Мнение. Тест на выживаемость

Все стало Оруэлл

Мы часто слышим, что лучшим противодействием пропаганде является правда. Это красиво. Но это еще не вся правда
Хотите купить эту статью?

Мы часто слышим, что лучшим противодействием пропаганде является правда. Это красиво. Но это еще не вся правда

  

Дмитрий Кулеба,
постоянный представитель Украины при Совете Европы

 

 

ЮНЕСКО включила личный архив Джорджа Оруэлла в реестр документального наследия Память мира. Наверное, сам он скривился бы, узнав, что есть некий список в стиле “вся память равно важна для мира, но некоторая более важна, чем другая”. Но так уж устроен этот мир.

Реальность превзошла предостережения Оруэлла. Он писал о государственной пропаганде единомыслия. Она не установила монополию на убеждения и эмоции. Но она существует как часть управляемого разными игроками глобального информационного хаоса. А с Большими правительственными братьями неплохо уживаются Большие бизнес-братья — Google, Amazon, Facebook, Apple, Alibaba и т. п.

Есть здесь и свой борец с системой. Но теперь, вполне в духе времени, это не человек, а технология. Евангелисты блокчейна обещают человеку свободу и безопасность. Но, к их чести, признают, что история вполне может зайти на очередной круг. И с блокчейном Братья могут не сойти со сцены, а стать еще сильнее.

Мысли Оруэлла из дневника, эссе и романа 1984 масштабируются в реальном времени до угрожающих размеров. “Часто у меня возникает ощущение, что сама концепция объективной истины исчезает из нашего мира”,— написал он, осмысливая войну в Испании 1930‑х. А мог бы с тем же успехом написать и сейчас о бесконечных коммуникативных войнах, которые пылают вокруг и внутри нас.

Реплики Оруэлла времен Второй мировой еще более красноречивы. В это время он присоединился к британской медиакорпорации ВВС. Занимался пропагандой на правильной стороне истории.

Впечатления от работы он доверил личному дневнику: “Всякая пропаганда является ложью, даже когда она говорит правду”. Эти слова стали популярны. Но следующим предложением Оруэлл написал что‑то, не пользующееся известностью: “Я не думаю, что это имеет значение до тех пор, пока вы знаете, что делаете и почему”.

Мы часто слышим, что лучшим противодействием пропаганде является правда. Это красиво. Но это еще не вся правда. И Оруэлл это понимал. Действительно, контрпропаганда вызывает у проницательного человека такое же отвращение, как и сама пропаганда.

Но коммуникативная война — дело не для брезгливых. И правда в том, что невозможно до минимума сузить пространство для вражеской пропаганды (победить ее раз и навсегда вообще невозможно), в некоторой мере не пользуясь ее же инструментарием. Главное — знать, что вы делаете, ради чего, какие принципы защищаете. Найти правильный баланс — самое сложное. Но не невозможное.

Британская модель и ее эффективность Оруэлла не устраивали. В 1942 году, в разгар войны, он в дневнике язвительно характеризовал ВВС как “что‑то среднее между школой для девочек и дурдомом, и все, что мы сейчас делаем, бесполезно или чуть хуже, чем бесполезно”.

Легко пред

Чтобы прочесть материал полностью,