Бизнес

Национальный интерес

Журнал Новое Время продолжает серию материалов об успешных предпринимателях из разных регионов страны
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.
Формируем коалицию

Крупные международные фонды и гуманитарные миссии сделали ставку на поддержку малого и среднего бизнеса в Украине. Мы — тоже

 

Андрей Пышный,
председатель правления Ощадбанка

 

 

Недавно узнал интересную для себя новость. Международный Красный Крест проводит в Украине свою программу поддержки предпринимательства. Да, та самая организация, которая предоставляет экстренную, самую необходимую помощь в регионах, где жители пострадали от войн и стихийных бедствий. Их программа пред­­усматривает гранты для предпринимателей и людей, только планирующих открыть свое дело. Необходимое условие — создание двух рабочих мест. За каждое из них предоставляется 75 тыс. грн.

Программа Красного Креста ограничена территорией вблизи линии разграничения. Там наличие предпринимателей — это вопрос жизни и смерти. Наивно рассчитывать на всплеск интереса инвесторов к месту, около которого рвутся снаряды. Однако в непосредственной близости от военных действий проживают 600 тыс. человек, которым нужно где‑то работать, чтобы иметь средства к существованию. Надежда одна — на внутреннего инвестора, предпринимателя.

Еще один аспект — инфраструктурный. Эта самая линия разграничения топором прошлась по логистическим и инфраструктурным связям между частями региона. Банальный пример: раньше за хлебом надо было пройти через улицу, сейчас — через две линии окопов. Чтобы обеспечить наших людей хлебом, нужен новый магазин. А значит, нужны инвестиции — пусть и небольшие — чтобы его создать. И вот тогда на помощь приходит Красный Крест. Да и Ощадбанк — наверное, единственное финансовое учреждение, которое не боится брать на себя риск кредитования в прифронтовой зоне.

Впрочем, и на остальной территории Украины, далекой от военных действий, набеги инвесторов не наблюдаются. А значит, и здесь надежда — на микро- и малый бизнес. Увы, уровень развития предпринимательства в Украине по сравнению с соседней Польшей низкий. Там — 3,6 млн предпринимателей, у нас — только 2 млн. Причем наши предприниматели в подавляющем большинстве в чистом виде таковыми не являются.

Многие из них просто помогают большим корпорациям оптимизировать налогообложение. Реальных бизнесменов всего — по нашим подсчетам — около 400 тыс. Это в девять раз меньше, чем в Польше, которая начала рыночные преобразования практически в то же время, что и Украина.

У нас есть мечта исправить сложившееся положение. Не в одиночку, а в коалиции, которая объединится вокруг программы поддержки малого бизнеса Ощадбанка — Будуй свое. В рамках этой программы журнал Новое Время продолжит начатую в мае 2018‑го серию материалов про успешных предпринимателей из разных регионов страны.

Наша коалиция постоянно расширяется. Есть партнерские программы для малого бизнеса от больших компаний, которые осуществляются через веб-портал Будуй свое. Есть программы поддержки предпринимательства уважаемых международных организаций: фонда WNISEF, Немецко-украинского фонда, Европейского инвестиционного банка, Европейского инвестиционного фонда. Можно считать, что косвенно и Красный Крест причастен к нашей коалиции.

Важную роль в программе играют и органы местной власти. На сегодняшний день мы имеем 38 подписанных соглашений между ними и Ощадбанком — про частичную компенсацию кредитной ставки для предпринимателей регионов. Децентрализация также дает свои результаты — упрощаются регуляторные процедуры для бизнеса.

Хотелось бы видеть в нашей коалиции больше иностранных инвесторов. На уровне крупного бизнеса инвестирование в Украину хоть как‑то, но идет. Например, строится 90 новых зерновых элеваторов при участии иностранцев, ведущие американские и европейские компании заходят в самолето- и машиностроение, интересуются альтернативной энергетикой и переработкой отходов.

Начата малая приватизация через систему ProZorro. А это более 700 государственных и коммунальных предприятий по всей Украине стоимостью до 250 млн грн каждое. Мы — первые в Европе и четвертые в мире по производству меда. К нам едут итальянцы и датчане, поляки и чехи, запускают молочные фермы, варят прекрасные брендовые сыры, открывают рестораны европейского уровня.

У нас качественный кадровый потенциал в сфере IT, точного машиностроения, транспорта и логистики, строительства, горно-металлургического комплекса и во многих других отраслях. Украина — страна больших возможностей не только для украинцев, но и для иностранцев — точка роста для всей европейской экономики на ближайшее десятилетие-два. А это, пожалуй, самый эффективный асимметричный ответ на российскую гибридную агрессию, которая направлена не только против Украины, но и против западных институций и ценностей, едва ли не в первую очередь.

