Бизнес

Деловой подход

Согласно рейтингу Regional Doing Business, в Винницкой области создан лучший в Украине деловой климат

Согласно рейтингу Regional Doing Business, в Винницкой области создан лучший в Украине деловой климат. За лидерство региона бизнес голосует своими инвестициями

 

Александр Пасховер

 

 

Винницкая область — единственный регион, который с запада на север и далее на восток граничит сразу с семью украинскими областями. На юге у винничан тихие соседи в виде Молдовы. История наградила край идеальной географией, а география — нетривиальной историей, которая в IX веке начала формировать регион как сельскохозяйственный кластер Руси, чему способствовало плодородие почв, умеренность осадков, большое количество солнечных дней.

Климат, конечно, все еще важен для территории, где пищевая промышленность и агропроизводство — хребет экономики, а сельское население составляет половину области (в среднем по Украине — 30%). И все же куда важнее для современности не природный, а инвестиционный климат. Согласно рейтингу легкости ведения бизнеса Regional Doing Business (RDB), составленному независимым экспертно-аналитическим центром BRDO / World Bank Group, финансируемым ЕС, в этом году лучшей в Украине стала Винницкая область.

Виталий Погосян, директор департамента экономики и инвестиций Винницкого горсовета, пояснил в эфире Радио НВ ведущему программы Экономический прорыв Павлу Шеремете, что первое, чем интересуются инвесто­ры, — это коммуникации.

— Вы говорите об инфраструктурных коммуникациях: электричество, вода, канализация, дорога? — переспрашивает Шеремета.

— Я говорю обо всем,— отвечает собеседник.

Второе, чем интересуется инвестор, и это уже со слов заместителя мэра Винницы Владислава Скальского, — человеческий ресурс. Молодые, умные, мускулистые составляют базис любых макро- и микроэкономических расчетов.

27,5% виннитчан — это люди моложе 24 лет. Каждый десятый горожанин — студент одного из шести местных вузов или многочисленных техникумов и училищ. Скальский, указывая на перспективы молодеющего города, предоставляет любопытную статистику: если в 2011‑м в Виннице 1,8 тыс. малышей пошли в первый класс, то в этом году — 5,2 тыс.

“И это очень солидный, устойчивый тренд”, — подчеркивает муниципальный чиновник.

Еще один важный фактор в достижении заданной цели по увеличению инвестпривлекательности региона — это английский язык.

“Без английского языка нельзя работать”, — убежден Скальский.

фото 2

ПОБЕДИЛ ЧИНОВНИКОВ: Игорь Гуменный, владелец UBC-Group, пытался построить завод во Львове, затем на Волыни, Житомирщине и в Черкассах, а смог это сделать только в Виннице

Родительский дом

Игорь Гуменный, собственник UBC Group, — необычайно улыбчивый человек. Что не мешает ему быть чрезвычайно серьезным инвестором. Его торгово-промышленный холдинг занят в производстве холодильного оборудования, рекламных продуктов (брендированные тенты, шатры, мебель), а также инженерными работами при возведении заводов пищевой промышленности.

Как производитель барного оборудования — охладителей для пива — украинская компания покры­вает до 23% мирового рынка. “То есть практически каждый пятый бокал пива в мире ­охлаждается на нашем оборудовании”, — иллюстрирует бизнесмен широту своего размаха.

Вот почему ему тесно в родном Харькове, где в 2015‑м Гуменный запустил завод, продукция которого в основном ориентирована на экспорт. Тогда и созрела идея построить предприятие поближе к западной границе Украины.

Гуменный позвонил Андрею Садовому, мэру Львова, с которым был давно знаком. Тот сразу загорелся идеей стать поводырем бизнесмена по львовской земле. Все шло по плану ровно до того момента, когда от слов перешли к делу.

Мы работаем в Америке, Польше, Латвии. Реально в Виннице все произошло, как за границей
Игорь Гуменный, собственник UBC-Group

Сначала у города не оказалось приемлемого участка земли, на котором можно было бы построить завод. Затем выяснилось, что руководство края никак не влияет на процедуру подключения к электросетям, водоканалу, канализации и пр. Так как все они или под жестким контролем госмонополий, управляемых из Киева, или под колпаком монополий, управляемых собственниками уровня миллиардеров Игоря Коломойского, Константина Григоришина, Рината Ахметова или Григория и Игоря Суркисов.

“Примерно такая же ситуация была на Волыни, Житомирщине и в Черкассах”, — говорит Гуменный.

