Мнения

Русская ловушка

Многие украинцы по‑прежнему хорошо относятся к России. Странная любовь к агрессору держится на нашей памяти о сказках Пушкина. Как это произошло?
Хотите купить эту статью?

Многие украинцы по‑прежнему хорошо относятся к России. Странная любовь к агрессору держится на нашей памяти о сказках Пушкина. Как это произошло?

   

  

Андрей Кокотюха, 
писатель

Россия выбрала для себя именно такую манеру поведения. Джордж Оруэлл в гробу переворачивается всякий раз, когда Владимир Путин в третьем тысячелетии воплощает в жизнь теории пещерной диктатуры, выведенные писателем от имени несуществующего Эммануэля Голдстейна: “Война — это мир”. Но свой выбор Россия сделала не при Путине и даже не при Сталине. Еще царь Петр І ввел созданную им Российскую империю в состояние перманентной войны. А референсы взял из практик Золотой орды, когда сами московские цари сотни лет правили под присмотром монгольских ханов, регулярно платили дань и жили от набега до набега кочевых разбойников.

Однако царь Петр оставил потомкам, хоть Романовы они, хоть советские партийные лидеры, хоть офицеры госбезопасности, наследство куда более ценное, чем военная агрессия, — привычку давить числом, а не умением, и жить бедно, но грозить всему миру. Речь о последовательной культурной экспансии, которую Россия не прекращала даже в ходе самых разрушительных войн. Вездесущие культурные центры стали для российских правителей предохранителем, позволяющим их государству не взорваться. И не сгореть в раздутых своими же силами пожарах.

Это закрытая статья Электронной версии журнала Новое Время. откройте доступ к данной статье или оформите подписку . Если вы уже подписаны, или