Страна. Автокефалия украинской церкви

С крестом или на кресте

Что на самом деле принесет Украине томос 

Что на самом деле принесет Украине томос — указ об автокефалии национальной православной церкви 

 

Максим Бутченко

  

 

9 октября двери резиденции Вселенского патриарха в Стамбуле, расположенной в историческом районе Фанар, где этот город упорно именуют Константинополем, закрылись.

За ними началось заседание Синода.

Его повестка, рассчитанная на три дня, не оглашалась. Но в Украине за новостями из Фанара стали следить миллионы верующих. А все потому, что Синод мог дать стране одну небольшую, но долгожданную бумагу.

За несколько дней до этого, в один из осенних выходных, группа прихожан у центрального входа в Киево-Печерскую лавру взялась обсуждать автокефалию.

День стоял теплый, но от слов этих мирного вида киевлян мороз шел по коже: прихожане Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), они все эмоционально осуждали желание президента Петра Порошенко непременно получить ту самую бумагу, именуемую томос — указ Вселенского патриарха о даровании самостоятельности Украинской православной церкви.

Одна из прихожанок, 62‑летняя Надежда, буквально криком объяснила НВ, что плохого в томосе: “Это все раскольники из Киевского патриархата задумали и проклятые американцы. Зачем нам другая церковь? У нас уже есть своя!”

При этом Надежда с мольбой посмотрела в сторону лавры, словно в ней и заключалась ее последняя надежда.

За могучими стенами древней святыни скрывалась не надежда, а митрополит Павел, наместник лавры. По совместительству — один из ключевых деятелей УПЦ МП.

Накануне стихийного обсуждения томоса под стенами его обители Павел записал видеообращение, в котором мягко, но настойчиво грозил Божьим проклятием всем тем, кто захочет под видом собирания всех церквей в поместную церковь отобрать лавру у УПЦ МП. По его персональным данным, подобную попытку предпримут националисты 14 октября — на Покров.

Павел как в воду глядел, да не все в ней рассмотрел.

Позже представители СБУ обнародовали собранные ими данные о том, что российские спецслужбы готовят провокации в Украине: агенты Кремля под видом украинских праворадикалов будут атаковать православные святыни, которые сегодня контролирует УПЦ МП. Эти действия, по оценке СБУ, имеют целью спровоцировать массовые беспорядки и дестабилизировать общество.

Москва уже несколько недель, после того как перспективы автокефалии стали реальностью, готовит Украину к внутрицерковному конфликту. Который должен перерасти едва ли не в гражданскую войну.

Вот как об этом в середине сентября сказал Илларион, митрополит Русской православной церкви (РПЦ): “Если УПЦ МП признают церковью страны-агрессора, как они [политики в Украине] сейчас говорят, если ее лишат законных прав, то мы можем ожидать, что раскольники завладеют крупными монастырями, такими как Киево-Печерская лавра, Почаевская лавра. Тогда, конечно, православные верующие будут защищать эти святые места и может начаться кровопролитие”.

А шеф Иллариона, патриарх РПЦ Кирилл, и вовсе предрек украинским властям перспективу свержения.

Тезис о том, что томос открывает двери праворадикалам, стремящимся захватить “истинно православные” церкви, озвучивает не только Москва: в Украине с подобными заявлениями выступают представители Оппозиционного блока (ОБ). Именно так, например, сформулировал проблему автокефалии в беседе с радио НВ Александр Вилкул, сопредседатель Оппоблока.

В рядах этой партии есть не только прихожане МП, но и один из главных меценатов московской церкви в Украине — миллиардер Вадим Новинский.

До страстей представителей РПЦ, УПЦ МП и ОБ довел безобидный с виду и благообразный пожилой человек — Вселенский патриарх Варфоломей. Обретающийся в Стамбуле (Константинополе) старик вознамерился пойти навстречу пожеланиям Украины и вернуть стране поместную православную церковь, тем самым выведя ее из‑под власти церкви московской.

Казалось бы, мелочь. Но, как подметил архиепископ Евстратий (Зоря), пресс-секретарь УПЦ Киевского патриархата (КП), всеми силами поддерживающего томос, речь идет о большем — о том, что автокефалия украинской церкви похоронит российский имперский проект. А это уже не вопрос религии, а политика, точнее — геополитика.

инфогрфика
Дело на миллионы

В Украине примерно 20 млн человек, по оценкам ряда аналитиков, называют себя православными.

По формальному признаку, количеству приходов, МП намного опережает своих конкурентов — КП и Украинскую автокефальную православную церковь (УАПЦ): 12 тыс. против 4,8 тыс. и 1 тыс. соответственно.

