяснил Тьерри Гейгер, аналитик WEF.

И уже в первом обновленном рейтинге Германия удивляет мир. ФРГ занимает здесь третье место, пропустив вперед только США и Сингапур, как страна с самым высоким уровнем конкурентоспособности в новую эпоху 4IR.

На этот результат Берлин работал не один год, построив систему научных институтов, исследовательских центров, работающих над технологическими новинками, которые по различным каналам им заказывает бизнес — малый и большой, государственный и частный.

В недавно обнародованной брошюре Стратегии высоких технологий: инновации для Германии сказано: "Цель состоит в том, чтобы быстро перевести хорошие идеи в инновационные продукты и услуги. Это потому, что инновационные решения являются факторами, которые способствуют нашему процветанию и поддерживают наше качество жизни".

Немецкая машина

У помянутый индекс конкурентоспособности измеряет страны в 12 категориях. Вот лишь некоторые из них: Высшее образование и профессиональная подготовка, Эффективность рынка товаров и услуг, Инновационный потенциал и тому подобное. В последней номинации, по мнению специалиста WEF, немцы лучшие в мире. Здесь в затылок им дышат США, в спину — Швейцария, чуть ниже ощутимо дыхание Тайваня и Китая. На вершине инноваций — плотная конкуренция. И именно она является драйвером роста стран.

Вот когда пожалеешь, что "нас там нет". В этой конкретной номинации украинцы пятьдесят восьмые среди 140 стран. Что не так плохо для страны, которая развивается, но слабо для участия в общемировой конкуренции. В номинации Макроэкономическая стабильность немцы делят первую строчку еще с 30 странами. Нас снова "там нет". Украинскую макростабильность специалисты WEF разместили на 131-м месте, между Нигерией и Ганой.

Все номинации рейтинга между собой связаны. И все вместе влияют на одну святую цель — экономический рост и благосостояние граждан. К чему же здесь инновации? На этот вопрос отвечают авторы индекса.

Традиционные пути к росту и успеху — сокращение расходов и эффективность. Их уже недостаточно. Только страны, способные быстро переходить от идеи до ее успешной коммерциализации, будут иметь наибольшую производительность. Само слово "быстро" является ключевым в этом заключении. Один из факторов, определяющих способность страны к инновациям, а следовательно, к конкурентоспособности, — качество образования.

В начале ноября британский журнал Times Higher Education опубликовал рейтинг 500 лучших университетов мира — World University Rankings 2018. В первой сотне — десять вузов Германии. Самую высшую, 34-ю строчку, занимает мюнхенский Ludwig Maximilians Universität. Сила этих вузов заключается в том, что все они вовлечены в реальную экономику и работают по заказу крупных и мелких игроков рынка.

Семенов рассказывает, что работает в подобном институте. Он финансируется из трех источников. Примерно треть поступает из госказны. Чуть больше трети — выигранные в жесткой конкуренции гранты на научные разработки. "Например, от немецкого фонда фундаментальных исследований, на конкурсной основе выделяет деньги", — объясняет молодой украинский физик. Остальные средства поступает из промышленности. Именно сейчас Семенов и его команда работают над заказом швейцарского гиганта электроники АВВ. То есть фактически это уже следует считать высокотехнологическим экспортом услуг.

На внутреннем рынке, замечает Семенов, в Германии очень распространенное явление, когда автомобильные компании заказывают институтам исследования. В качестве примера приводит свою совместную работу с RWTH Aachen University — №79 в World University Rankings. "Один из сильнейших технических университетов Германии, да и вообще Европы, — говорит ученый. — Вот они часто сотрудничают с Mercedes и т.п.".

Больше всего в Германии инвестируют в инновации автоконцерны Volkswagen и Daimler AG — $12,1 млрд. и $6,9 млрд. соответственно. На третьем месте Siemens — $5,5 млрд. Суммарно это четверть ВВП Украины.

Возвращаясь к брошюре Стратегии высоких технологий: инновации для Германии, следует обратить внимание вот на что — инновации происходят в междисциплинарных взаимодействиях. "Таким образом, мы планируем усилить сотрудничество между компаниями, университетами и научно-исследовательскими учреждениями, — говорится в программе. — С этой целью мы будем принимать новые меры по стратегическому расширению возможностей университетов для сотрудничества с промышленностью и обществом".

