Люди

Сотворение Мира

Звезда мировой политики Кондолиза Райс настоятельно рекомендует Украине двигаться вперед, не рассчитывая на МВФ
Хотите купить эту статью?

Кондолиза Райс, недавно — звезда мировой политики, а теперь профессор Стэнфордского университета, очерчивает границы дозволенного для России, критикует идею изоляции ее от мира и вспоминает свой первый приезд в Украину в далеком 1979 году

Ольга Духнич

Не сидите и не ждите, когда международное сообщество навсегда изолирует Россию, — чеканит высокая афроамериканка со сцены 15‑го форума Ялтинской европейской стратегии, которая проходит в Киеве при поддержке Фонда Виктора Пинчука. — Этого не произойдет, потому что Россия остается важной страной”. Это Кондолиза Райс, 66‑й госсекретарь США и первая темнокожая женщина среди советников президента США по вопросам безопасности. Ее слова о невозможности российской изоляции производят на украинскую аудиторию форума эффект холодного душа. Годы, проведенные Райс в Белом доме, в кабинете как раз напротив легендарного Овального кабинета, более ста лет служащего местом работы президентов США, — хороший аргумент в пользу того, чтобы ей поверить.

63‑летнюю Райс американская пресса по праву называет одной из наиболее влиятельных женщин-политиков XXI века. Советолог и русист по образованию, она долгое время занималась изучением политических режимов Восточной Европы. Как советник по вопросам нацбезопасности президента США одной из первых принимала решения по локализации угрозы и ликвидации последствий самой масштабной террористической атаки на территории Америки, когда самолеты протаранили башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке в 2001 году. Именно Райс участвовала в сложных переговорах по денуклеаризации Северной Кореи, а также была одним из сторонников вторжения американских войск в Ирак в 2003 году.

Уйдя из мира большой политики, Райс и сегодня пользуется немалым авторитетом. Правда, уже в ином качестве — как писатель и профессор Стэнфордского университета: на ее курс студенты записываются за полтора года.

Для разговора с НВ Райс выделяет короткий промежуток между пленарными заседаниями форума. В неизменном жемчужном ожерелье, c безупречной осанкой, она выглядит немного усталой, но усталость моментально сменяется сосредоточенностью, когда американка откровенно и жестко начинает отвечать на вопросы НВ.

— Вы долгое время были советником президента США по вопросам национальной безопасности. Если бы вы занимали такой пост в Украине здесь и сейчас, что бы вы посоветовали в предвыборный год украинскому президенту и правительству, учитывая, что агрессия РФ на украинской территории продолжается?

— Это сложный вопрос хотя бы потому, что у Украины действительно много трудностей.

Например, ваше географическое положение. К сожалению, ваша протяженная граница с Россией никуда не исчезнет. Но есть множество моментов, которые вы в силах контролировать, и я бы сосредоточилась на них. Украина уже сегодня может немало сделать для того, чтобы усилить свою демократию и экономику, усилить свои вооруженные силы, бороться с коррупцией.

США сегодня помогают Украине с отдельными видами вооружения, чтобы Украина могла защищать свои границы. Это не только знак того, что отношения между странами прочны, но и признание, что украинская армия хорошо подготовлена. И обороноспособность — это хороший пример того, что вы контролируете и можете улучшать. Россия совершила преступление, нарушив международное законодательство, и это сегодня понятно всем. Украина же сейчас в чем‑то похожа на Германию, которая после Второй мировой войны была разделена на две части, но победила, выстроив сильные экономику и демократию. Вам нужно сконцентрироваться на этом.

— После недавнего отравления британских граждан в Солсбери кажется, что Кремль намеренно тестирует границы дозволенного. Где, на ваш взгляд, эти границы все же заканчиваются?

— Я считаю, что эти границы уже пересечены. К счастью, мы с нашими европейскими союзниками смогли договориться о коллективных санкциях против России в ответ на аннексию Крыма и действия на Донбассе. И, я думаю, важно продолжать. Важно найти способ отказаться от российского газа и Северного потока. На мой взгляд, создавать его не очень хорошая идея. Нужно очерчивать рамки дозволенного, оказывая поддержку украинской армии. В этом плане я поддерживаю вооружение украинских военных, поддерживаю дислокацию отлично вооруженных батальонов НАТО в Польше и странах Балтии. Российское правительство уже пересекло все возможные красные линии и заслуживают адекватного ответа.

— В свете сказанного вами поддержит ли Конгресс новый пакет санкций против РФ в ближайшие осенние месяцы?

— Думаю, вряд ли. Конгресс США слишком занят подготовкой промежуточных выборов, который продлится до ноября. Украинцы должны понимать, что до конца октября все члены Конгресса находятся внутри своих избирательных кампаний, поэтому маловероятно, что этот вопрос удастся рассмотреть. С другой стороны, хоть я и сторонница санкций, мы должны быть внимательными к тому, что происходит в России. Мы видим по протестам, что молодые россияне хотят совсем иного будущего для своей страны, и мы не должны о них забывать и лишать надежды.

