Страна

Герои нашего времени

Рынок труда предъявляет новые требования к топ-менеджерам
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

Рынок труда предъявляет новые требования к топ-менеджерам: теперь это не просто администратор, а работающий по 12 часов в сутки супергерой, способный вдохновить команду на подвиги и достичь любых результатов в условиях нестабильной экономики

 

Екатерина Иванова

 

 

Андрей Цымбал девять лет работает в международной компании KPMG в Украине, куда пришел ассистентом аудитора, а теперь занял кресло управляющего парт­нера. Сегодня рабочий день 44‑летнего Цымбала длится по 10-12 часов, и он признается, что, стремясь наверх, не до конца осознавал, сколько времени по‑настоящему потребует его новая должность.

“Важно понимать, что мы живем в мире, где в первую очередь руководит уже не капитал, а инновационные идеи, которые очень быстро захватывают рынки, меняют индустрии и даже основных игроков, — говорит Цымбал о новой парадигме в бизнесе. — Поэтому приходится постоянно думать над тем, что нужно сделать по‑другому, следить за рынком, общаться с клиентами, инициировать изменения”.

Опытные управленцы, умеющие выживать в условиях неопределенности, видеть на два шага вперед и вести за собой команду, — собирательный образ топ-менеджера, которого спят и видят начальники отделов кадров большинства компаний в Украине.

Согласно данным международного кадрового портала HeadHunter Украина, отечественные компании испытывают острый дефицит высококлассных боссов, имеющих не только профессиональные навыки и доскональное понимание всего процесса конкретного бизнеса, но и способность работать в условиях постоянных перемен, в первую очередь крайне нестабильной экономики, и главное — достигать успеха.

Их карьера разворачивается на фоне глобальных вызовов — от цифровой трансформации фактически всех сфер жизни современного человека до проблемы миллениалов, постепенно заполняющих офисы, с которыми не работает привычная стратегия управления в приказном порядке.

“Теперь нужны не просто хорошие администраторы, а агенты изменений, — констатирует Роман Бондарь, управляющий партнер международной консалтинговой компании Odgers Berndtson Ukraine, который занимается подбором ключевых кадров на госслужбу. — Начиная с 2013 года спрос на них растет стремительно”.

И в угоду спросу рынок отечественных руководителей растет и развивается, формируя образ нового украинского управленца, способного возглавить крупную корпорацию, причем не только в Украине, но и за рубежом.

Получив комментарии ряда кадровых агентств, а также оте­чественных топ-менеджеров, НВ составил портрет типичного босса нового образца: это 40‑летний мужчина, причем не экспат, а гражданин Украины, он свободно владеет английским языком, до 12 часов в день проводит на работе и, как правило, вовлечен в текущие вопросы корпорации в отпуске.

Далеко не всегда украинский топ-менеджер имеет диплом MBA — сегодня корпорации в первую очередь ценят профессиональные качества и деловую репутацию. И еще одно влияние времени: в кадровых агентствах замечают, что все чаще боссами солидных компаний становятся женщины.

 

раст2

РЕШИЛ ЗАДАЧУ: Алексей Кредисов пришел к выводу, что главная задача управленца — создать команду и научиться делегировать полномочия

Супербоссы

34‑летний Андрей Носок, управляющий директор направления прямых инвестиций компании Dragon Capital, начал заниматься бизнесом во время учебы в магистратуре, когда ему было всего 20. А уже в 22 в качестве инвестиционного управляющего Носок руководил проектами, в том числе управляя топ-менеджерами портфельных компаний, причем некоторым из них было более 50, а иногда и более 60 лет. И все это во время двух тяжелейших экономических кризисов.

“Это когда предпринимаешь в пять раз больше усилий в сравнении с периодом экономического роста, а получаешь в пять раз меньше результата на выходе”, — вспоминает Носок, как работал в те годы.

Теперь же мир украинского бизнеса усложняется: на топ-менеджеров наваливается невероятное количество информации, и учащаются форс-мажоры, сопряженные в том числе с нестабильностью экономики. Чтобы в этой ситуации оставаться эффективным, нужно уходить от многоуровневых иерархий и создавать горизонтальные структуры отношений, а для этого нужно научиться делегировать задачи. И вот это для многих непросто, сетует Бондарь.

“Раньше я считал, что управленец — это краеугольный камень всего бизнеса, — говорит Алексей Кредисов, управляющий партнер компании EY в Украине. — Теперь я понял, что главное правильно делегировать, быть готовым меняться самому и внедрять изменения вокруг, помогать подчиненным достигать вершин, а не быть единственным источником успеха”.

Примеру Кредисова следуют не все. Чтобы решить все необходимые задачи, топ-менеджеры вынуждены расширять свой рабочий день за счет личного времени. И если американские боссы отдают работе около трети своего времени, то многие их украинские коллеги признают за собой практику 12‑часового трудового дня, а также работу с корпоративной почтой и неотложными документами в выходные дни и даже в отпуске.

“Рабочий день хорошего руководителя, как и успешного собственника, не заканчивается с выходом из офиса, — признает Носок. — Я всегда на связи и в поисках новых возможностей для бизнеса”.

По его мнению, основная задача руководителя — создать мотивированную команду, способную реализовывать задачи более результативно и оперативно, чем конкуренты.