фото_1

КУЗНИЦА КАДРОВ: В начале ноября британский журнал Times Higher Education признал Ludwig Maximilians Universität лучшим в Германии и 34-м в мире. В таких заведениях куется научная и экономическая мощь ФРГ

Не наш паровоз

В 2017-м путем слияния Siemens и французской Alstom возникла новая компания, в которой немцы получили больше половины портфеля. Тогда рынок оценил эту сделку как переломную для отрасли, как прочный противовес в конкурентной борьбе с азиатскими гигантами. В сентябре 2018-го концерн удивил всех во второй раз. Siemens Alstom представила первый в мире водородный поезд. В Бремерфьорде, что на севере страны, состоялась его премьера. С тех пор поезд Coradia iLint и подобный ему локомотив приступили к регулярным пассажирским перевозкам. Вскоре 14 водородных поездов Coradia iLint должны заменить все дизели, эксплуатируемые на этом участке железной дороги Нижней Саксонии.

Новые машины имеют такие преимущества: низкий уровень шума, нулевой уровень выбросов углекислого газа. Они способны развивать скорость до 140 км/ч. Одной заправки должно хватать на 1.000 км пути.

Александр Кава, заместитель министра инфраструктуры Украины в 2014-2015 годах, как профессиональной обязанностью, так и по зову души уже давно интересуется подобными новинками. Он напоминает НВ: еще с середины ХХ века железнодорожный транспорт использовал только два вида источников, которые обеспечивали движение локомотивов, — дизельное топливо и электроэнергию. Благодаря экологичности и эффективности электроэнергия казалась привлекательнее дизеля. Большая мощность, скорость, меньше затрат. Но на линиях с незначительной интенсивностью движения нецелесообразно использовать электропитание из-за необходимости больших инвестиций в электрификацию и строительство тяговых подстанций.

Итак, хотя дизельная тяга проигрывала электрической во всем, она выигрывала чуть ли не в самом главном — в отсутствии необходимости строить под пути отдельную инфраструктуру.

Кава суммирует, что поиск альтернативы забрал немало времени и сил. "О водородном топливе говорили не одно десятилетие, — объясняет он. — Но именно немцам удалось довести эту технологию до применения в коммерческой работе".

Теперь к немецкому чуду присматривается канадский железнодорожный оператор пригородного сообщения Go Transit. Правда, немцы уже потеряли эксклюзивность. Австрийская компания Zillertalbahn заказала пять водородных поездов в швейцарской Stadler. Но Stadler способна выпустить прототип водородного поезда не раньше 2020 года. Быть первым — это очень важный фактор в таких конкурентных и денежных рынках, как Западная Европа, Северная Америка или Азия.

Именно немцы, напоминает Кава, едва ли не единственные запустившие в коммерческое обращение систему перевозки пассажиров с использованием магнитной левитации, сокращенно — Маглев. Правда, несмотря на многочисленные преимущества системы, Маглев пока проигрывает традиционным способам железнодорожной перевозки. Проект — скоростной поезд, движущийся с помощью магнитной подушки, — был реализован немцами в Шанхае (Китай). Поезд соединяет аэропорт с центром города, расстояние 31 км.

Таким образом, немецкие разработчики подтолкнули мир к поискам. Кава рассказывает, что японцы и китайцы сейчас пытаются разработать свои маглевы. "Но им в спину дышат поезда с аккумуляторами", — отмечает эксперт, говоря о стремительности инноваций и изобретений. И никто никого не удивит, если у них будет немецкая прописка.

Как итог абзац из брошюры Стратегии высоких технологий: инновации для Германии: "Промышленность стоит на пороге четвертой промышленной революции. Из-за эволюции интернета реальный и виртуальный миры сближаются, образуя интернет вещей. Ключевыми характеристиками промышленного производства будущего станет производство широко индивидуальных продуктов. <...>. Федеральное правительство стремится поддерживать промышленность и науку во внедрении Промышленности 4.0, чтобы Германия стала ведущим поставщиком таких технологий и будущим центром производства".