Бизнес

Зачем нам Вьетнам

Окно наших возможностей во Вьетнаме открыто как минимум еще три-пять лет

Вьетнамцы богатеют, развиваются, молодеют и, как следствие, быстро меняют свои гастрономические предпочтения. Украинским агропроизводителям здесь есть чем заняться

 

Ольга Трофимцева,
замминистра агрополитики

 

 

В последние дни лета, точнее 28 августа, в ханойском супермаркете Big C я неслучайно наткнулась на подсолнечное масло от украинской компании Kernel. Storecheck почти всегда является обязательной частью моих рабочих поездок независимо от страны пребывания. Во-первых, я ищу в местных супермаркетах украинские продукты питания, обращая внимание на маркировку (указана ли страна-производитель).

Во-вторых, я оцениваю общий ассортимент продуктов на полках супермаркетов разного уровня цен, чтобы получить впечатление об открытости ретейла для импорта и получить общее представление об уровне покупательной способности населения страны.

Зайдя в пару супермаркетов вьетнамской столицы, например в Lotte Mart и уже упомянутый Big C, я сделала два важных вывода. Кроме украинского подсолнечного масла, найти что‑то отечественное во вьетнамском ретейле пока невозможно. Говорят, что есть еще наша водка, но я ее так и не увидела. И второе — вьетнамский рынок и вьетнамский потребитель открыты новому, ассортимент в супермаркете по многим продуктовым группам превосходит украинский.

Меня удивила полка молочных продуктов с огромным выбором (позже и сотрудники украинского посольства подтвердили: вьетнамцы дают детям все больше молока и молочных продуктов, и это заметно по среднему росту представителей разных поколений населения этой страны, ведь раньше вьетнамцы, как и другие жители азиатских стран, практически не употребляли молочку). Не менее разнообразным оказался уголок с выпечкой и продуктами мукомольной промышленности — от свежих круассанов до различных видов хлеба, а это значит, что и в этом сегменте привычки потребителя Вьетнама меняются.

Окно наших возможностей во Вьетнаме открыто как минимум еще три-пять лет. И это не только молочка. Например, пиво или ячмень солодовый, необходимый для производства пива. Местные все активнее употребляют этот хмельной напиток. Мука и готовая выпечка, фрукты и ягоды, которые не растут в этой местности: яблоки, голубика и т. д.

Еще один элемент роста — органические продукты питания, в том числе импортные, которых становится все больше в торговых сетях и интерес к производству которых растет у вьетнамского бизнеса.

Вьетнам же странным образом не в фокусе нашей торгово-экономической политики. Хотя после короткого рабочего визита в Ханой именно эту страну я назвала бы “азиатским тигром”. В 2017 году ВВП Вьетнама показал последовательный рост в 6,8%. Население — 100 млн человек. Страна молодеет. Рождаемость более чем в два раза превышает смертность. Средний возраст — 30,5 лет (в Украине чуть больше 40 лет).

Одним из самых интересных (неформальных) замечаний вьетнамского коллеги на встрече в министерстве промышленности и торговли Вьетнама было: “А вы знаете, что несколько самых богатых людей нашей страны имеют украинский бэкграунд? Они у вас учились и работали, а теперь вернулись во Вьетнам и стали мультимиллионерами”. В таком случае нам нужно использовать как официальные инструменты построения системных, долгосрочных экономических отношений с Вьетнамом, так и неофициальные — с помощью таких вот украинских агентов влияния.

ВЫЛЕТЕЛА, ПТИЧКА? Ольга Трофимцева, прогуливаясь по супермаркету Big C в Ханое, решила сделать фотографию на фоне украинского растительного масла