Идеи

Всадники без головы

Привычка к поверхностному чтению, подхваченная в Сети, ведет к неспособности к глубоким размышлениям

Привычка к поверхностному чтению, подхваченная в Сети, ведет к неспособности к глубоким размышлениям

 

Ирина Илюшина

 

 

Maryanne Wolf. Reader, Come Home: The Reading Brain in a Digital World, 2018

 

Однажды Мэриэнн Вольф, нейробиолог из Калифорнийского университета и большая любительница литературы, решила перечитать свою любимую Игру в бисер Германа Гессе. Результат ее потряс: она нашла книгу скучной и слишком сложной.

Так Вольф обнаружила, что ее способность к вдумчивому чтению сильно сдала позиции, и пришла в ужас от того, что случилось с ее умением концентрироваться — ведь ученый является экспертом в этом вопросе. Причина, по ее глубокому убеждению, в том, что она много читает в интернете.

Эта проблема досаждает не только Вольф: если раньше люди читали линейно, то есть одно слово за другим, то теперь прочитывают заголовок или верхнюю линию, а дальше просто сканируют левую сторону текста, додумывая содержание правой. Это увеличивает скорость чтения, но ухудшает понимание текста. Постоянное чтение с экрана влияет на тип чтения, которым мы пользуемся, когда читаем с бумаги.

Мы становимся просто декодерами информации

Ученые пришли к выводу, что в Сети возникает новый вид чтения, за которым, возможно, располагается и другой тип мышления, и даже другое ощущение себя. В английском этот способ потребления информации получил название skimming — поверхностное, быстрое чтение, просматривание текста вскользь, по диагонали.

Вольф обеспокоена этими изменениями: человечество теряет способность к вдумчивому чтению. Эта способность, по ее мнению, по сути, стоит у истоков нынешнего прогресса человечества. Когда же мы читаем онлайн, говорит Вольф, мы становимся просто “декодерами информации”. Наши умения интерпретировать текст, строить смысловые связи не используются.

Глубокое чтение, утверждает Вольф, неотличимо от глубокого размышления. Если мы потеряем эту способность, то пожертвуем чем‑то важным не только для нас самих, но и для нашей культуры. Глубокое чтение способствует эмпатии, воображению, критическому мышлению и саморефлексии. Развитие “критических аналитических полномочий и независимого суждения”, убеждена Вольф, имеет важное значение для жизни в условиях демократии. А “цифровое” чтение разрушает эти качества.

В то же время автор отдает себе отчет в том, что все мы — заложники новых технологий и отказаться от цифрового чтения просто невозможно.

 

 

Michele Gelfand. Rule Makers, Rule Breakers: How Tight and Loose Cultures Wire Our World, 2018

 

Сила обстоятельств

Как возникают нации педантов и как возникают нации либералов и креативщиков

 

Мишель Гельфанд, профессор психологии, 20 лет путешествовала по миру, исследуя причины глубоких различий в культуре и поведении людей разных стран. Факты, собранные Гельфанд, свидетельствуют о том, что более жесткие культуры, как правило, формируются у народов перед лицом проблем — экологических, высокой плотности населения или угрозы войны.

Жесткие культуры имеют сильные социальные нормы и нетерпимость к отклонениям от них, в то время как свободные культуры весьма либеральны. Например, США, относительно либеральная культура, попустительски относится к определенным нарушениям норм, вроде мусора или собачьих экскрементов на улицах. В более строгом нормотворческом Сингапуре улицы чище некоторых помещений в США. В Бразилии люди обычно опаздывают на деловые встречи, а в Японии, стране жесткой культуры, не только люди, но и поезда всегда прибывают вовремя.

На первый взгляд жизнь в жестких культурах может показаться суровой, зато там больше порядка. У них меньше долгов, меньше зависимостей, вроде злоупотребления наркотиками, а строгие правила и наказания за их нарушение обеспечивают стабильность и традиции.

Либеральные культуры, как правило, дезорганизованы и имеют проблемы с правонарушениями. Зато они открыты для новых идей и новых людей, что позволяет им быть более гибкими и способствовать инновациям.

Основываясь на этом подходе, Гельфанд предлагает рассматривать культурные потрясения, такие как терроризм и глобализация, с точки зрения их восприятия в разных культурах. Люди жаждут порядка, когда им угрожает опасность, и эта угроза выливается в увлеченность авторитарными лидерами вроде Дональда Трампа или Мари Ле Пен, которые к тому же умело преувеличивают угрозы.

