Страна

Однажды в НАБУ

Как глава НАБУ Артем Сытник стал для президента Петра Порошенко одним из самых неудобных и опасных чиновников
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

За три с половиной года, которые прошли с тех пор, как глава государства благословил Артема Сытника на работу в НАБУ, он стал для Петра Порошенко одним из самых неудобных и опасных чиновников. Хотя личных выпадов в адрес президента Сытник ни разу не допускал

 

Иван Верстюк

 

 

После окончания рабочего дня в спортзале здания бывшего Минпромполитики на столичной улице Сурикова, где сейчас находится Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ), стучат мячи. Так сотрудники ведомства, которое по задумке его создателей должно поставить крест на мздоимстве в высших эшелонах власти, снимают стресс — играя в баскетбол.

Регулярно приходит побросать мяч в корзину и 39‑летний Артем Сытник, глава НАБУ. “У нас в бюро все сдают нормативы по физической подготовке, — улыбается он. — Вот и приходится держать себя в форме”. Хорошая физическая форма Сытнику действительно не помешает: ему нужно быть готовым к любым неожиданностям. Так, 1 октября этого года он неожиданно для себя оказался в столичном метро. Не сам, а в виде фотографий на лайтбордах с подписью Я разоблачу топ-коррупционеров. Более того, была указана дата сеанса разоблачения — 3 октября, место — профильный комитет Верховной рады, время — 15:00.

Сам Сытник назвал появление плакатов типичной провокацией, к которой ни он, ни его команда отношения не имеют. 

Акция в столичном метро выглядит намеком на то, что Сытник должен был отчитаться о своей работе в профильном комитете Рады еще 19 сентября. Но до Рады не добрался — в тот день случился скандал. Представители другого антикоррупционного ведомства — Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП), которая представляет в судах дела, расследованные НАБУ, — заявили: в их офисе пытались установить прослушку. И делали это, мол, детективы из команды Сытника.

Поскольку формально подчиненный Генпрокуратуре Назар Холодницкий, руководитель САП, уже не в первый раз становится жертвой прослушки, якобы установленной представителями бюро, дело закончилось плачевно: люди из прокуратуры попытались заблокировать микроавтобус с сотрудниками Сытника. Но те не спасовали и вырвались на свободу, прокатив одного из прокуроров на капоте и повредив три автомобиля.

Обострение отношений САП и НАБУ произошло сразу после того, как детективы Сытника сообщили о подозрении в недостоверном декларировании имущества двум высокопоставленным чиновникам — министру инфраструктуры Владимиру Омеляну и первому замглавы СБУ Павлу Демчине, курирующему экономический блок в спецслужбе. Причем САП не дала хода делу, в котором фигурирует представитель СБУ.

Лайтбоксы в метро не худшее, что может произойти в карьере Сытника: его бюро уже наработало достаточно для того, чтобы у него появилась целая армия высокопоставленных и хорошо обеспеченных недоброжелателей.

 

 

В руках у детективов Сытника сейчас находится почти семь сотен производств по коррупционным преступлениям, потери государства от которых составляют 200 млрд грн.

Именно НАБУ замахнулось на действительно серьезных персонажей: вело дела против экс-главы Госфискальной службы Романа Насирова, бывшего депутата Николая Мартыненко и его беглого коллеги Александра Онищенко.

За три с половиной года работы НАБУ выявило 360 коррупционеров, дела 227 из них находятся в суде. В этом году детективы завершили расследование янтарного дела, в котором фигурируют депутаты Борислав Розенблат и Максим Поляков. Также НАБУ довело до суда мэра Одессы Геннадия Труханова за махинации с муниципальной недвижимостью.

При этом работу НАБУ критиковали едва ли не все власть имущие — от президента Петра Порошенко и генпрокурора Юрия Луценко до отдельных депутатов.