Мириться с таким положением дел Гуменный не стал: он слишком избалован международными практиками. Офисы UBC-Group работают в Шанхае, Мехико, Торонто, Лондоне, Вроцлаве и Брно. “В Латвии мы просто письма отправляем. Даже не встречаемся ни с кем, — приводит пример бизнесмен. — Наши юристы приехали, все в одно окно передали, и дальше все организовывали губернатор и мэрия”.

Традиционно выручил случай. Винница в первоначальных планах бизнесмена не значилась. Но и обойти ее предприниматель не мог — здесь живут его родители. Так Гуменный по дороге к родителям заехал к главе областной администрации. О встрече предварительно договорился его помощник.

“Меня сразу же пересадили в другую машину, — рассказывает собственник UBC-Group. — Показали мне поле на въезде в Винницу. Сказали, что здесь будет индустриальный парк. Выглядело, конечно, смешно. Чистое поле и трактор”.

Все же бизнесмен участок купил. И здесь в сказке наступил небольшой перерыв на украинскую действительность: эмиссары от местного облэнерго пришли с предложением, от которого мало кому удавалось откреститься, — заплатить мзду за возможность подключиться к сетям. Один из руководителей винницкой мэрии назвал НВ сумму, которую требовали с UBC-Group черные послы от местного монополиста, — 14 млн грн. Копейки на фоне первоначальной инвестиции в 20 млн евро, которую привез в область Гуменный. Но дело-то не в копейках, а в принципе.

И предприниматель отослал послов, а местной администрации сказал, что на таких условиях строить вообще ничего не будет.

В высоких кабинетах на уровне главы области Валерия Коровия и премьер-министра Украины Владимира Гройсмана его услышали и проблему в индивидуальном порядке устранили. Город взял всю регуляторную и разрешительную работу на себя.

“Мы работаем в Америке, Польше, Латвии, — подчеркивает бесстрашный предприниматель. — Реально в Виннице все произошло, как за границей. Я говорю только на примере нашей компании”.

Таким образом нынешним летом в Виннице появился кластер холодильного машиностроения. Это уже второй индустриальный парк в городе. Первый стартовал в 2015‑м. Его якорным инвестором выступает австрийская компания HEAD, крупнейший на континенте производитель оборудования для зимних видов спорта.

“Это очень серьезно, — пояс­няет Данило Билык, директор офиса по привлечению и поддержке инвестиций UkraineInvest. — HEAD консолидирует сейчас три разных завода в Центральной Европе в одном большом заводе — в Виннице”.

Тему подхватывает Скальский: по его словам, HEAD идеально вписывается в программу развития города, так как в винницкой системе образования хватает профильных профессионально-технических заведений, чтобы готовить нужных австрийцам специалистов. А на производственной базе инвестора развивать дуальное образование — то есть идеально совмещать теорию с практикой.

“Мы очень хотим, чтобы они стали большим якорным инвестором и вокруг себя формировали некие кластерные вещи по аналогии с UBC-Group”, — заключает Скальский.

По наблюдениям Гуменного, за последние пять-шесть лет в Винницу пришли до 25 предприятий с годовым оборотом в десятки миллионов долларов. В основном это те, кого местные власти целенаправленно перетянули из других мест. Гуменный в первую очередь называет одесского производителя консервов ТМ Даринка и польского производителя паркетной доски Berlinek. Последний перенес свое производство из Румынии в Винницу.

Уже к концу следующего года Гуменный планирует трудоустроить на своем заводе около 1 тыс. сотрудников. Нынешним летом он запустил производство морозильных камер, предназначенных в основном для рынков Восточной Европы. Это первая очередь со строительством 27 тыс. кв. м. Следующий этап — строительство такого же помещения и заполнение его современным оборудованием из Германии, Италии, Японии.

“Компании, продающие его нам, обучают современным технологиям, — рассказывает Гуменный. — Это лучший мировой опыт”.

По подсчетам Погосяна, к 2024 году только одни налоги с физлиц на заводе UBC-Group принесут в городскую казну 45 млн грн. Эффект децентрализации — это когда местные налоги остаются в городской казне и дают результат, а не уходят, как раньше, в Киев.

Например, в 2014 году Винница собрала в общий и спецфонд немногим меньше 1,8 млрд грн, в 2017‑м — значительно больше 4,3 млрд грн. План по итогам текущего года превышает 5 млрд грн. В результате, поясняет Погосян, затраты города на развитие выросли в пять раз, с 175 млн грн в 2014 году до 957 млн грн в 2018‑м.

