Страна

Чужие здесь ходят

С открытием европейских границ в Украине сразу на треть вырос поток нелегальных мигрантов из стран Азии и Африки
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

С открытием европейских границ в Украине сразу на треть вырос поток нелегальных мигрантов из стран Азии и Африки. Для падающей в демографическую пропасть страны они могут стать не только проблемой, но и спасением — если Киев сумеет использовать этот сам идущий в его руки трудовой потенциал

 

Максим Бутченко

 

 

На киевском рынке Троещина не протолкнуться — покупатели снуют в тесных проходах между рядами, а их со всех сторон приманивают продавцы.

В этой торговой кутерьме НВ не сразу замечает пожилого невысокого мужчину восточной наружности, который стоит вместе с маленьким мальчиком под одной из вывесок.

Неприметность этого человека оправданна: он здесь не торговец и не покупатель, а нелегал.

57‑летний Наджибулла просит не называть его фамилию, как и другие данные. И только с таким условием рассказывает о том, как жил почти на фронте — в пригороде Кабула, столице его родного Афганистана. Там не умолкала стрельба, и даже гремели взрывы, последний из которых унес жизни сотни людей.

Из-за него‑то Наджибулла окончательно решил: нужно уезжать.

Вначале афганец, взяв с собою дочь и четырех внуков, легально перебрался в Турцию. Потом морем приплыл в Россию, а оттуда на машине незаконно пересек украинскую границу.

Весь его путь занял 2,5 месяца.

Путешествие Наджибуллы и его семейства на этом не закончилось: муж его дочери (и отец его внуков) живет в Германии. Он‑то и предложил тестю: мол, доберись с моей семьей до Украины, а оттуда я вас уже к себе вывезу.

Пока у зятя что‑то не складывается, и Наджибулла застрял в Украине. Здесь ему и семье деньгами-жильем помогает афганская диаспора. Сам беглец хочет подать документы на статус искателя убежища и хоть так легализоваться. Но подавать нечего — за время долгого путешествия он где‑то потерял паспорт.

“Из Афганистана хотят выехать почти все, потому что везде — полная обреченность,— говорит он.— Какое я дам будущее своим внукам? Ни образования, ни спокойной жизни”.

В Украине, по данным Госпогранслужбы (ГПСУ), таких нелегальных путешественников в лучшую жизнь становится с каждым годом все больше. В основном это выходцы из Азии и Африки.

Особенно активизировались беглецы в последнее время: если за первые шесть месяцев 2017‑го пограничники задержали 1073 нелегала, то в первом полугодии 2018‑го — уже 1413.

По итогам года в ГПСУ ожидают как минимум 30-процентной прибавки числа таких путников.

Оно и логично: мигранты надеются, что открывшаяся для украинцев Шенгенская зона с ЕС станет и для них более “проходной”.

Но это вряд ли — четвертая часть всех задержанных в стране нелегалов отловлены украинскими пограничниками именно на западной границе страны.

И все равно Украина становится заметно более привлекательной для людей, бегущих из азиатских или африканских стран в Евросоюз.

По прогнозам Петра Цигикала, главы ГПСУ, поток мигрантов в ближайшее время вырастет в разы. Он поясняет, что иностранцы “будут пытаться попасть в наше государство любым способом”. Потому что и Европа рядом, и отечественное законодательство лояльно — наказывает за незаконный переход границы лишь штрафом в размере чуть более $ 100.

Роста числа иностранцев-беглецов в стране ожидает и Миграционная служба. Чиновников подталкивает к подобным выводам их же собственная статистика: если в 2014 году внутри страны эксперты службы выявили 3,5 тыс. нелегалов, то в 2017‑м — уже 9,6 тыс. чел.

Данные за 2018‑й, по словам Сергея Гунько, начальника управления коммуникации и электронных сервисов Миграционной службы, еще не готовы. Но из уже доступных цифр он делает вывод: число обнаруженных в Украине нелегалов на треть превысит прошлогодний показатель.

Точного числа таких людей, которые сегодня постоянно проживают в Украине, не может назвать никто из официальных лиц. По экспертным оценкам, их как минимум 30–40 тыс. человек. И это без учета тех, кто в стране находится “проходом”.

