Идеи

История одного конфликта

Бывший посол США в России объясняет, что в действительности испортило отношения этих двух стран
Хотите купить эту статью?

Бывший посол США в России объясняет, что в действительности испортило отношения этих двух стран и указывает на явное сходство Дональда Трампа и Владимира Путина

 

Ирина Илюшина

 

 

Michael McFaul. From Cold War to Hot Peace: An American Ambassador in Putin”s Russia, 2018

 

Конфронтация между США и Россией приведет к полному уничтожению ими друг друга. В некоторых случаях как во время холодной войны, так и во время конкретных конфликтных ситуаций только трезвый взгляд отдельных людей спасал мир от катастрофы. Об этом пишет Майкл Макфол, бывший посол США в России, в своей книге От холодной войны до горячего мира, ставшей бестселлером на сайте Amazon.

Макфол был советником президента Барака Обамы по российским вопросам. Будучи приверженцем идеи о том, что либеральная демократия может быть пересажена и укоренена в России, Макфол разрабатывал политическую стратегию, известную как перезагрузка, которая способствовала значительному улучшению отношений США с РФ.

Улучшение дипломатических отношений не было самоцелью — Штаты надеялись получить от перезагрузки ощутимые результаты, например предотвращение получения Ираном ядерного оружия.

В 2008 году, с началом войны России с Грузией, эта программа была приостановлена. Несмотря на это, Макфол отправился работать в Совет национальной безопасности с прицелом на спасение двусторонних американско-российских отношений. Но этого не произошло. Будучи послом США в России с 2012 по 2014 год, он из первого ряда наблюдал за тем, как разработанная им политика рухнула.

“Я верил в возможность российской демократии и интеграцию с Западом,— пишет Макфол,— но мы проиграли. Все наши усилия оказались впустую”.

Причем с первых дней миссии Кремль пытался дискредитировать Макфола, печатая клевету в государственных СМИ, к тому же установил слежку за послом, его семьей и персоналом.

Среди причин того, что две сверхдержавы прошли путь от относительной дружбы до взаимного недоверия и опасной напряженности, автор называет внешнюю политику США и российскую внутреннюю политику. Неприятие России вызвало расширение НАТО в Центральной Европе, а в перспективе — в странах бывшего Советского Союза; бомбардировки Сербии; аннулирование договора противоракетной обороны в 2002 году, вторжение в Ирак в 2003 году, а также американскую поддержку смены режимов в соседних с Россией государствах. Последнее, например, заставило Путина поверить в то, что Вашингтон намерен спровоцировать подобные потрясения и в России.

Вторжение США в Ирак в 2003 году нанесло разрушительный удар по отношениям США и России, утверждает автор, и именно это побудило Путина сделать вывод о том, что “Россия должна создавать противовес американской гегемонии в мире”.

Однако одна из проблем была в том, что восприятие событий Кремлем имело мало общего с реальностью. Так, если свержение правительства в Украине было следствием ее внутреннего развития, и арабская весна также была полностью внутренним делом, то Москва предпочла видеть в них руку ЦРУ.

Одной из причин такого восприятия автор называет личность Путина. Он знаком с ним лично, но, как шутит Макфол, они “определенно не друзья в Facebook”. Российского президента он описывает как опасного параноика: “Его страх того, что мы спонсируем смену режима в России, с годами только возрос”.

Рассуждая об авторитаризме и национализме, Макфол указывает на явное сходство между Трампом и Путиным. В конце концов оба они, а также венгерский премьер Виктор Орбан и французский экс-кандидат в президенты Мари Ле Пен — политики одного порядка.

Также автор подчеркивает: новая идеологическая борьба разворачивается не между Россией и Западом и не между коммунизмом и капитализмом, а между демократией и авторитаризмом.

 

 

Джон Бреддок. Думай как шпион. Как принимать решения в критических ситуациях,— Альпина Паблишер, 2018

 

Советы Бонда

Бывший разведчик делится принципами мышления, которые пригодятся в бизнесе

 

Если показать какой‑нибудь голливудский исторический фильм профессиональному историку, он наверняка укажет на множество ляпов и несоответствий, которые, возможно, делают фильм более зрелищным, но заставляют экспертов покатываться со смеху. Точно так же смотрят фильмы про шпионов профессиональные разведчики.

Шпионаж — это не хитроумные футуристические девайсы в духе Бонда (разведчики предпочитают пользоваться не новинками, а старыми, годами проверенными технологиями), и не драки и перестрелки на каждом шагу (шпион должен быть максимально невидимым, любой конфликт — это худшее, что может произойти), а особый способ мышления, точная оценка обстановки и мгновенная выработка правильного решения.

“Если мышление не приводит к действиям, то оно бесполезно”,— пишет в своем бестселлере бывший оперативник ЦРУ Джон Бреддок.

Первым этапом в принятии решения он называет сбор данных. “Если ты плохо справился с тем, чтобы собрать данные, расставить их по порядку, отбросить лишнее и сопоставить с предыдущими сведениями, то не примешь верного решения”,— пишет Бреддок.

Также, по его мнению, для успеха нужны три вещи: представить конечную цель; в обратном порядке обдумать те действия, которые придется совершить; и, наконец, действовать.

 

 

George Gilder. Life After Google: The Fall of Big Data and the Rise of the Blockchain Economy, 2018

 

Когда умрет Facebook

Технологические гиганты находятся на пике развития. Кто идет вслед за ними?

 

Это звучит дико, но тем не менее: нынешние технологические лидеры находятся на пике развития, уверяет американский экономист Джордж Гилдер. Парадигма Google — гигантские центры обработки данных и почти религиозная вера в способности искусственного интеллекта — не имеют потенциала.

“Да, суперкомпьютер ребят из Google может за минуту сыграть столько партий в го, сколько все человечество не сыграло за всю историю. Но это не прогресс в развитии искусственного интеллекта, а лишь его иллюзия”,— пишет Гилдер.

По его наблюдениям, технологический прогресс, ускоряясь в некоторых областях, таких как криптография и датчики, сильно тормозит в других, таких как полупроводники и “чистая

Чтобы прочесть материал полностью,