Скользкое дело
Скользкое дело

Сергей Данилейко, полтавский бизнесмен, привез из Парижа вкусную во всех смыслах слова идею — выращивать съедобных улиток. Теперь она кормит его и не только

 

Светлана Угнива,
Андрей Леденев

 

 

Это было едва ли не самой рисковой операцией полтавчанина Сергея Данилейко в его деловой карьере — начать бизнес по выращиванию и экспорту улиток. Хотя комплектующие для производства мебели, которыми он занимался много лет, были куда более основательным и знакомым делом, все же 38‑летний предприниматель рискнул.

Сделал он это в самый не­устойчивый период в новейшей истории Украины — в 2015 году, когда страна катилась в экономическую пропасть. Падение ВВП было катастрофическим — 15%. Девальвация — рекордная, за 2015 год гривня подешевела по отношению к доллару в полтора раза. До места военных действий, или так называемой АТО на востоке Украины — около 300 км, практически рукой подать.

В этот самый момент Данилейко находился в туристической поездке в Париже и впервые попробовал улиток. Именно тогда, в тиши парижских улиц, он принял судьбоносное решение — организовать в Полтавской области экзотический бизнес с прицелом на западноевропейские рынки. Речь шла о ферме по выращиванию улиток, а также их приготовлению.

“Я искал разные пути диверсификации доходов,— поясняет бизнесмен причины крутого разворота своей предпринимательской специализации.— Если вы долгое время находитесь в одной точке, то рано или поздно ваш бизнес может умереть”.

До улиточной фермы Данилейко занимался организацией кафе быстрого питания, а также еще одним проектом, связанным с производством мебели для VIP-сегмента. Но эти, как и многие его другие начинания, не имели успеха.

“Я еще думал заниматься лягушачьими лапками,— продолжает Данилейко.— А потом вычитал на форуме, что с улиткой намного дешевле и быстрее зарабатывать деньги”.

Удача и правда улыбнулась беспокойному полтавчанину.

фото_2

МЕНЮ ГУРМАНОВ: Блюда из улиток с различными видами соусов обретают все большую популярность во всем мире

Крутой поворот

В непростом для Украины 2015 году Данилейко неожиданно для себя принял нетвердое решение уехать из страны. Все было готово к отъезду, но в последний момент сорвался рабочий контракт. Как оказалось — к лучшему. Подсмотрев в Париже идею выращивания улиток, украинец решил, что Полтавская область вполне подойдет для того, чтобы вести бизнес и реализовать задуманное. Во всяком случае, стоило попробовать это доказать.

Первых своих улиток Данилейко купил в Польше. И вот он, первый прокол: маточное стадо оказалось плохого качества. Порядка 75% особей погибло. На второй год погибло порядка 70% стада. Самое время было сдаться.

“Мы были шокированы,— рассказывает Данилейко.— Это результат допущенных ошибок”.

Только на третий год он сумел вырастить приличное стадо улиток — до 20 т. И затем легко продал их внутри страны. Так как в это время в Украине начался улиточный бум, маточные стада улиток прекрасно расходились.

Теперь, когда дела пошли лучше, Данилейко рассуждает со спокойствием греческого философа: “Деньги часто лежат под ногами, но надо уметь их поднять”.

Бизнесмен занимается своим новым делом лишь четвертый сезон. Сейчас на его ферме работают десять человек. Горячая пора стартует в марте, а завершается осенью. В этот период Данилейко обустраивает для своих питомцев улиточный рай: спецосвещение, туманообразование, усиленное питание. В обмен на эту заботу получает икру, из которой вылупляются маленькие улиточки. На данный момент уже идет сбор “урожая”. Наиболее активная его фаза приходится на октябрь.

Часть улиток отправляется на продажу, а часть в качестве маточного стада остается на ферме. Там улитки помещаются в холодильные камеры и впадают в состояние анабиоза, в котором пребывают до весны.

В прошлом году ферма бизнесмена Равлик-2016 оставила для своих нужд полторы тонны маточного стада, а в текущем планируют поднять эту планку почти втрое. Делается это для того, чтобы уже в следующем году получить новый рекордный урожай.

В 2018‑м Данилейко планирует собрать около 45 т улиток при средней стоимости килограмма продукта € 3,5. Даже поверхностные знания таблицы умножения дают предпринимателю основания надеяться, что он выторгует порядка € 140 тыс.

Говоря об объеме первых инвестиций, Данилейко отмечает, что в первый год он вложил около € 30 тыс., во второй — примерно столько же. В итоге чтобы выйти на производство в 50 т, общий объем его инвестиций составит не менее € 130 тыс.