“Артем — прокурор-расследователь до мозга костей, но не политик, который умеет вести публичную дискуссию”, — говорит Виталий Шабунин, директор Центра противодействия коррупции.

По данным социологов фонда Деминициативы, у команды Сытника самый высокий уровень общественной поддержки среди всех правоохранителей — 35,1%. У прокуратуры этот показатель равен лишь 9,3%.

Деятельность НАБУ открыто поддерживают и международные партнеры — посольство США, представительство ЕС и ООН, организация Transparency International. “В долгосрочной перспективе успешность Украины в условиях российской агрессии зависит именно от способности искоренить коррупцию”, — поясняет Мари Йованович, посол США в Украине.

Под ее словами готовы подписаться и внешние инвесторы: по данным опроса инвесткомпании Dragon Capital и Европейской Бизнес Ассоциации, бизнесмены-иностранцы считают именно коррупцию главной преградой для вложения капиталов в страну.

 

раст

ЗАКЛЯТЫЕ КОЛЛЕГИ: Артем Сытник и Назар Холодницкий регулярно критикуют друг друга, что существенно мешает их работе

Сложная вакансия

Сытник возглавил бюро, пройдя в 2015 году серьезный отбор.

Изначально документы на его нынешнюю позицию подали 176 человек. После проверки анкет и нескольких этапов собеседований конкурсная комиссия определила четырех кандидатов, в число которых попал и Сытник.

Правозащитнику Евгению Захарову, секретарю комиссии, понравилось, как он ответил на один из вопросов на собеседовании — о феномене украинской коррупции. “Артем сказал тогда, что главный источник коррупции — слияние бизнеса и власти, — вспоминает Захаров. — Если бы меня попросили ответить на этот вопрос, я бы сказал так же”.

До прихода в НАБУ Сытник возглавлял следственные отделы прокуратур Кировоградской и Киевской областей, где расследовал несколько резонансных дел. Так, благодаря его работе Апелляционный суд Кировоградской области в 2004 году признал недействительным избрание Виктора Януковича президентом в округе № 100 — из‑за фальсификаций. Этот случай стал одним из камней, под грузом которых кандидат Янукович тогда так и не всплыл до поста главы государства.

“Меня поразила эта история, — признается историк Ярослав Грицак, который также был членом комиссии. — На Сытника [в тот момент] было сильное давление, но он не уступил”.

Позднее Сытник оставил прокуратуру, устроившись на работу в частную юркомпанию, где специализировался на экономических делах.

А затем подал документы в НАБУ — и получил семь голосов из девяти возможных.

16 апреля 2015‑го Порошенко назначил Сытника директором НАБУ. Вряд ли в тот момент глава государства подозревал, что через три года он лично займется дискредитацией главы бюро.

 

фото 1
Отношения с главным

“Под офисом НАБУ мы очень часто фиксируем спецкомплексы для слежки и снятия информации, которые устанавливают другие правоохранительные органы”, — говорит Сытник.

Большинство дел, которые расследует бюро, — экономические. Одно из самых сложных — схема определения стоимости угля, так называемая формула Роттердам+.

Нацкомиссия по регулированию рынка энергетики (НКРЭКУ), руководителя которой назначил Порошенко, в 2016 году решила: в тариф тепловых электростанций закладывается цена угля в порту Роттердам плюс стоимость его доставки в Украину.

В результате, по мнению энергетического эксперта Андрея Геруса, в выигрыше оказался миллиардер Ринат Ахметов, который контролирует 80% добычи угля в стране.

Доставлять черное золото из Роттердама ему не нужно — компании Ахметова добывают его в Украине. Но тарифом он все равно пользуется.

“Тариф, на наш взгляд, абсолютно беспочвенный,— говорит Сытник, для которого Роттердам+ превратился в главное карьерное испытание. — Его просто наложили на население Украины без адекватных экономических аргументов”.

