Мнения

Русская ловушка

Многие украинцы по‑прежнему хорошо относятся к России. Странная любовь к агрессору держится на нашей памяти о сказках Пушкина. Как это произошло?
Хотите купить эту статью?

Многие украинцы по‑прежнему хорошо относятся к России. Странная любовь к агрессору держится на нашей памяти о сказках Пушкина. Как это произошло?

   

  

Андрей Кокотюха, 
писатель

  

Хорошие отношения лучше плохих. Любовь достойнее ненависти. Мир — добро, война — зло. Вряд ли с этими простыми истинами кто‑то станет спорить. Агрессор, вломившийся в твой дом с оружием, через минуту после вторжения готов предложить мир да любовь. А значит, нужно не сопротивляться, смириться, подчиниться, поворачиваться правильным боком и регулярно платить дань. Тогда отно­шения между сторонами сложатся хорошо, войны не будет, а там, глядишь, и до любви недалеко. Как тут не вспомнить о стокгольмском синдроме.

Россия выбрала для себя именно такую манеру поведения. Джордж Оруэлл в гробу переворачивается всякий раз, когда Владимир Путин в третьем тысячелетии воплощает в жизнь теории пещерной диктатуры, выведенные писателем от имени несуществующего Эммануэля Голдстейна: “Война — это мир”. Но свой выбор Россия сделала не при Путине и даже не при Сталине. Еще царь Петр І ввел созданную им Российскую империю в состояние перманентной войны. А референсы взял из практик Золотой орды, когда сами московские цари сотни лет правили под присмотром монгольских ханов, регулярно платили дань и жили от набега до набега кочевых разбойников.

Однако царь Петр оставил потомкам, хоть Романовы они, хоть советские партийные лидеры, хоть офицеры госбезопасности, наследство куда более ценное, чем военная агрессия, — привычку давить числом, а не умением, и жить бедно, но грозить всему миру. Речь о последовательной культурной экспансии, которую Россия не прекращала даже в ходе самых разрушительных войн. Вездесущие культурные центры стали для российских правителей предохранителем, позволяющим их государству не взорваться. И не сгореть в раздутых своими же силами пожарах.

Россия торгует углеводородами. Часть денег идет на представительские расходы, позволяющие широко представить той же Европе культурное величие воинственной страны. Загадочная русская душа — слоган, придуманный в середине ХІХ века на экспорт. Если принять, что душа — загадочная, не нужно искать логических объяснений происходящему в России и манере поведения ее граждан по отношению ко всему остальному миру.

Спросите, к чему все это? Отвечу: только так можно объяснить результаты последнего опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии (КМИС). Они показывают, что в последнее время украинцы стали лучше относиться к Российской Федерации. Притом что россияне Украину как не любили, так и не любят. Как не процитировать Ильфа и Петрова: “Мне не добиться от вас, Корейко, того, чего добился друг моего детства Коля Остен-Бакен от польской красавицы Инги Зайонц. А он добился от нее любви”.

Хорошо относятся к РФ, по данным КМИС, 38 % наших согражд

Чтобы прочесть материал полностью,