Подытоживая сказанное, Скальский утверждает, что теперь основная задача не работать пассивно с заморскими бизнесменами, каким‑то чудом заметившими тебя на экономической карте планеты. Если они к тебе уже пришли, то, возможно, это просто экономические кочевники, заинтересованные исключительно в дешевой рабочей силе, что создает минимальную добавочную стоимость, поясняет он.

“Сейчас основная задача — выезжать на внешние площадки, — продолжает Скальский. — Знакомиться на транспортных выставках в Берлине, на самолетных — в Бильбао. Только в таком случае может появиться инвестор, который вам нужен”.

фото 1

ЛЮБИМЫЙ ГОРОД:  Вин­ница на фотографиях выглядит эффектнее, чем в жизни. Но город развивается. И если этот темп сохранить, то ее виртуальный образ наконец-то совпадет с действительностью

Жизнь других

В рейтинге Region Doing Business есть еще один герой нового времени. Это Черниговская область. И хотя в итоговой таблице она оказалась на седьмом месте, во многом за счет самых высоких ставок местных налогов, но вот в вопросах получения разрешения на строительство лучше, чем Черниговская область, выглядит только Киевская. И точно существенно лучше, чем лидер рейтинга Винницкая.

И вот теперь Петр Мельник, исполнительный директор агрокомпании Agricom Group, рассказывает НВ о неслыханном для украинских реалий рекорде. В ноябре 2016 года компания решила, что пора строить в поселке городского типа Михайло-Коцюбинское, что в Черниговской области, самый крупный в стране завод по изготовлению хлопьев, покрывающий треть внутреннего производства. Экологически чистое, работающее на биотопливе, без каких‑либо вредных выбросов в атмосферу предприятие. Размер инвестиций — $ 10,5 млн. Проект и разрешительные документы готовили два месяца. Строительство начали в январе 2017‑го, закончили в ноябре того же года. В январе 2018‑го завод заработал.

“Мы бы завод за год не построили, если бы нам хоть даже чуть‑чуть начали не помогать. А то и мешать”, — подводит итог работы Мельник.

Впрочем, пока такие истории со счастливым началом и таким же лучезарным концом — большая редкость. Бюрократия все еще крепко держится за свое с трудом завоеванное право доить бизнес путем усложнения всех этапов и без того нелегкой жизни. Беда Украины — монополии и монополисты. И не важно, какова у них форма собственности, государственная или частная.

“В Украине ты один на один с этой монополией, — констатирует Мельник. — Местные власти ничего сделать не могут. У них отсутствуют рычаги влияния. А если будут рычаги, то не факт, что они ими правильно воспользуются”.

И все же молодой топ-менеджер агрокомпании замечает, что с приходом новых людей во власть на местах ситуация хоть и медленно, но стала меняться. Модернизацию отношений замечают и авторы рейтинга RDB.

Денис Малюська, замглавы BRDO / World Bank Group, компании, создавшей рейтинг, отмечает властную команду Львова, которая получила максимальный балл за внедрение электронных сервисов на портале Личный кабинет львовянина.

“Там можно онлайн заказать и получить градостроительные условия и ограничения, а также согласовать размещение рекламной конструкции”, — поясняет эксперт, добавляя, что Днепр тоже стоит причислить к продвинутым регионам, так как там загрузили в онлайн всю необходимую для бизнеса градостроительную документацию.

Чернигов Малюська похвалил за сокращение ставки паевого взноса при начале строительства с 10% до 0,01%. Эта сумма платится в городской фонд на развитие инфраструктуры. В Киеве ставка колеблется в рамках 2-4%, что ощутимо давит на бизнес. Впрочем, и это успех. Совсем недавно строителям приходилось отчислять городу 10% от сметы возводимого проекта.

“Самая большая загадка рейтинга — это падение Сумской области, — признает Малюська. — Но и Винница тоже стала для нас сюрпризом”.

Итог исследования демонстрирует, насколько сильно украинский деловой климат зависит от человеческого фактора, непредсказуемого и недолговечного. Опираться на него компаниям с длинными инвестициями невозможно, а с короткими — незачем. Отсюда и некая дрожь в коленях у тех, кто все же решился на игру вдолгую на площадке, где правила меняются одновременно со сменой местных элит, пестрых и непредсказуемых.

“Начинали мы с одними людьми, а продолжаем уже с другими, — говорит Мельник. — Мне сложно понять, хороший это тренд или плохой. Я поймал хороший”.