Следствие идет несколько месяцев, и само дело уже едва умещается в 90 коробках с бумагами. Об этом НВ рассказал один из представителей НАБУ на условиях анонимности, добавив: “Поскольку в деле замешаны президент и Ахметов, эксперты боятся делиться со следствием своими выводами”.

“Я невыгоден президенту”, — откровенно заявляет директор НАБУ.

Причина не только в расследовании угольного тарифа: бюро начало вызывать на допросы ближайших соратников Порошенко в деле о скупке голосов фракцией БПП, объясняет Сытник.

Расследование основано на переписке в мессенджере Whats-App. Ее бежавший за границу депутат Онищенко, обвиняемый в манипуляциях с газом на € 100 млн, передал журналисту-расследователю Дмитрию Гнапу, а тот — НАБУ.

В переписке ближайшие соратники президента — депутаты БПП Сергей Березенко и Игорь Кононенко — указывают Онищенко, кому и сколько отдать денег за конкретные голосования.

По закону НАБУ не может расследовать действия президента.

Но срок Порошенко может закончится весной следующего года. “Именно по этой причине Порошенко хочет скомпрометировать НАБУ уже сейчас”, — говорит депутат БПП Сергей Лещенко, регулярно оппонирующий главе государства.

Одним из проявлений подобной тактики сам глава НАБУ считает историю, приключившуюся с ним в апреле этого года. Тогда журналисты программы Схемы

зафиксировали факт ночного визита Сытника в дом, где живет президент. На тайной встрече присутствовал также народный депутат Александр Грановский, один из приближенных Кононенко.

 

раст2

ТАИНСТВЕННАЯ РЕКЛАМА: Утром 1 октября в киевском метро появились лайтборды с изображением Артема Сытника. Он позже намекнул, что их заказал депутат Сергей Березенко

Встречу, по словам Сытника, инициировал Порошенко: глава государства предлагал обсудить вопрос создания Антикоррупционного суда. “Я был наивен и действительно думал, что Порошенко хочет обсудить со мной суд, — оправдывается глава НАБУ. — Но, наверное, меня пригласили, чтобы сделать об этом сюжет”.

Еще более заметную роль в деле компрометации Сытника играет САП. “Мы видим, как САП и НАБУ сталкивают между собой, — говорит Олег Рыбачук, глава общественной организации Центр UA и бывший вице-премьер. — Это делается как с Банковой, так и из парламента”.

Холодницкий заблокировал сразу несколько резонансных расследований, проведенных НАБУ. Например, дело о закупке МВД по завышенным ценам рюкзаков, в котором фигурировал сын министра внутренних дел Арсена Авакова. Или расследование, посвященное разворовыванию средств государственных Черкассыоблэнерго и Запорожьеоблэнерго с участием братьев Григория и Игоря Суркисов. Недавно к этому списку добавилось дело о возможном незаконном обогащении замглавы СБУ Демчины.

“Дело Демчины — это тест на то, способны ли НАБУ и САП на принципиальные действия, — считает Виталий Касько, бывший заместитель генпрокурора. — Так называемая политическая элита в этом деле [в его объективном расследовании] не заинтересована”.

А вот расследование, в котором фигурирует министр Омелян, попавший в правительство по квоте Народного фронта экс-премьера Арсения Яценюка, САП не стала тормозить.

Показательна позиция самого Сытника. Он поясняет, что дело по Омеляну инициировал один из детективов НАБУ, обнаруживший, что в декларации министра есть несоответствие между расходами и доходами. “Запретить детективу нести подозрение в прокуратуру по той причине, что часть общества считает Омеляна реформатором и далеко не самым большим коррупционером, я не могу”,— говорит глава НАБУ.

Дамоклов меч

Критика работы Сытника звучит часто. “Мы создали НАБУ для борьбы с топ-коррупцией в стране, а закончилось тем, что крупная рыба не попадается”,— заявлял, к примеру, Антон Геращенко, депутат от Народного фронта и советник главы МВД.

