В большой политике

Побег из Белого дома

Бывший замглавы штаба Барака Обамы — о работе с 44‑м президентом США и последовавшим за этим нервным истощением
Хотите купить эту статью?

Бывший замглавы штаба Барака Обамы — о работе с 44‑м президентом США и последовавшим за этим нервным истощением

 

Ирина Илюшина

  

 

 
Alyssa Mastromonaco, Lauren Oyler. Who Thought This Was a Good Idea?
And Other Questions You Should Have Answers to When You Work in the White House, 2018
 

Алисса Мастромонако, автор книги Кто решил, что это была хорошая идея? И другие вопросы, на которые вы должны отвечать, когда работаете в Белом доме, была рядом с Бараком Обамой десять лет и завершила сотрудничество с ним на позиции заместителя начальника штаба Белого дома, перейдя в список “самых влиятельных и в то же время наименее известных людей Вашингтона”, как писала о ней пресса.

Мастромонако любила свою работу, но безумный темп в конце концов подорвал ее здоровье, и в 2014 году она ушла из Белого дома. Теперь исполнительный директор A & E Networks, Мастромонако написала воспоминания, ставшие бестселлером The New York Times.

Название книги взято из вопроса, который часто задавал Обама своей команде, когда дела шли не очень удачно.

Мастромонако вспоминает, что ее первый полет на борту № 1. “Нет ничего похожего на тот момент гордости, когда вы сходите по ступеням этого самолета”, — пишет автор. И тут же добавляет, что президентский самолет не всегда был лучшим для путешествий, особенно на ночных рейсах: “На борту № 1 нет кроватей, и мы спали на полу. А когда вы просыпаетесь, у вас две ванные комнаты на всех”.

Я никогда не могла сказать, что меня нет, никогда

Мастромонако хорошо знакома как с привилегиями, так и бессонными ночами в Белом доме: “Вы всегда должны были быть доступны. Когда я стала замначальника штаба, у меня появилась безопасная система связи прямо в моей спальне. Это делало комнату очень теплой, потому что рядом с кроватью стоял настоящий сервер. Иногда в три часа ночи звонил красный телефон, и это означало, что что‑то случилось… Я никогда не могла сказать, что меня нет, никогда”.

Однажды наступил момент, когда Мастромонако поняла, что пора уходить. Когда в кабинет заглянул политический стратег Дэвид Плуфф, она печатала и одновременно разговаривала с ним, заявив собеседнику, что спокойно может делать два дела. В какой‑то момент он сказал: “На экране вашего компьютера нет ни одного читаемого слова”. Она посмотрела, на экран и поняла, что печатала бред.

Когда Мастромонако предложили пройти неврологический тест, оказалось, что она функционировала примерно на 50 % от своих возможностей. И если раньше она гордилась тем, что была творческой машиной идей, то сейчас превратилась в человека, который, когда у кого‑то была идея, лишь говорил: “Мы сделали это, это не сработало. Мы сделали это в 2011 году”.

“Это был признак того, что я, вероятно, дошла до предела”, — пишет Мастромонако.

   

    

Jeremy Heimans, Henry Timms. New Power: How Power Works in Our Hyperconnected World — and How to Make It Work for You — April 3, 2018

Власть меняется

Традиционные представления о власти как о силе и могуществе немногих пошатнулись под натиском людей из интернета

 

Вмире происходят глобальные изменения. И речь не только о технологиях: мы наблюдаем тектонические сдвиги в самой идее организации общества и власти. Углубляющийся политический кризис в сфере власти сопровождается усилением горизонтального влияния — власти масс, а возникшие из ниоткуда стартапы с новейшими идеями ведения бизнеса вытесняют старые успешные предприятия из их традиционных отраслей: например, Airbnb на данный момент стоит больше, чем империя Hilton.

Трансформация только начинается, и гораздо более интересная и сложная, чем мы себе представляем. Битва и поиск баланса между старой и новой властью станут определяющей чертой общества и бизнеса в ближайшие годы.

Старая власть работает как деньги. Точнее, большие деньги. Ею владеют немногие, а получив, ревниво оберегают. Новая власть работает по‑другому: она открыта, основана на участии и ориентирована на партнерство. Цель новой власти не накапливать, а передавать. Она получает силу из все увеличивающейся человеческой способности идти дальше вместо пассивного потребления идей и благ.

Facebook — классический пример новой модели власти, основанной на обмене и обработке. Более 1 млрд человек разделяют и формируют контент сети, и от этого зависит выживание Facebook. И даже старые игроки полагаются на подобные методы, чтобы усилить свои бренды. Например, инициатива, когда потребители становятся дизайнерами собственной обуви, теперь составляет значительную часть онлайн-доходов Nike.

Модели взаимного доступа, кредитования и инвестиций снижают зависимость от традиционных институтов. Разумеется, новые модели финансирования не лишены недостатков: краудфандинг базируется на человеческой слабости поощрять эмоциональные проекты, которые могут не стать успешными.

По мере того как новые модели власти интегрируются в повседневную жизнь людей и обществ, создается новый набор ценностей и убеждений. Власть не просто проявляется по‑другому; люди ощущают ее по‑другому. И подросток со своим собственным каналом YouTube чувствует себя создателем контента, а не пассивным потребителем чужих идей.

  

 

Lisa Brennan-Jobs. Small Fry, 2018

Каким он парнем был

Старшая дочь основателя Apple рисует его портрет, далекий от официального

  

Гениальный визионер, бизнесмен, основатель легендарной Apple Стив Джобс в личном плане был не слишком приятным человеком. Скажем прямо: у него был отвратительный характер, пишет его старшая дочь Лиза Бреннан-Джобс в своей книге мемуаров.

Она родилась в 1978‑м, год спустя после основания Apple. Когда ее мать, многолетняя пассия Джобса Крисанн Бреннан, забеременела, тот отрицал отцовство и даже после подтвердившего его ДНК-теста не признавал дочь. Бреннан подала в суд, и судья обязал отца выплачивать ежемесячно $ 385 на ребенка. Когда же Джобс стал миллионером, эта сумма увеличилась до $ 500.

Лизе едва исполнилось девять лет, а ее мать впала в такую нищету, что Джобс решил забрать дочь к себе. Девочка представляла себя героиней сказки, в которой потерянная принцесса возвращается во дворец, где ее ждут объятия отца-короля и доброй мачехи Лорен

Чтобы прочесть материал полностью,