Но по числу верующих, как свидетельствуют данные того же Центра Разумкова, впереди всех — Киевский патриархат: его приверженцами называют себя 42,6% опрошенных. При масштабировании этой доли на всю страну получается 8,7 млн прихожан.

Доля сторонников “московской” церкви заметно меньше — 19,1%.

Неудивительно, что, имея подобную электоральную поддержку, а также явное подыгрывание части священнослужителей МП российской агрессии и сепаратизму на востоке и юге страны, Порошенко решился активно продвигать идею томоса.

Тем более что сейчас "своей" церкви, утраченной Украиной вместе с независимостью более 300 лет назад, благоволят сами небеса. Вернее, ситуация, которая сложилась как в мировой политике, так и в окружении Варфоломея.

Предыдущую попытку вернуть к жизни некогда утраченную Киевскую метрополию — самостоятельную церковь под эгидой Вселенского патриарха — Киев сделал в 2008‑м, при президенте Викторе Ющенко.

Представители УПЦ КП и УАПЦ планировали, что их церкви станут основой метрополии, и пригласили Вселенского патриарха в украинскую столицу на празд­нование 1020‑летия Крещения Руси. Но дальше идей дело не пошло.

А вот после Евромайдана к процессу переговоров с Константинополем подключилась власть.

По словам Олега Медведева, политтехнолога Банковой и спичрайтера главы государства, главным драйвером этой темы стал сам Порошенко. “Думаю, он реально закусил удила 8 мая 2015 года, когда в Верховной раде верхушка УПЦ МП демонстративно не встала, чтобы почтить память погибших украинских воинов”, — говорит он.

Уже через 11 дней Верховная рада поддержала обращение президента к Вселенскому патриарху Варфоломею о предоставлении томоса.

И здесь Украине помогли, сами того не желая, враги — россияне: произошла ссора московского патриарха с Варфоломеем.

Константинопольский владыка считал делом всей своей жизни созыв Всеправославного собора — собрания всех православных церквей мира. Его готовили 40 лет, но когда он прошел — случилось это в 2016‑м, — РПЦ во главе с Кириллом мероприятие проигнорировала.

Варфоломей еще в 1996 году обидел москвичей, предоставив томос Эстонской православной церкви без согласия РПЦ.

Константинопольско-московский конфликт украинская журналистка Соня Кошкина, прихожанка одного из приходов МП, отслеживающая церковную тему, считает решающим фактором, подвигнувшим Варфоломея поддержать идею Киева об автокефалии.

Ко всему добавилась и позиция США, пытающихся усилить давление на Россию.

“Может, это грубо звучит, но нам [Украине] тупо повезло в такой ситуации”, — говорит Кошкина.

После того как Порошенко обратился к Вселенскому патриарху, колеса давней истории завертелись быстрее. И в начале сентября Варфоломей отправил в Украину двух своих представителей, экзархов, — архиепископа Даниэля Памфилона из США и епископа Иллариона из канадского Эдмонтона. Оба на месте должны были подготовить почву для появления на свет томоса.

После этого представители РПЦ принялись уже публично ругать Варфоломея и его церковь, рассказывая, что Вселенский патриарх — это фикция, да и церкви под ним никакой нет, одна сплошная мусульманская Турция.

Россиянам вторят и украинские оппозиционеры. “Вы в курсе, сколько у Константинопольского патриарха прихожан по всей Тур­-

ции? — вопрошал у НВ Вилкул. — Я навел справки: у него всего лишь 4 тыс. человек”.

Тем не менее 23 сентября “никчемный” Варфоломей публично напомнил всем недоброжелателям пример Чехии, получившей автокефалию в 1998 году. А затем заявил: “Наступила очередь Украины, которая, я надеюсь, получит статус автокефалии в ближайшее время несмотря на существующие преграды. Это произойдет, поскольку она имеет на это право”.

С такими настроениями собранный Варфоломеем Синод и отправился заседать в Фанар.

фото 1

ОСНОВА НОВОЙ ЦЕРКВИ: УПЦ КП (на фото — высшие чины КП во главе с Филаретом во Владимирском соборе Киева) станет основой единой поместной церкви

В начале начала

По мнению патриарха Филарета, главы УПЦ КП, буквально через две недели после того, как Украина получит томос, в стране состоится всеукраинский Собор. На нем и выберут нового предстоятеля новой церкви. И к ней тут же подключатся епископы — свое согласие на это дали уже 40 архиереев УПЦ КП и 12 — УАПЦ.

От Московского патриархата в поместную церковь также с ходу войдут некоторые его высокопоставленные представители. Но сколько их будет, пока неизвестно.