Но, как говорит статистика, Геращенко стоило бы обрушить свой гнев скорее на людей в мантиях. Из 155 производств, по которым НАБУ и САП направили в суды обвинительные иски, по 49 еще даже не начались подготовительные заседания. Отдельные дела лежат в судебных архивах полтора года.

“У НАБУ очень трудная работа,— говорит Эка Ткешелашвили, бывший генпрокурор Грузии и глава Антикоррупционной инициативы ЕС в Украине.— Ты вкалываешь, вкалываешь, и видишь, как дело потом простаивает в суде”.

Между тем над головой главы НАБУ продолжает висеть дамоклов меч увольнения. Есть два варианта того, как можно убрать Сытника до окончания семилетнего срока его полномочий.

Первый — отстранить его по обвинению в совершении преступления. Этот сценарий уже реализовывает Генпрокуратура.

Речь о так называемой встрече не под запись с журналистами, в ходе которой Сытник якобы нарушил тайну следствия. Чтобы доказать вину главы НАБУ, ГПУ получила в суде разрешение на доступ к данным мобильных телефонов двух ее участниц — журналиста НВ Кристины Бердинских и ее коллеги Натальи Седлецкой.

По версии Луценко и его команды, Сытник рассказал детали дела о незаконном обогащении Константина Кулика, бывшего военного прокурора сил АТО.

Материалы против главы НАБУ по заказу Генпрокуратуры собирала СБУ, точнее подразделение Демчины.

Но без данных с телефонов Бердинских и Седлецкой расследование застопорилось, журналистки оспорили решение суда о доступе к их данным. Кроме того, за представителей СМИ вступился Европейский суд по правам человека.

Депутат Лещенко уверен: в данном случае можно говорить о спланированной акции ГПУ и СБУ, направленной против Сытника. Курирует же дело сам глава государства.

Второй вариант отстранения шефа НАБУ — аудит.

19 июня НАБУ получило последнего из трех аудиторов: Порошенко назначил на эту должность Павла Жебривского, который перед этим возглавлял Донецкую военно-гражданскую администрацию. Кабмин и Рада назначили своих аудиторов ранее.

Когда начнут работать эти трое и когда они сделают финальный отчет, неизвестно: с аудиторами пока даже не подписаны трудовые договоры, и у них нет своего офиса.

Но проверять будут всю деятельность НАБУ, с 2015‑го по конец 2018‑го, уточняет Жебривский. И обещает, что процесс не будет быстрым. Если выводы аудиторов окажутся негативным, то Сытника сможет уволить своим решением президент либо парламент, проголосовав за отставку большинством голосов.

Один аудит НАБУ уже выдержало: в марте этого года отчет о деятельности ключевого антикоррупционного органа страны представили международные эксперты. Их работу спонсировали посольство США и Антикоррупционная инициатива ЕС.

Работу Сытника и Ко изучали Кэрол Таражка, аудитор из американского минюста, Эрик Джонсон, руководитель следственного управления этого же ведомства, а также Флемминг Денкер, экс-заместитель государственного прокурора Дании.

“Анализ показал, что НАБУ обрабатывает разные элементы производств должным образом, а расследования проводит профессионально и без задержек, — сказано в их отчете. — Опрошенные лица за пределами НАБУ высказали общее мнение, что работа бюро отличается высоким качеством — более высоким, чем, например, работа полиции”.

Довольны работой Сытника и в посольстве США. “Политически мотивированные атаки против НАБУ надо прекратить,— говорит посол Йованович.— НАБУ — молодая организация, которая под руководством Сытника добилась больших успехов”.

Сам упомянутый послом руководитель, сидя в своем кабинете под портретом Тараса Шевченко, лишь криво усмехается в ответ на вопрос, сможет ли он удержаться в своем кресле до конца каденции. “Работаем под сумасшедшим прессингом”,— только и произносит он.