— Отношения между США и Европой сегодня достаточно напряженные. Как это скажется на судьбе Украины и ее международной поддержке?

— Перенос посольства США из Тель-Авива в Иерусалим, сложности, возникшие в торговых отношениях США и Канады, встреча с Владимиром Путиным в Хельсинки — вам понятна логика внешней политики президента Дональда Трампа? Как вы ее оцениваете?

— Если вы посмотрите на то, что уже было сделано администрацией Трампа, то увидите: эта политика вполне хороша. Например, та же передача вооружений Украине, сторонницей которой я являюсь долгое время. Если смотреть на торговую политику США в целом, то я сторонница свободной торговли, а президент США считает, что Штаты терпят убытки из‑за определенных торговых отношений, и старается исправить это. Как видим, ситуацию удалось урегулировать. От результатов пресс-конференции российского и американского президентов в Хельсинки я тоже не в восторге. Тем не менее никаких проблемных соглашений и договоров по ее итогам подписано не было. И нам все равно важно встречаться с российскими властями и общаться с ними, тут я не имею противоречий с президентом

— Тогда как бы вы описали нынешний характер отношений между США и Россией?

— Конечно, они очень сложны сейчас, и поле их сужено. Мы не станем отменять санкции против России, но мы продолжим говорить с русскими по направлениям, по которым важно говорить, — например по вопросу Северной Кореи. Никто не заинтересован в том, чтобы Северная Корея имела ядерное оружие, способное достичь любого уголка Земли. И русские должны понимать: если это оружие достигнет Аляски, оно достигнет и Владивостока. Это важное направление сотрудничества. Так же и с войной в Сирии: мы должны сотрудничать с россиянами в вопросах урегулирования этой ситуации, даже если в других вопросах мы держим принципиальную линию, как в случае с Крымом и Донбассом.

Важно помнить: авторитарные правительства часто врут

— В своей книге вы пишете о рисках нового цифрового мира для крупных коммерческих компаний, но такие же риски существуют и для государств. Как государство должно изменить свое представление о безопасности, чтобы выжить в цифровую эпоху?

— Здесь главное защитить себя. Хотя в этом вопросе наше правительство далеко от совершенства. Мы уверены, что наши технологии наилучшие и защищены от взлома, но китайские хакеры проникают в наши файлы по управлению государственными офисами, ранее такого не было. Поэтому защита очень важна.

Также необходимо послать сильный сигнал, что определенные кибератаки, такие как вмешательство в электоральный процесс или в работу финансового сектора, будут считаться ударом ниже пояса. Это абсолютно неприемлемо. И, наконец, важно помнить: авторитарные правительства часто врут. В том, что рассказывает Россия о событиях на Донбассе, правды мало, но, если это рассказано многократно и многоканально, мы не всегда успеваем опровергнуть такие сообщения. Значит, они могут стать частью правды.

— Вы начинали как специалист по вопросам России и СССР. После того как Советский Союз распался, как менялось ваше представление о независимой Украине? Мы ведь помним первую речь Джорджа Буша-старшего в Киеве: тогда независимости Украины в США явно не хотели.

— Впервые я побывала в Киеве в 1979 году, когда Украина еще не была независимой. Тогда у меня не было шанса увидеть какую‑то карту или маршрут для независимой Украины, это все еще было очень советское пространство. Только посетив Украину в 2005 году, уже в качестве советника президента по национальной безопасности, я была несказанно удивлена, увидев независимую страну. Но вам не стоит относиться к независимости как к должному, нужно продолжать работать над превращением своей страны в стабильную демократию. И каждый раз, прилетая сюда, я вижу множество молодых людей, готовых себя этому посвятить. Поэтому я настроена оптимистично.

— Мы тоже оптимисты, но в последние годы видно, что демократии в странах Восточной Европе испытывают проблемы. Что и как важно делать Украине, чтобы избежать такого итога?

— Важнейший путь для сохранения демократии — это избегать концентрации власти в руках одного человека, как это, например, сейчас происходит в Венгрии. А значит, законодательная власть должна быть сильной, независимой должна оставаться судебная власть. Крайне важна свобода прессы и устойчивость гражданского общества. Я рада тому, что в Украине появились политики и граждане, которые это понимают, а значит, все это реализуемо. Но важны не только отдельные люди, важны институты. Создавая конституцию США, отцы-основатели понимали, что они не смогут контролировать, кто именно станет президентом или войдет в Конгресс, но они создали жесткие правила, которые нивелируют влияние личности на государственные процессы.

— Даже такой яркой личности, как нынешний президент США?

Чтобы прочесть материал полностью,