Мнения

Прописные истины

Накануне предвыборной гонки стране пора ответить на элементарные политические вопросы, сводящиеся к формуле “модернизируйся или умри”. Иначе рискуем зависнуть между вторым и третьим мирами

Накануне предвыборной гонки стране пора ответить на элементарные политические вопросы, сводящиеся к формуле “модернизируйся или умри”. Иначе рискуем зависнуть между вторым и третьим мирами

 

  

Ярослав Грицак, историк,
профессор Украинского
католического университета,
член Несторовской группы

    

Хорошие тексты всегда провоцируют дискуссии. Вот и я хочу не согласиться с двумя колонками историка Михаила Дубинянского Теория и практика и После томоса. Они написаны на разные темы, но по одной схеме: из всего потока мнений в публичном пространстве автор обобщает две противоположные позиции и приходит к выводу, что совместить их невозможно.

На фоне общей депрессии в Украине это не добавляет оптимизма. Ведь каждая из позиций не очень‑то хороша, а если объединить их не получается, значит, мы, мягко говоря, в патовой ситуации.

Например, в материале Теория и практика Дубинянский пишет о “мире теории, где дискутируют о ценностях и судьбах Родины” и “мире практики, где решаются прикладные политические задачи”. Первый похож на “уютную башню из слоновой кости, где можно посидеть в приятном обществе, размышляя о высоких материях. Но чем ближе весна 2019‑го, тем отчетливее первый мир будет сдавать позиции второму. В теории можно оставаться над схваткой, не относя себя ни к условным порохоботам, ни к условным зрадофилам. На практике эта удобная позиция, скорее всего, будет дискредитирована. И это чревато для нас еще большим расколом. В конце концов, “либералы” и “нацио­нал-консерваторы” никогда не были настоящими единомышленниками, а лишь ситуативными союзниками в борьбе против Януковича и Путина”.

Я вот не знаю, к какому из этих миров отнести себя. Национал-консерваторы считают меня либералом, либералы — националистом. При этом национал-консерваторы не нравятся мне стратегически. Они пытаются строить нацию вместо того, чтобы модернизировать ее. А либералы раздражают своей яловостью. Они могут хорошо говорить и писать, но из этого не рождается новое качество.

Теоретически я хотел бы жить в башне из слоновой кости. Практически же понимаю, что в Украине ее не существует. Поэтому отсиживаться на выборах-2019 будет негде.

Зато есть разные способы жить вне башни из слоновой кости. Например, выбирать между порохоботами и зрадофилам или же пытаться сместить центр дискуссии с обсуждения кандидатов на их принципы.

То же касается конфликта, описанного Дубинянским в другом материале: схватки “пространства патриархальных ценностей, молитв за Украину” и “пространства модерного, светского, раскрепощенного, насмехающегося над “духовными скрепами”.

Придется делать вещи, которые сейчас кажутся невозможными

Я работаю в Украинском католическом университете и много путешествую по Украине. И могу ответственно заявить, что нигде больше не встречал такого “модерного пространства”, как у нас в университете. Но здесь не насмехаются над “духовными скрепами”. Поскольку все построено на уважении к человеческому достоинству.

Если перейти на язык обобщений, то лучше всего эти вещи концептуализировал Лешек Колаковский в тексте с говорящим названием Похвала непоследовательности. Мир, пишет он, спасает порода людей, которые едят котлеты, но не могут зарезать курицу; являются лояльными к государству, но не пишут доносы в спецслужбы; верят в бога, но не требуют сожжения еретиков. Поэтому умный человек спокойно может быть “консервативно-либеральным социалистом”. Или же “национально-консервативным либералом”.

Любой принцип, доведенный до логической последовательности, противоречит сам себе. Нельзя быть терпимым к движениям, исповедующим нетерпимость. Но даже в мире позитивных ценностей не существует двух, которые можно полностью бесконфликтно модернизировать. Скажем, полная свобода исключает равенство, а при полном равенстве невозможна свобода.

Мир, особенно политический, не делится на два без остатка. Почти всегда есть третья, четвертая или пятая опции. Мышление дихотомиями (или-или) ошибочно по определению. Те, кто ставит нас перед таким выбором, или не доучились, или манипуляторы.

Но это не означает, что нет ситуаций, когда выбор или-или не только возможен, но и конечен. Речь о так называемых элементарных случаях, когда стоит вопрос жизни и смерти. Когда голодного нужно накормить, а бедному помочь. Несложно провести аналогии и в мире политики. Скажем, современной Украине нужны независимые суды. И в этом вопросе не имеет значения, либерал ты или национал-консерватор.

Основная задача интеллектуалов — определить эти элементарные политические ситуации, сводящиеся к формуле “модернизируйся или умри”. Если мы не проведем таких изменений, Украина так и зависнет между вторым и третьим мирами. Со слабой экономикой, слабой армией и вне военных блоков. Следует переформатировать публичные дискуссии так, чтобы определенные тезисы стали прописными истинами.

Понимаю, это кажется невыполнимым, особенно на фоне предвыборных дискуссий, где доминируют невежды и циники. Но мир и Украина на 2019‑м не закончатся. Поэтому придется делать вещи, которые сейчас кажутся невозможными, но потом могут стать новой реальностью.