На следующий год Данилейко поставил перед собой завышенные капиталистические обязательства — производство 150 т улиток. И это не потолок. Похоже, с ним Данилейко еще не определился. Один из польских конкурентов, что производит сейчас 400 т деликатеса и к которому предприниматель ездил на мастер-классы, мотивирует его на новые трудовые подвиги.

Кроме выращивания улиток, полтавский предприниматель консультирует подобных себе энтузиастов, желающих обучиться основам улиточного дела. Он даже стал экспертом совещательной службы, которая предоставляет консультативные услуги и объединяет специалистов в различных сферах фермерского хозяйства для обучения по направлениям. Причем фермерам-студентам государство здесь возмещает 90% от стоимости обучения.

Количество желающих осваивать азы разведения улиток растет день ото дня. Но осилить весь путь получается далеко не у каждого. “В прошлом году мне позвонили 500 человек, из них на обучение приехали 150,— объясняет Данилейко.— Из них я обучил, продал маточные стада и помог открыться 28 фермам”.

Таким образом через образование Данилейко создает для себя конкуренцию и при этом наращивает собственные производственные мощности. Совместно со своими учениками формирует партии, которые пойдут на экспорт под его брендом Ukrainian Snail Holding. В этом случае предприниматель получает дополнительную прибыль от продажи товара своих компаньонов — речь идет о доле в 5–10%. Дело взаимовыгодное. Небольшому начинающему производителю выйти на продуктовые полки Европы необычайно сложно. Еще сложнее обеспечить стабильные партии определенного объема.

“Я был в одной компании в Валенсии, где каждый день получают 14 т улитки. Вдумайтесь! — делает паузу Данилейко.— Мне говорили: привозите столько, сколько можете вырастить, все заберем”.

Бизнесмен также рассказывает, что месяц назад заключил контракты в Испании. На днях он улетает во Францию, оттуда отправится в Бельгию и Германию. В этой поездке намечены встречи с 15 компаниями.

фото_1

ТОВАР ЛИЦОМ: Основатель улиточной фермы на Полтавщине Сергей Данилейко демонстрирует свою продукцию, которая продается во многих сетях Украины

Светлое будущее

И герой статьи, и эксперты уверены в светлом будущем выращивания украинских улиток — нового здесь сельскохозяйственного направления. В торговой сети Сильпо, к примеру, улитки впервые появились лишь в 2013 году, когда компания нашла одного из локальных производителей в Винницкой области.

“Улитки становятся все более популярными,— рассказывает руководитель проекта Лавка традицій Александр Пазынюк.— И выращенные в нашей стране ничем не уступают импортным улиткам”.

Впрочем, украинский потребитель только присматривается к деликатесу. Тому есть миллион причин. Две из них — низкая покупательная способность и несформированная гастрономическая традиция.

“Улитки — все еще экзотический и достаточно дорогой продукт для нашей страны,— подтверждает Ольга Насонова, гендиректор компании Ресторанный консалтинг.— Вижу их только на фестивале Уличная еда. Они уже появились и в ресторанах, но это элитные заведения с небольшим потоком людей”.

Совсем иначе дела обстоят в Европе. Там и с покупательной способностью все гораздо лучше, чем в Украине, и традиции сложились так давно, что уже никто и не вспомнит времен, когда улитки не вползали в рацион европейцев.

А им все мало. Данилейко приводит пример, как в 2015 году в Европе фермеры вырастили 450 тыс. т улитки. Потребность рынка тогда была на уровне 700 тыс. т. В 2017 году тамошние производители вырастили 850 тыс. т, а рынок уже потребовал 1,5 млн т.

“У нас потенциал громаднейший — столько земель пустует!” — Данилейко задумывается о перспективах отечественного улитководства. В Польше, как утверждает предприниматель, уже тысяча улиточных ферм, и он уверен, что в течение ближайших 10 лет столько же появится и в Украине.

“Здесь вы работаете в гривне, а продаете в евро”,— объясняет он очевидную выгоду своего дела.

С ним солидарен и Петр Лахай, эксперт ассоциации Украинский клуб аграрного бизнеса. По данным ассоциации, за прошлый год Украина вышла на неплохой результат — 350 т улиточного экспорта.

Лахай рассказывает, что теперь в Украине появился сельско­обслуживающий кооператив Украинский кластер производителей улиток, который будет заниматься в том числе открытием экспорта улиток в Испанию, Италию и Францию, где готовы платить € 4–6 за килограмм. Когда Данилейко слышит эти цифры, у него загораются глаза. 

