Люди

Обед с Юлией Саниной

Лидер украинской группы The Hardkiss рассказывает о попытке покорить Великобританию и о том, сколько денег ей нужно для счастья
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

Лидер украинской группы The Hardkiss рассказывает о попытке покорить Великобританию, вспоминает выступления на корпоративах у программистов, ест рыбу и отвечает на вопрос, сколько денег ей надо для счастья

 

Ольга Духнич

 

 

Ресторан аргентинской кухни Argentina Grill на киевской Оболони сложно назвать домашним — но не Юлии Саниной, лидеру популярной украинской группы The Hardkiss. Ее дом — через дорогу, и ресторан служит чем‑то вроде коворкинга и места приема пищи одновременно. Побеседовать и пообедать с НВ Санина успевает между фотосессией и рабочей встречей с другими участниками группы.

— Мы ведь действительно обедаем? Я проголодалась,— улыбается одетая в черное с агрессивными принтами Санина, присаживаясь за столик. Впрочем, одеждой сходство сценической Саниной с той, что сидит в оболонском ресторане, заканчивается. Эпатирующая своими арт-образами на сцене, в жизни певица спокойна и сдержанна.

The Hardkiss, один из наиболее успешных проектов альтернативной музыки в Украине и многократный победитель национальной профессиональной музыкальной премии YUNA, сегодня известен даже тем соотечественникам, кто не слишком интересуется украинской музыкой. Всего за два года группа, придуманная Саниной и ее мужем — креативным продюсером и гитаристом The Hardkiss Валерием [Валом] Бебко, стала знаменитой и дебютировала в мировых трансляциях телеканала MTV с видео к синглу Dance with me.

Создавая песни исключительно на английском и украинском языках, музыканты опровергли устойчивый стереотип о том, что быстрой популярности без русскоязычного контента в Украине не заработать. Сегодня группа много гастролирует по стране и за ее пределами.

 

Пять вопросов Юлии Саниной:
Пять вопросов Юлии Саниной:

______________________________________________

Ваша самая дорогая покупка за последние десять лет?

Мы с мужем строим дом сейчас, а это очень дорогая штука.

Поездка, которая произвела на вас неизгладимое впечатление?

Путешествие в Норвегию. Оно было очень долгожданным, и пока это самое красивое место, где нам с мужем удалось побывать.

На чем вы передвигаетесь по городу?

Если с мужем, то на машине на Mitsubishi Pajero, если одна — то на такси.

Поступок в вашей жизни, за который вам до сих пор стыдно?

Таких нет.

Чего или кого вы боитесь?

Я боюсь разочаровать своих близких.

Зная меню назубок, Санина не задумываясь заказывает салат из белой рыбы и соусом айоли, мусс из куриной печени и чай.

— Вот так, ем мясо и рыбу одновременно,— доверительно обращается ко мне она.

Не зная, что ей ответить, я прошу официанта принести мне запеченное авокадо и базиликовый лимонад.

— У хороших украинских групп есть шанс прорваться на Запад? — с места в карьер спрашиваю я.

— Успех за рубежом — это всегда выбор: уехать или остаться,— просто отвечает Санина.— У нас он был, и мы решили остаться в Украине.

Певица объясняет, что законы шоу-бизнеса просты: жить нужно в той стране, где хочешь быть известным и знаменитым.

— Мы пробовали работать с одним британским агентством, которое продвигало нас в Великобритании отсюда, из Киева, но спустя два месяца расторгли контракт. Они просили прилетать на каждое маленькое шоу, интервью или модный показ. Это совершенно нерентабельно.

 

Стиль The Hardkiss специалисты характеризуют как комплексный — в репертуаре музыкантов и роковые композиции, и progressive pop. Саниной, стартовавшей в музыке в качестве джазовой певицы, близки оба направления.

— В 90‑х годах в Украине был популярен русский рок — политический и протестный, а вот современный украинский рок совсем другой, хотя музыкальные миры обеих стран долгое время были сообщающимися сосудами. Почему так получилось? — спрашиваю я, когда появляется официант с напитками.

— Украинский рок очень лирический, это в основном песни о любви. И, в отличие от русского рока, он вырос из украинской поэзии, лирики в стиле Лины Костенко. И, конечно, мелодичность нашего языка тоже влияет.

Она признает, что музыку в стиле рэп на украинском писать гораздо сложнее, чем на других языках.

— У меня самой на украинском языке выходят более нежные композиции, писать жесткое легче на английском,— говорит Санина.

— Все ваши клипы, начиная с первого, яркие, необычные и, по‑видимому, дорогие. Откуда деньги берете? — отпив лимонада, спрашиваю я.

— Яркие — да, а вот дорогие появились только недавно,— смеется в ответ Санина.— Наше видео всегда нацелено на то, чтобы создать вау-эффект вокруг нашей музыки.

— И все же даже первые клипы выглядят дорого,— отмечаю я.

