Мнение. Свой продукт

Бедные родственники

Украинцы могут выдвигать условия представителям украинской власти, перекрывать трассы, добиваясь своего

Украинцы могут выдвигать условия представителям украинской власти, перекрывать трассы, добиваясь своего. Но ни в чем другом Украина не может требовать, давить, заставить считаться с собой

  

 

Андрей Кокотюха,
писатель, киносценарист

  

Мы, как и раньше, неинтересны зарубежным коллегам, а рынок не интегрирован в мировой бизнес-процесс”,— так написал украинский издатель после окончания 25‑го юбилейного Форума издателей во Львове. Мнение общее, только не каждый найдет в себе силы его высказать. И, уважаемые дамы и господа, вывод касается не только издательского дела. И не только области культуры.

Три года назад война с Россией заставила чиновников переломить себя и законодательно ограничить российский культурный продукт. Это дало всходы: освободилось место для книг, кино и музыки собственного производства. Но вскоре музыканты стали сетовать на провалы гастролей — люди не ходят, потому что не знают, а денег на массированную рекламу нет. Тогда как российские артисты легко собирали залы, ведь информационное пространство работало на них, подавая российское как наше и эксплуатируя ностальгию за так называемым общим культурным пространством. Украинские писатели тоже повесили носы. Оказывается, если Захару Прилепину запрещен въезд в страну, а Владимир Сорокин просто решил не ездить сюда, их место займет не отечественный мастер художественного слова, а модный француз Фредерик Бегбедер.

О кино — разговор особый. Фильмов снимается в разы больше, но государство готово покрыть только половину заявленной в бюджете суммы. Идеальный вариант — найти партнера на Западе или в Китае. Совсем нереальная мечта — договориться с кем‑то в Голливуде. Однако Запад поможет нам в создании нужного продукта только при условии, что это интересно стране-партнеру. Для этого проект нужно переписать, сделав главный акцент на темах, идеях, контексте и проблематике, понятных жителям того государства, в чьи двери мы стучимся за поддержкой.

Даже притом, что у нас равные доли участия, украинцы всякий раз выглядят бедными родственниками. Ведь книги, кино и музыка продают людям не только эмоции, но прежде всего истории. Каждому хочется получить ту, что близка зрителям. Но что делать, если в твоей стране такая история не продается или продается плохо, а на Западе своих продавцов историй завались? Только проявить гибкость и пытаться нравиться партнерам изо всех сил. При этом теряя себя и растворяясь среди десятков тысяч зарубежных аналогов.

Чтобы открыться миру, сперва нужно открыться самим себе

Вот свеженькая информация. Чтобы заполучить американского партнера для создания совместного кинопроекта, главного героя нужно сделать американцем. Переговоры с европейскими коллегами проходят на тех же условиях. Главные герои украинских фильмов — поляки, словаки, итальянцы, немцы, китайцы. Окей, говорим, у нас есть полмиллиона долларов, ваша доля — столько же. Мы на равных. В ответ слышим: если не согласитесь на наши условия, у вас не будет наших полмиллиона.

Украинцы могут выдвигать условия представителям украинской власти, отбивать пленных на Майдане и перекрывать трассы, добиваясь своего. Иногда получается. Но ни в чем другом Украина не может требовать, давить, заставить считаться с собой. При этом мы охотно потребляем иностранный продукт. Хоть российские сериалы, которые до сих пор кто‑то у нас смотрит, хоть американское и европейское кино, хоть музыку. Мои сограждане узнают по песням российский Ленинград, но так же идентифицируют Imagine Dragons. Топ-гостями всех украинских музыкальных фестивалей становятся иностранцы, которых мы знаем и любим больше, чем соотечественников.

Продвинуть свой продукт за рубеж можно двумя способами. Первый описан выше: согласиться стать миноритарием в проекте, реализованном при одинаковых финансовых вложениях сторон. То есть платим пополам, но главный — не вы. Второй способ — засучить рукава и работать самостоятельно, у себя дома, в пределах своей страны. Да, условий меньше, а государство их не обеспечит. Но если все получится и продукт вашего труда станет известен в Украине, результат не заставит себя ждать. Как видите, сказанное касается не только книжного, кино- и шоу-бизнеса. Когда о том, что вы делаете, заговорят в Украине везде и часто, партнер сам постучится в вашу дверь. И уже вы поведете дела так, чтобы он в какой‑то момент почувствовал себя бедным родственником.

Хотя такой подход мы вряд ли в ближайшем будущем станем применять в Украине. Не потому, что нам еще долго будут диктовать все и все. А потому, что украинцы вообще никому никогда ничего не диктовали. Мы ментально готовы к равному партнерству. И хотим быть интересными миру настолько, насколько мир интересует нас. Но для того чтобы открыться миру, сперва нужно открыться самим себе. Это значит быть интересными себе в своей стране.