Наиболее популярную в Московском патриархате позицию относительно томоса НВ озвучил отец Николай Данилевич из отдела внешних связей УПЦ МП. Мол, условия автокефалии для них просты: сначала объединение всех православных церквей, а потом — томос.

Узнав об этих словах, архиепископ Евстратий из КП коротко бросил: подобная позиция утопична. Потому что православные в Украине много раз пытались объединиться, но каждый раз дело заканчивалось ничем.

Впрочем, мнение Данилевича — это далеко не консолидированная позиция всей “московской” церкви.

Митрополит Александр Драбинко, представитель Московского патриархата, рассказал НВ, что сам он поддерживает предоставление томоса. Но внутри церкви этот вопрос никак не обсуждался. И хотя недавно УПЦ МП распространила заявление о том, что ее епископат выступает против автокефалии, на самом деле никто мнения епископов не спрашивал.

“У нас никому не дают голоса, — пояснил Драбинко.— Прислали готовую бумагу из управления делами или из Москвы — и все, никакого обсуждения, ничего. А священники мне звонят, спрашивают, что делать”.

Отец Андрей Дудченко из УПЦ МП так описывает настроения, царящие среди священников: противников томоса немного — около 15%, приверженцев — чуть больше, около 20%. Основная же масса выжидает: многие настороженно относятся к нынешнему патриарху КП Филарету, которого РПЦ отлучила от церкви в 1997 году за раскольничество.

И вряд ли эта инертная масса быстро переориентируется с МП на новую поместную церковь.

Процесс перехода в ее лоно отдельных “московских” приходов обещает быть чуть более живым.

По правилам церковная община на общем собрании большинством голосов может сменить патриархат. Но за последние годы лишь около сотни приходов МП перебрались под крыло КП. Причина — “киевских” многие верующие считали раскольниками и бунтарями.

Однако, как только Вселенский патриарх даст поместной церкви официальное признание, процесс ускорится. Особенно на западе и в центре страны, считает религиовед Юрий Черноморец, — в Волынской, Ровенской, Киевской и Полтавской областях.

Постепенно вал будет нарастать. “После создания новой церкви и вливания в нее приходов и священников она станет самой большой в Украине”, — уверен Черноморец.

фото 2

ГЕОПОЛИТИКА: Спикер УПЦ КП Евстратий (Зоря) уверен, что появление украинской поместной церкви похоронит российский имперский проект

Центры всего

Отдельная глава этой сложной церковной истории — лавры.

В Украине их три: Киево-Печерская, Почаевская и Святогорская. Все подчинены УПЦ МП. И каждая стала убежищем для самых ортодоксальных промосковских настроений и религиозного мракобесия.

Так, по словам Евстратия, в Почаевской лавре до сих пор проповедуют, что в Брюсселе стоит машина по прозвищу Зверь. И она всем европейцам ставит его число — отметку 666. Поэтому в Почаеве выступают против магазинных штрихкодов и идентификационных номеров.

А тот самый Павел, предстоятель Киево-Печерской лавры, буквально несколько дней назад поведал верующим о существовании секретных лабораторий США, которые выпускают в украинские города и села ядовитых комаров, разносящих заразу.

Святогорскую лавру, расположенную на Донбассе, верующие между собой называют не иначе как сепаратистской — из‑за царящих там настроений.

“Лавры — это не только идеологический, но и политический вопрос: кто заведует лаврами, тот и формирует политику среди прихожан”, — рассказывает Черноморец.

А еще лавры — это финансы, продолжает он.

Бюджет православных церквей децентрализован. Местные приходы находятся на самоокупаемости. Митрополии формируют свой бюджет, а монашеские святыни — свой.

В той же Киево-Печерской лавре расценки за крещение, по словам Черноморца, достигают $ 10 тыс. Потому что туда стремится попасть вся элита.

Формально УПЦ МП финансово независима от РПЦ — не платит ей налоги, не связана другими взносами. Но на деле вся продукция, которая распространяется в храмах МП, изготовлена на одном предприятии в Подмосковье — в Софрине, подчиняющемся РПЦ. Там делают все — от икон до различной утвари.

“Поэтому в РПЦ так боятся потерять Украину, ведь выручка Софрина на 40% формируется именно у нас”, — говорит владыка Евстратий.

В Киево-Печерскую лавру как центр православия стекаются еще и деньги спонсоров. По словам Евстратия, депутат Новинский, один из главных спонсоров МП, ежегодно тратит на содержание "московского" церковного руководства около 30 млн грн.

 

ВРАГ МОСКВЫ: Своими действиями Вселенский патриарх Варфоломей восстановил против себя Москву. Зато в его лице Украина получила союзника

Томос как политика

Президент Порошенко уже использует тему единой церкви на своих уличных билбордах.