Скорость улитки

Бизнес-среда меняется не так быстро, как нам хотелось бы, но все же меняется. Новый тип предпринимателя поступательно выдавливает старых “решал” образца 1990‑х и все шире открывает для себя возможности на международных рынках

 

Игорь Гут,
руководитель шведского проекта Develop Your Business,
член Несторовской группы

 

 

Ключевая причина появления предпринимателей, подобных Сергею Данилейко, полтавскому улиточному фермеру — новые экспортные возможности. Рядом открылся европейский рынок — самый большой и платежеспособный рынок в мире. Далее идут США, затем — Юго-Восточная Азия. С точки зрения развития бизнеса и экономики Украина имеет стратегическое положение. Те, кто поймут это первыми, могут построить экспортно ориентированные компании и заработать большие капиталы.

Этот полтавский предприниматель продемонстрировал, что он склонен к риску, умен и активен. Он быстро сориентировался с продукцией, увидел ее экспортный потенциал и начал создавать все с нуля. Ведь еще недавно такой отрасли, как улиточное производство, в Украине не было.

Второй момент. Упростилось мелкое администрирование, связанное с открытием бизнеса, проведением экспортных операций. Вот как стало проще получить паспорт, придя в сервисные центры, так же и с открытием компании или получением разрешительных документов. Хотя, конечно же, мы еще не Швеция, где за полчаса через интернет можно разрешить практически любые регуляторные вопросы. Но мы в пути.

Еще один фактор роста — Европейский банк реконструкции и развития. Появился доступ к различным грантам и программам, кредитам. Иногда напрямую или через украинских банкиров. Появилось много образовательных программ, в том числе связанных с продвижением экспорта. При Кабмине появилась организация Export Promotion Office.

Мы с ними сотрудничали, участвовали в первой торговой миссии в Стокгольме. У них хороший и информативный сайт. Они привлекли к своей работе иностранные посольства. Обратили внимание на новые интересные рынки, например в Африке.

Из минусов назову темп реформ и процессов по упрощению ведения бизнеса. Все, что не связано с коммерческой деятельностью, отвлекает предпринимателя и отбирает его главный ресурс — время и силы. Следующий отрицательный фактор — стоимость капитала, которая оставляет желать лучшего. Предпринимателю нужны доступные кредиты в гривне.

А ставки на сегодняшний день стартуют от 20% годовых. Это значит, что, выплатив все зарплаты и налоги, надо суметь заработать больше 20% прибыли. Для тех, кто работает на внутреннем рынке, это проблема. У покупателей в Украине платежеспособность низкая. Так уж получается, что для предпринимателя, в особенности начинающего, зачастую первое кредитование — это либо друзья-знакомые, либо мелкие и дорогие банковские кредиты. А между тем Национальный банк снова повысил учетную ставку — теперь уже до 18%. И это ничего хорошего предпринимательской инициативе не сулит.

Проходит страх, который подавлял инициативу

Ну и, конечно же, инфраструктура. Наша страна разорвана. Мы из Стокгольма в Гетеборг (расстояние 470 км, как между Киевом и Харьковом) доезжаем, пересекаем Швецию, за 2,5–3 часа. Скоростной режим там в два раза выше, чем у нас,— 200 км в час. И планируют поднять до 250. Нам тоже надо повышать скоростной режим — из Киева до Днепра мы должны доезжать за 2–3 часа, а не за 5–6.

Инфраструктурой я в данном случае называю все — от бизнес-образования (с его отсутствием специализированных программ) и заканчивая дорогами, самолетами и скоростным интернетом. За пять лет эту инфраструктуру можно поднять до уровня неузнаваемости.

Как итог: после революции достоинства в воздухе запахло свободой, которая становится в какой‑то степени нашей культурой и ментальностью. Дух свободы для предпринимательства играет важную роль. Проходит страх, который подавлял инициативу. Раньше Сергею Данилейко, может быть, и в голову не пришла бы идея выращивать улиток и экспортировать их на Запад.

Предпринимательское поле кардинально изменится в ближайшие 5–10 лет. Мы сегодня еще тянем балласт в виде выходцев из “деловой среды” 1990‑х. Раньше было много “решал” — если договорился с налоговой, пожарниками и таможней, ты уже конкурентоспособный. Постепенно они сходят с дистанции.

Сейчас появилось множество тех, кто умнее, быстрее, эффективнее работает в экспортном направлении и создает больше ценностей для конечного потребителя. Не все компании готовы меняться, и не все смогут перестроиться. Кто сможет, тот будет двигаться дальше. Это хороший, здоровый процесс, он освобождает пространство для новых предпринимателей.