Идеи

Всадники без головы

Привычка к поверхностному чтению, подхваченная в Сети, ведет к неспособности к глубоким размышлениям
Хотите купить эту статью?

Привычка к поверхностному чтению, подхваченная в Сети, ведет к неспособности к глубоким размышлениям

 

Ирина Илюшина

 

 

Maryanne Wolf. Reader, Come Home: The Reading Brain in a Digital World, 2018

 

Однажды Мэриэнн Вольф, нейробиолог из Калифорнийского университета и большая любительница литературы, решила перечитать свою любимую Игру в бисер Германа Гессе. Результат ее потряс: она нашла книгу скучной и слишком сложной.

Так Вольф обнаружила, что ее способность к вдумчивому чтению сильно сдала позиции, и пришла в ужас от того, что случилось с ее умением концентрироваться — ведь ученый является экспертом в этом вопросе. Причина, по ее глубокому убеждению, в том, что она много читает в интернете.

Эта проблема досаждает не только Вольф: если раньше люди читали линейно, то есть одно слово за другим, то теперь прочитывают заголовок или верхнюю линию, а дальше просто сканируют левую сторону текста, додумывая содержание правой. Это увеличивает скорость чтения, но ухудшает понимание текста. Постоянное чтение с экрана влияет на тип чтения, которым мы пользуемся, когда читаем с бумаги.

Мы становимся просто декодерами информации

Ученые пришли к выводу, что в Сети возникает новый вид чтения, за которым, возможно, располагается и другой тип мышления, и даже другое ощущение себя. В английском этот способ потребления информации получил название skimming — поверхностное, быстрое чтение, просматривание текста вскользь, по диагонали.

Вольф обеспокоена этими изменениями: человечество теряет способность к вдумчивому чтению. Эта способность, по ее мнению, по сути, стоит у истоков нынешнего прогресса человечества. Когда же мы читаем онлайн, говорит Вольф, мы становимся просто “декодерами информации”. Наши умения интерпретировать текст, строить смысловые связи не используются.

Глубокое чтение, утверждает Вольф, неотличимо от глубокого размышления. Если мы потеряем эту способность, то пожертвуем чем‑то важным не только для нас самих, но и для нашей культуры. Глубокое чтение способствует эмпатии, воображению, критическому мышлению и саморефлексии. Развитие “критических аналитических полномочий и независимого суждения”, убеждена Вольф, имеет важное значение для жизни в условиях демократии. А “цифровое” чтение разрушает эти качества.

В то же время автор отдает себе отчет в том, что все мы — заложники новых технологий и отказаться от цифрового чтения просто невозможно.

 

 

Michele Gelfand. Rule Makers, Rule Breakers: How Tight and Loose Cultures Wire Our World, 2018

 

Сила обстоятельств

Как возникают нации педантов и как возникают нации либералов и креативщиков

 

Мишель Гельфанд, профессор психологии, 20 лет путешествовала по миру, исследуя причины глубоких различий в культуре и поведении людей разных стран. Факты, собранные Гельфанд, свидетельствуют о том, что более жесткие культуры, как правило, формируются у народов перед лицом проблем — экологических, высокой плотности населения или угрозы войны.

Жесткие культуры имеют сильные социальные нормы и нетерпимость к отклонениям от них, в то время как свободные культуры весьма либеральны. Например, США, относительно либеральная культура, попустительски относится к определенным нарушениям норм, вроде мусора или собачьих экскрементов на улицах. В более строгом нормотворческом Сингапуре улицы чище некоторых помещений в США. В Бразилии люди обычно опаздывают на деловые встречи, а в Японии, стране жесткой культуры, не только люди, но и поезда всегда прибывают вовремя.

На первый взгляд жизнь в жестких культурах может показаться суровой, зато там больше порядка. У них меньше долгов, меньше зависимостей, вроде злоупотребления наркотиками, а строгие правила и наказания за их нарушение обеспечивают стабильность и традиции.

Либеральные культуры, как правило, дезорганизованы и имеют проблемы с правонарушениями. Зато они открыты для новых идей и новых людей, что позволяет им быть более гибкими и способствовать инновациям.

Основываясь на этом подходе, Гельфанд предлагает рассматривать культурные потрясения, такие как терроризм и глобализация, с точки зрения их восприятия в разных культурах. Люди жаждут порядка, когда им угрожает опасность, и эта угроза выливается в увлеченность авторитарными лидерами вроде Дональда Трампа или Мари Ле Пен, которые к тому же умело преувеличивают угрозы.

Важен принцип золотой середины: слишком жесткая культура или слишком либеральная одинаково плохи. Страны с множеством ограничений занимают низкие места в рейтингах счастья, а дефицит норм и ограничений также приводит к проблемам. В качестве сбалансированных стран автор называет Германию, Францию и Великобританию.

 

 

Ken Starr. Contempt: A Memoir of the Clinton Investigation, 2018

 

Сказка про Монику

Спустя 20 лет после скандальной связи между Моникой Левински и Биллом Клинтоном бывший специальный прокурор Кен Старр публикует свой взгляд на происшедшее

 

Американский юрист Кен Старр в свое время вел нашумевшее дело президента США Билла Клинтона со стороны обвинения. И хотя тогда Старра ненавидела половина Америки, после завершения процесса у юриста не было проблем с предложениями — все хотели заполучить его в свою команду.

Спустя 20 лет Старр изложил свою версию событий в ставшей бестселлером книге Презрение: Мемуары о расследовании дела Клинтона.

В 1995 году выпускница колледжа Моника Левински стала стажером Белого дома. У нее начались отно

Чтобы прочесть материал полностью,