СТОЯТЬ, ШТРАФОВАТЬ БУДЕМ: За нелегальное пересечение границы в Украине предусмотрен штраф — примерно $120. На фото — украинский пограничник, задержавший нелегалов из Азии

Транзитное постоянство

Большинство “транзитеров” — 70% — попадают в страну, по оценкам ГПСУ, легально: через официальные пункты въезда. А затем либо пытаются сразу пробраться на Запад, либо ищут надежные каналы переправки в Европу.

Но подобные поиски, как правило, затягиваются. И “транзитеры” попадают в капкан: срок легального пребывания в Украине заканчивается, путей на Запад они не находят и начинают жить здесь — как могут и как получается.

У 35‑летнего суданца Насрадина Адама Нагара получается не очень хорошо. Он попал в Украину в 2013 году, имея конечной целью своего вояжа одну из стран Евросоюза. Однако застрял — так сложились обстоятельства, объясняет суданец.

За пять следующих лет Нагар несколько раз приходил в Миграционную службу, надеясь получить статус беженца. Но безуспешно: всегда получал отказ. Неоднократно он обращался и в посольства европейских стран, чтобы выехать, и тоже безрезультатно.

Сейчас Нагар подрабатывает на одном из киевских рынков секонд-хенда, а свою жизнь сравнивает с вечным изгнанием. “Только увижу полицейского — бегу, чтобы спрятаться от него. Если заметят — опять тысяча проблем. Житья нет совсем”,— говорит он.

История Нагара типична для нелегалов в Украине. По словам Гунько, в стране достаточно много иностранцев, которые просрочили свои туристические визы, не получили документы об убежище или вовсе находятся здесь без оформления.

Зачастую Миграционная служба выписывает им штрафы, отправляет в пункты временного содержания. Или депортирует, но не так и часто: в 2017‑м из страны отправили в обратный путь примерно 300 нелегалов.

Украина манит таких гостей не одной лишь “приоткрытой” границей с ЕС, но и своим либеральным законодательством: за неофициальное пересечение границы предусмотрен всего лишь административный штраф — от 3,4 тыс. грн ($ 120).

Для многих “туристов”, заплативших различным перевозчикам $ 13–15 тыс.— именно столько стоит транзит из Средней Азии в Евросоюз — наказание в $ 120 не выглядит пугающим.

Игорь Малахов, замначальника департамента Нацполиции по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми, говорит: каналы перевозки нелегалов контролируют международные картели. Но в Украине они, как правило, представлены местными жителями.

Именно их, а не закона, опасаются нелегалы: вдруг так называемые посредники, обещающие довезти до тихих европейских гаваней, бросят на полпути. И этим “полпути” окажется Украина — страна, где можно годами жить без документов, но сложно легализоваться и найти денежную работу.

20‑летний Хазбулла, активист афганской молодежной организации, уже шесть лет живет в Украине в подполье. Он попал в Одессу 14‑летним подростком — мать доверила его дяде, чтобы тот вывез юношу из Афганистана.

Родственник сумел довезти Хазбуллу до Украины, а после пропал.

Юный афганец уже семь раз подавал документы в украинскую Миграционную службу, но неизменно получал отказ: там требовали доказательств, что на его родине идет война.

На работу парня не принимают. “Сижу дома в основном, никуда не выхожу”,— рассказывает он НВ. Спасает лишь то, что Хазбулла выучил русский язык и теперь подрабатывает переводчиком с фарси.

Нелегалы, по словам спикера погранслужбы Олега Слободяна, чаще всего попадают в Украину с востока, из России, через Сумскую область. Именно там еще не построены сооружения так называемого проекта Стена, который должен полностью закрыть границу с РФ.

Далее дорога таких путешественников проходит через центр страны и чаще всего заканчивается в Закарпатье. В этом регионе есть гористый участок границы со Словакией, хуже всего оборудованный для наблюдения за нарушителями.

Самой активной национальной группой из числа тех, кто стремится использовать Украину для транзита на Запад, по словам Слободяна, стали вьетнамцы. Здесь им часто помогают довольно многочисленная местная национальная община и специализирующиеся на вьетнамцах преступные группы. Нелегалы платят в среднем $ 3–5 тыс., чтобы попасть в Украину. Еще $ 5–8 тыс. стоит их дальнейшая переправка в ЕС.

Причем в Украину многие из них въезжают легально, затем более половины этих людей исчезают. Слободян приводит прошлогоднюю статистику: в страну въехали 4,2 тыс. вьетнамцев, а выехали 2,8 тыс. “Почти 1,5 тыс. растворились на наших широких просторах”,— без шуток рассказывает представитель ГПСУ. И добавляет: за первую половину 2018‑го к этой армии невидимок добавилось более трех сотен человек.