Но его многочисленные оппоненты — как внутри страны, так и вне ее — не готовы уступить эту площадку главе украинского государства.

Причем Москва настроена крайне серьезно.

Виктор Кононенко, замглавы СБУ, прогнозирует: после получения томоса россияне попытаются спровоцировать в стране массовые беспорядки. Как вариант, они завезут сюда православных титушек, которые под видом украинских националистов начнут громить приходы МП. И если процесс пойдет по нарастающей, дело закончится массовыми протестными акциями.

Подобные бунты выгодны Кремлю, ведь уже весной следующего года в стране пройдут президентские выборы.

Виктор Еленский, депутат фракции Народного фронта, несколько раз сталкивался с православными титушками. Он уверен: если вовремя не пресечь их действий, ситуация может выйти из‑под контроля. Как это было, к примеру, в начале 1990‑х, когда конфликт между греко-католиками и православными охватил более 1 тыс. населенных пунктов в Украине.

Томос — это торжество справедливости 
Юрий Черноморец,
религиовед

По мнению Еленского, сейчас ситуация острее: есть заказ на беспорядки со стороны Кремля, да и РПЦ с МП подогревают проблему.

О грядущих неприятностях, вызванных томосом, говорят и политики — прежде всего представители Оппоблока.

Тот же Новинский в одном из интервью заявил: если будет “легитимизован раскол, велика вероятность начала гражданской войны на религиозной почве”.

Правда, о своей роли в противостоянии расколу оппоблоковцы не говорят. Вилкул лишь уточнил, что томоса они не приемлют.

А один из лидеров ОБ, Борис Колесников, в комментарии НВ заявил, что его партия “против того, чтобы политики вмешивались в дела церкви”. Но на просьбу пояснить, что же конкретно будет делать Оппоблок, ответил коротко: “Это идиотский вопрос”.

Идиотский или нет, но им точно воспользуются как власть, так и оппозиция, уверен политолог Виталий Кулик. И именно Оппоблок расстарается в этой теме больше других. “В ОБ будут говорить о войне с истинно православными, чтобы мобилизовать свой электорат,— считает эксперт.— Нас ждет настоящая схватка как на политическом поприще, так и церковном”.

И все же религиовед Черноморец призывает ступить на этот сложный путь, не терзаясь сомнениями. “Томос для Украины — это торжество справедливости за сотни лет скитаний и обмана. Для украинской церкви это сродни революции правды”, — говорит эксперт.

фото 4

ОДНОЗНАЧНЫЙ ЛИДЕР: Новая поместная украинская церковь станет самой большой в стране, уверен религиовед Юрий Черноморец

Как оценивают автокефалию топовые церковные деятели и украинский президент

   

  

  

Нет ничего невероятного в том, что если автокефалия будет предоставлена тем, кто сейчас является раскольниками, то против канонической церкви будет развязана уже настоящая и полномасштабная война

митрополит Волоколамский Илларион,
глава отдела внешних церковных связей
Московского патриархата Русской православной церкви

  

 

Если изучать историю православной церкви по текстам и документам, а не по созданным мифам и фальшивой историографии, видно, что абсолютно все современные автокефалии были провозглашены Вселенским патриархатом. Даже если брать историю православной церкви в России, то видим, что ее автокефалия была самопровозглашена в 1448 году, когда в Москве избрали митрополита Иону самостоятельно, без разрешения Вселенского патриархата

архиепископ Телмисский Иов,
представитель Константинопольского патриархата

 

Украинцы не чувствуют себя комфортно под властью России и желают быть абсолютно свободными на религиозном и политическом уровне. И поэтому попросили церковь-матерь помочь им. Церковь-матерь считает их запрос законным и будет следовать той политике, которая была определена на последнем заседании Священного синода

Варфоломей,
Вселенский патриарх

 

Они не являются представителями народа. Они захватили власть в результате государственного переворота во время восстания Майдана. Они хотят автокефалию с целью укрепления своей власти, которую захватили незаконно. Народ будет их свергать и изгонять из власти, по­этому они и стремятся и хотят автокефалии. Чтобы удержаться у власти с поддержкой авторитета Вселенского патриархата

Кирилл,
патриарх Русской православной церкви

  

 

Я думаю, много лет миллионы украинцев мечтали о том, чтобы Господь послал нам нашу объединенную православную поместную церковь. Некоторые потеряли надежду, некоторые продолжали верить. И Божья помощь позволяет мне сейчас утверждать, что мы как никогда близки к получению томоса на автокефальную поместную церковь

Петр Порошенко,
президент Украины