Мир

Мокрое дело

Качество берлинской воды, добываемой из грунтовых глубин, достаточно, чтобы можно было без страха употреблять ее просто из кухонного крана

Качество берлинской воды, добываемой из грунтовых глубин, достаточно, чтобы можно было без страха употреблять ее просто из кухонного крана

 

 

Анна Слободянюк-Монтавон,
юридический и институциональный
консультант в области водоснабжения
и водоотведения в Восточной Европе (Берлин)

 

К о мне в гости в Берлин из Украины приехала подруга. "Привет. Хочу пить. Налей мне, пожалуйста, воды", — говорит она, едва переступив порог дома. Беру стакан, подставляю ее под кран, наливаю воды до краев. На ее удивленный взгляд отвечаю: "Пей, все хорошо".

То и дело наблюдая за выражением лица моих украинских гостей, не могу сдержать улыбки.

Итак, друзья, вода в берлинских кранах питьевая, безопасна и даже полезна. Она содержит больше минералов, чем та, что продается в бутылках в супермаркете. Ее качество контролируют тщательным образом несколько раз в день. Берлинский водоканал призывает жителей полностью перейти на водопроводную воду — брать с собой в многоразовой бутылке в дорогу, ставить кувшины с водой в офисах. Растет сеть refill — кафе, гостиницы и рестораны, где можно бесплатно наполнить собственную бутылку водой из крана.

Но так было не всегда. В августе 1961 года Берлин был искусственно разделен пополам. Печально известная Берлинская стена разделила страну на Восток и Запад, разорвала цивилизацию, семьи, друзей, знакомых, их дома, улицы, город. Но это не все. Стена также разделила и подземное хозяйство. На грани разделения в коллекторах и туннелях поставили решетку. Всю инфраструктуру водоснабжения и водоотведения разделили и части существовали автономно. Обе стороны за годы разграничения нарастили собственные мощности, построили дополнительные фильтровальные и очистительные станции. Все более-менее работало, пока в ноябре 1990, после падения коммунистического режима ГДР, город объединился.

Впоследствии оказалось, что Восточный и Западный Берлин жили по разным стандартам не только идеологических парадигм, уровня жизни и т.д., но и качества питьевой воды.

В Западном Берлине уже в 1970-х годах отказались от хлорирования воды — в Восточном это делали и дальше. Когда сети объединили, вода для западных берлинцев по вкусу и запаху была как в бассейне. Она была непригодной для питья. Понадобилось три года для того, чтобы по трубам города снова текла вода без неприятного запаха и привкуса благодаря полному отказу от хлора. Теперь воду за высокого содержания железа только обогащают кислородом, отстаивают и подают к сети.

В то же время восточные немцы были недовольны новым для них подходом к оплате водоснабжения. Ранее коммунальные услуги субсидировались государством, и поэтому платить приходилось только фиксированную цену. Объем потребления никак не контролировался. Сейчас пришлось массово устанавливать счетчики (60 тыс. единиц) и платить за фактически потребленную воду.

Берлинский водоканал призывает жителей пить водопроводную воду

Это был вызов для многих, непривыкших к мысли, что вода — это ценный ресурс с перманентно переменной себестоимостью. Когда эти проблемы более или менее разрешились, было принято решение сделать тщательный анализ качества воды. Вдруг оказалось, что вода из 88 скважин (в Берлине их 371) загрязнена.

48% подземных вод в потенциальной опасности. Проблема — в канализационной системе. Источники загрязнения были самые разнообразные: инфильтрат из промышленных полигонов и полигонов твердых бытовых отходов, вода из автозаправок и даже места, где когда-то Красная армия мыла танки (в землю попали смешанные с водой смазочные масла).

Кроме того, дома 100 тыс. немцев не были подключены к центральной канализации. Жители пользовались выгребными ямами, которые также загрязняли грунтовые воды. Каждый второй житель берлинского пригорода не имел доступа к канализации — это было недопустимо для столицы.

В 1994 году 70% всего инвестиционного бюджета Berliner Wasserbetriebe (Берлинского водоканала) было выделено на модернизацию и расширение канализационной сети. К 1999 появились две новые очистные станции.

Это все положительно повлияло как на людей, так и на рыб. В 1998 году в берлинскую реку Хафель городской сенатор Петер Штридер запустил 30 тыс. речных угрей. Если в 1990-м трудно было даже представить на своем столе рыбу из местных рек, то теперь судак и угорь снова стали обыденными блюдами местной кухни.

Интересно, что компания на своем сайте призывает горожан не быть слишком экономными. Берлин имеет достаточно водных ресурсов, чтобы обеспечить себя водой, а чрезмерная бережливость приводит к застою в канализационной сети. Тогда есть два выхода: водоканал или самостоятельно заливает канализацию питьевой водой, чтобы прочистить трубы, или просит жителей дважды в год одновременно нажать на кнопку смыва в туалете и таким образом мгновенно создать волну воды, устранающую застой.

На сайте компании можно ознакомиться с химическим составом воды в любом районе города. Достаточно указать индекс. О строительных работах информируют население в социальных сетях, приглашают школьников и всех желающих на экскурсии, издают книги. Берлинский водоканал инвестирует в собственное развитие около 270 млн евро в год.

С августа 2018 Berliner Wasserbetriebe помогает Николаевводоканалу разработать инструменты для работы с общественностью — проект реализуется при поддержке GIZ/CIM.