Важен принцип золотой середины: слишком жесткая культура или слишком либеральная одинаково плохи. Страны с множеством ограничений занимают низкие места в рейтингах счастья, а дефицит норм и ограничений также приводит к проблемам. В качестве сбалансированных стран автор называет Германию, Францию и Великобританию.

 

 

Ken Starr. Contempt: A Memoir of the Clinton Investigation, 2018

 

Сказка про Монику

Спустя 20 лет после скандальной связи между Моникой Левински и Биллом Клинтоном бывший специальный прокурор Кен Старр публикует свой взгляд на происшедшее

 

Американский юрист Кен Старр в свое время вел нашумевшее дело президента США Билла Клинтона со стороны обвинения. И хотя тогда Старра ненавидела половина Америки, после завершения процесса у юриста не было проблем с предложениями — все хотели заполучить его в свою команду.

Спустя 20 лет Старр изложил свою версию событий в ставшей бестселлером книге Презрение: Мемуары о расследовании дела Клинтона.

В 1995 году выпускница колледжа Моника Левински стала стажером Белого дома. У нее начались отношения с Клинтоном, о которых она рассказала своей подруге. Та в свою очередь позже предоставила пленки с записями разговоров  Клинтона и Левински Старру, который расследовал связанные с Клинтоном дела, такие как Уайт­уотерский скандал и скандал с нарушением режима сек­ретности документов.

Все эти факты в сумме подвели прокурора к мысли о презрении Клинтона и его супруги к системе правосудия. Старр подчеркивает, что Билл и Хиллари не были жертвами войны республиканцев против демократов — они изощренно и нагло играли с законом, злоупотребляя своими полномочиями и привилегиями.

При этом во время слушаний в Сенате все демократы проголосовали за оправдание Клинтона как в лжесвидетельстве под присягой, так и воспрепятствовании осуществлению правосудия, более того, к ним присоединились с десяток республиканцев.

Также от Старра достается и Хиллари Клинтон, которую он называет "самодовольной и пренебрежительной”.

“Клинтоны были талантливыми, конечно, но глубоко испорченными и нечестными людьми, постоянно демонстрировали свое презрение к закону, — продолжает Старр. — Это была моя личная трагедия и трагедия для Америки”.

 

 

Anand Giridharadas. Winners Take All: The Elite Charade of Changing the World, 2018

 

Все могут богачи

Истинная власть в экономически благополучных странах находится в руках финансовых титанов, которых править согражданами никто не выбирал

 

Хотя финансовый кризис привел к исчезновению 12,6% мирового богатства, после него экономическое неравенство во всем мире только усугублялось. И если к началу 2000‑х 1% богатейших людей мира владели 45,5% всех богатств, то к 2017 году им принадлежало уже более 50%.

Глобализация, технологии и либерализация рынка не принесли обещанных преимуществ — по крайней мере, не для среднего класса в развитых странах. И часть вины лежит на экономических элитах — корпоративных титанах, пишет в своей книге-бестселлере Amazon профессор Нью-Йоркского университета Ананд Гиридхарадас.

Сегодня элиты позиционируют себя как спасители бедных и стремятся приносить больше пользы, но даже не думают приносить меньше вреда. Когда в Давосе перед камерами корпоративные лидеры говорят об изменении климата, растущем неравенстве и финансовой нестабильности, в кулуарах и за ужином они хвалят сокращение налогов для миллиардеров и превозносят новый экономический мир, который они же создали.

Этот мир — мир насаждаемого бездумного потребительства, мир-супермаркет, который состоит из людей, не задумывающихся о последствиях своих действий.

Вопрос, на который Гиридхарадаc ищет ответ: почему самые серьезные проблемы общества решаются экономической верхушкой, которая даже не является демократически избранной, а не публичными институтами, которые она разрушает путем уклонения от налогов? Гиридхарадаc предлагает свой вариант выхода из ситуации: мы должны сами создать более надежные, равноправные институты, которые изменят мир.

Главная современная проблема, с которой сталкиваются развитые страны, — это несовместимость демократии и социального неравенства. И в этой ситуации особо опасны те, кто верит, что работает на улучшение мира, а на самом деле расходует усилия и деньги на небольшие корректировки курса, пока система остается такой, как есть, — готовой взорваться в любой момент.