фото_1

ВРЕМЕННАЯ СТОЯНКА ЧЕЛОВЕКА: Суданец Насрадин Адам Нагар хотел попасть в Европу, но стал нелегалом в Украине. Теперь торгует на рынке и опасается любой встречи с полицией

Проблемные люди

Пока миграционный поток через Украину не такой большой, чтобы представлять опасность для Европы, утверждает Слободян. По данным Frontex, агентства Европейского союза, которое занимается охраной внешних границ, доля Украины и Беларуси в общем потоке мигрантов в ЕС составляет лишь 0,2%.

Но пограничники призывают не заниматься самоуспокоением: поток нелегалов из года в год увеличивается. И способствуют этому, кроме прочего, еще и российские спецслужбы. “В РФ даже создан своеобразный коридор, чтобы свободно переправлять мигрантов к украинским границам,— говорит Слободян.— Российская власть, по‑видимому, этому только содействует”.

Кроме того, нелегалы откровенно негативно влияют на криминогенную ситуацию в стране, уверен Малахов из Нацполиции. Значит, их надо активнее выявлять и отправлять на родину.

За ужесточение закона по отношению к нарушителям границы выступает и Слободян. Мол, будут выше штрафы, будет уголовное наказание — и нелегалы сто раз подумают, прежде чем незаконно пробираться в Украину.

Однако Юг Биссо, старший советник украинского отделения Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) советует решать проблему на основании иных принципов — не наказывать, а адаптировать.

Стоит выписать четкие требования, касающиеся общей адаптации мигрантов к местным реалиям,— знанию языка, наличию работы, добропорядочности. А после провести миграционное обнуление — признать статус всех нелегалов. “Сколько в стране нелегальных мигрантов? Десятки тысяч,— говорит Биссо.— Всех не депортируешь. Значит, нужно изменить [к ним] подход”.

А уже после всех адаптационных мер чиновник ООН предлагает активнее выявлять мигрантов, которые не захотели легализоваться.

Сколько в стране нелегальных мигрантов? Десятки тысяч. Всех не депортируешь 
Юг Биссо,
старший советник УВКБ ООН

В перспективе идея адаптации иностранцев, незаконно живущих в Украине, может принести пользу государству. Об этом говорит правозащитник Максим Буткевич, указывая на то, что Украина стремительно теряет рабочие руки.

Сокращает демографический потенциал страны естественная убыль населения. Как пояснила НВ Элла Либанова, директор Института демографии и социальных исследований, чтобы население не уменьшалось, нужно, чтобы на 100 женщин приходилось 213–215 детей. В стране подобного нет уже полвека: сейчас на сотню украинок приходится 160 ребятишек.

Еще один мощный фактор, играющий против страны,— трудовая миграция. По оценкам Павла Климкина, министра иностранных дел, ежегодно из Украины выезжают около 1 млн ее граждан. “Эта ситуация, к сожалению, в ближайшее время сохранится”,— уверен он.

Главный дипломат также добавил, что в Польше сейчас проживают 1,4 млн соотечественников. А лишь по официальным данным Госслужбы занятости, за границей находятся примерно 5,5 млн заробитчан (по неофициальным — около 8–9 млн).

Для Украины с каждым днем все актуальнее становится польский сценарий: из этой страны массово выезжали на Запад ее граждане, на смену которым теперь столь же массово едут украинцы.

На берегах Днепра, по оценкам экспертов, подобное тоже возможно. “Сюда приедут другие люди,— говорит Либанова.— Не будет территория в центре Европы с таким климатом и природными ресурсами пустовать”.

Место выехавших украинцев, по ее словам, могут занять граждане государств Средней Азии. Тем более что в России, на которую те долгие годы ориентировались, растет неприятие представителей других национальностей.

Нынешние нелегалы, если их адаптировать, станут первыми звеньями в этой цепи, уверены эксперты. “Если есть потребность в людях, то почему бы и нет?” — говорит Буткевич.

Главное, утверждает Либанова, уже сейчас понять, как Украина будет социализировать “гостей”. И что от них попытается получить.

“Стоит подготовиться к тому, что наша страна в будущем станет домом для множества иностранцев”,— заключает директор Института демографии.