— Мы очень экономим на том, что главный режиссер и постановщик клипов — это Вал,— откидываясь в кресле, улыбается певица, вспоминая о муже. И уточняет: один из первых клипов группы снят на деньги, подаренные друзьями и родными паре на свадьбу.

На столе появляется еда, и на пару минут она полностью занимает нас. За совсем не диетической аргентинской кухней я расспрашиваю Санину о секретах поддержания хорошей формы.

— Гастроли — замечательная нагрузка. Чтобы ее выдержать, мы с мужем даже недавно пошли на кроссфит [комбинированные физические нагрузки],— деловито поясняет певица. Тут же она вспоминает, как выходила на сцену в костюме весом 10 кг и с волосами, зафиксированными скотчем.

— Мужу, который все это режиссирует, вас не жалко? — интересуюсь я.

— Я ему это припоминаю, когда он говорит: “О! Мне тут рубашечка жмет”,— с мстительной улыбкой реагирует Санина.

раст

ЗВУКИ МУЗЫКИ: Всего два года понадобилось Юлии Саниной (в центре) и ее мужу Валерию Бебко (cправа), чтобы сделать альтернативный проект The Hardkiss популярным в Украине

Как, на ваш взгляд, за последние четыре года поменялся музыкальный рынок Украины? — спрашиваю я, съедая кусочек авокадо.

— Сразу после введения квот на украинскую музыку все испугались: что же будет с контентом? Хорошего казалось мало. Вначале его и в правду было мало, а было много отвратительной электронной украинской музыки низкого качества,— без обиняков отвечает Санина, расправляясь с салатом.— Но затем украинские музыканты как‑то встрепенулись, и хорошая украинская музыка вытеснила плохую.

По ее мнению, украинская эстрада только начинает подниматься. Многие музыкальные ниши до сих пор не заняты, поэтому украинский слушатель вынужденно “подтягивает” в свой плейлист российских исполнителей.

— Не хватает секс-символа для молодых девушек, мало групп с женским вокалом, почти нет рэпа и хип-хопа,— загибает пальцы рок-дива.

— Вы не пишите и не исполняете песен на русском языке. Это принципиально? — прерываю я Санину.

— Мы на Россию никогда не нацеливались, хотя с англо­язычным материалом еще до событий на Майдане были там интересны. Но даже тогда понимали, что там мы чужие. Не поем песни попсовые, типичные и примитивные,— неожиданно резко отвечает Санина.

— В Украине с этим полегче? — иронизирую я.

— Ну, видимо, да, раз мы собираем большие залы,— широко улыбается в ответ моя собеседница. Впрочем, тут же оговаривается, что против украинской поп-музыки ничего не имеет, у каждой аудитории должны быть свои герои.

— Где, кроме Украины, вас ждут: Беларусь, Грузия? — интересуюсь я.

— Нам ближе Польша, поляки любят альтернативную музыку, а еще в Польше много молодых украинцев, которые знакомят своих друзей-поляков с нами.

— А The Hardkiss на свадьбы и дни рождения приглашают? — задаю я сакраментальный вопрос.

В ответ получаю заливистый смех исполнительницы.

— Очень редко, мы же громкие и под нас особенно не потанцуешь. Иногда мы выступаем на корпоративах, как правило у IT-компаний, и это приятный опыт.

Санина объясняет, что главным заработком музыкантов альтернативного направления в Украине остаются открытые концерты. И тут же добавляет: для группы политическая и предвыборная агитация — табу.

— Точно не наша история,— переходит к основному блюду певица.

 

Вы живете на Оболони, часто гуляете с маленьким сыном на набережной. Вас люди узнают? — интересуюсь я.

— Чаще узнают мужа, Вала, его бороду никуда не спрячешь, а вот меня — реже,— поясняет невысокая изящная Санина.— Иногда стоишь в джинсах и футболке на детской площадке, ловишь сына с горки, а тут подходит чей‑то папа и серьезно так говорит: “А я вас узнал!”

Тут же она признает, что случаи с неузнаванием гораздо интереснее.

— Однажды администратор одного из региональных домов культуры, увидев меня у автобуса, строго так сказала: а ну, девочка, бери чемоданы и неси в гримерную солистке,— заливисто смеется Санина.

Время обеда подходит к концу, и за соседним столиком уже собираются другие участники группы.

— И все же сегодня украинскому исполнителю концертами внутри страны реально обеспечить себе достойную жизнь? — задаю я вопрос, на который пытаются ответить многие отечественные музыканты.

Впервые Санина замолкает на несколько секунд.

— Вопрос в том, сколько тебе нужно для счастья,— наконец выбирает философский вариант ответа она.— Нужно ли вкладывать сумасшедшие деньги в землю и недвижимость или достаточно быть обеспеченным человеком, путешествовать и оставаться самодостаточным. Во втором случае — однозначно да.

Мы прощаемся, и мое место за столом тут же занимают музыканты группы.