“Своими руками зачастую работу сделать легче, чем добиться того же или лучшего результата чужими”, — признает Носок.

При этом образование, в том числе степень MBA, на отечественном рынке топ-менеджеров сегодня играет не первостепенную роль. Наличие такого диплома Бондарь называет “косметическим фактором” и утверждает, что оно лишь является свидетельством того, что кандидат понимает, как мыслит мир большого бизнеса, но не является гарантией того, что такой специалист будет эффективен.

По этой же причине украинские кадровики теперь не пере­оценивают возможности экспатов, которые при своем опыте и знаниях не всегда способны вписаться в местную бизнес-среду.

“В некоторых случаях мы приглашаем экспатов из сети фирм KPMG, — рассказывает Наталья Бутенко, руководитель отдела по работе с персоналом KPMG. — Как правило, это узкие специалисты в достаточно новых для Украины направлениях”.

 

Беби-боссы

Работая в западной компании, где все корпоративные процессы понятны и точны, как часовой механизм, многие иностранцы, приходя на работу в украинские офисы, оказываются в недоумении, когда коллегам-подчиненным приходится несколько раз напоминать, чтобы они выполнили то, что их просят, или безрезультатно ждать ответа на электронное письмо, потому что у адресата нет привычки вовремя отвечать.

“Не многие хотят переезжать в Украину, так как считают, что здесь нестабильная экономическая ситуация, постоянные революции и никто не говорит по‑английски”, — описывает трудности подбора персонала Мария Бондаренко, менеджер по вовлечению талантов и инновациям международной табачной компании JTI Украина, где вакансии топ-менеджеров часто занимают сотрудники, раньше работавшие в компании на низших должностях.

Практика JTI использовать на топ-должностях собственные кадры сегодня распространена во многих отечественных компаниях. К тому же в среднем украинские топ-менеджеры получают в полтора, а то и два раза меньше западных.

Например, в нефтегазовом секторе, по словам Бондаря, оклад управленца высшего звена с украинским паспортом составляет $ 250-400 тыс. в год. Оклад экспата — от $ 500-700 тыс. Кроме того, зачастую иностранцы просят надбавку за стресс, а также оплату за переезд семьи, образование для детей и регулярные перелеты домой. В то время как украинские боссы не только обходятся дешевле, но и лучше адаптированы к местным реалиям.

“Они надрессированы на неопределенность”, — называет главный козырь отечественных топ-менеджеров Бондарь.

Еще одна особенность украинских управленцев высшего звена — их молодость. Если в Европе и США средний возраст топ-менеджера 41-55 лет, то украинские боссы на десять лет младше. Кирилл Куницкий, основатель Школы системного бизнеса Бизнес-конструктор, объясняет это тем, что современная культура ведения бизнеса в Украине, в отличие от Запада, начала формироваться только в начале нулевых, то есть относительно недавно. И до сих пор украинский рынок труда растет, развивается и пока еще недостаточно насыщен квалифицированными топ-менеджерами.

“У нас в компании около десяти топ-менеджеров, которые заняли ключевые позиции в возрасте 25-26 лет, что является редкостью для западных стран”, — рассказывает Куницкий.

Среди этих молодых и ранних — 26‑летняя Инна Кошелева, финансовый директор Бизнес-конструктора. Два с половиной года назад она пришла в тогда еще молодой стартап “разбирать конверты и сортировать бумажки”, а сегодня отвечает за составляющие всей финансовой зоны группы компаний Бизнес-конструктор со штатом более 100 человек и филиалом в Казахстане.

Взять эту высоту Кошелевой помогли, по ее мнению, умение быстро адаптироваться к изменениям, анализировать информацию со скоростью компьютера и на основании полученных данных разрабатывать стратегию в сжатые сроки.

Еще один тренд последних лет заключается в том, что постепенно устраняется гендерный дисбаланс в сфере найма менеджеров высшего звена. Если раньше, отмечает Бондарь, женщин на такие позиции приглашали примерно в 30% случаев, то в ближайшем будущем среди топ-менеджеров их будет половина.

Оксана Ферчук, директор направления B2B проектов в IT-компании EVO, в прошлом — главный исполнительный директор группы компаний Новая почта и генеральный директор оператора международного спутникового телевидения Viasat в Украине, вспоминает, как несколько лет назад подписывала контракт о своем назначении с собственниками Viasat. По ее словам, они тогда шутили: “Все хорошо, Оксана, только одна есть беда — ты же не сможешь с клиентами в баню сходить”.

Тем временем молодым топ-менеджерам обоих полов приходится доказывать свой профессио­нализм, пробиваясь сквозь призму скепсиса старших коллег. Предубеждения исчезают, когда молодой руководитель начинает завоевывать авторитет своих старших по возрасту подчиненных.

А специалисты по кадрам подчеркивают: молодые топ-менеджеры обычно открыты к новым знаниям и более решительны в принятии инновационных решений.

“Сегодня любой молодой специалист, который достаточно амбициозен и способен быстро обучаться, имеет хорошие шансы не только быстро вырасти в зрелого топа, но и перерасти западных коллег”, — констатирует Куницкий.

раст

ВСЕГДА НА РАБОТЕ: Андрей Носок убежден, что рабочий день хорошего руководителя не заканчи­вается с выходом из офиса