Наука. Здоровье

Грядет революция

Наука готова перевести онкологические заболевания, ежегодно уносящие миллионы жизней, из разряда смертельных в хронические
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

Наука готова перевести онкологические заболевания, ежегодно уносящие миллионы жизней, из разряда смертельных в хронические. На разработку новых и все более действенных методов лечения своей главной болезни человечество тратит по $130 млрд в год

 

Екатерина Иванова

  

 

В ноябре 2017 года авторитетный американский научный журнал Nature Medicine опубликовал статью, которой суждено было стать сенсационной. В ней говорилось, что молекулярные биологи из Национального института США по исследованию рака (National Cancer Institute) впервые в истории мировой медицины добились полного исцеления женщины с раком груди IV стадии и метастазами по всему телу.

49‑летней пациентке Джуди Перкинс предложили экспериментальное лечение — так называемую иммунотерапию. Суть ее сводится к использованию препарата, который изготавливается из клеток самого больного. В лабораторных условиях клетки Перкинс “перепрограммировали”, наделив способностью распознавать раковые как чужеродные и включаться в борьбу с ними. Новую технологию ее создатели окрестили “живым лекарством”.

Опухоль в груди Перкинс стала уменьшаться уже спустя неделю после начала лечения. А еще через шесть недель исчезла совсем. Со дня окончания курса лечения Перкинс прошло два года, и теперь врачи констатируют, что никаких следов возвращения рака в ее теле не наблюдается.

“Мы говорим о самом персонализированном виде лечения, который только можно представить”,— говорит Стивен Розенберг, один из авторов исследования.

Значение разработанной им иммунотерапии исследователи многих стран сравнивают с открытием антибиотиков. Иммунотерапию рекомендуют применять вместе с таргетной терапией. Эта инновация заключается в том, что для пациента подбираются индивидуальные препараты, которые целенаправленно воздействуют на конкретный тип рака, блокируют центры роста вредных клеток и обеспечивают их быстрое разрушение.

Тем временем борьбу с раком ведут исследователи в сотнях лабораторий мира. И довольно успешно. По данным отчета Global Oncology Trends 2017, подготовленного аналитической компанией IMS Health, с 2011 по 2016 год на фармацевтическом рынке появилось 68 новых методов лечения злокачественных заболеваний. Ведущие страны мира объединяются в борьбе с болезнью века — большинство исследований, о которых говорит мир, являются мультинациональными. Хотя лидером в сфере антираковых исследований все же остаются США, где в клинике Мэйо, ведущем исследовательском центре мира, проводится более 1 тыс. исследований ежегодно. Для сравнения: в Украине — 70.

“Мы стоим на пороге новой большой революции в борьбе с раком — теперь у нас есть возможность нацеливать иммунную систему на борьбу с множеством разных мутаций,— убежден Лазло Радваньи, онколог из Университета Торонто. — Скоро у медиков появится возможность бороться с теми видами рака, которые раньше считались неизлечимыми”.

Бурное развитие инноваций дает надежду на спасение многих жизней — по данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно регистрируется 14 млн новых случаев онкологии. 8,2 млн человек в год умирают от рака, и это примерно 13% всех смертей в мире. Причем 70% случаев летальных исходов вследствие онкологии приходится на страны с низким и средним уровнем дохода. В Украине, по данным Елены Колесник из Национального институт рака, более миллиона онкобольных пациентов и ежегодно регистрируется более 135 тыс. новых случаев — такое же число жителей в Никополе или Славянске.

инфографика
Бой с клеткой

Цви Бернштейн, глава отделения клинической онкологии израильской клиники Lisod в Киеве, начал практиковать более 40 лет назад, когда основным подходом в лечении онкологии считалась хирургия. “Если нечего оперировать — нечего лечить”, — вспоминает он основополагающий принцип тех лет.

Параллельно применялось медикаментозное лечение, лучевая, гормональная терапия — методы, которые сегодня называют традиционными. Ученые долгие годы пытались найти универсальное средство лечения рака, пока не пришло понимание, что это не одна болезнь, а по крайней мере 200. Причем каждый тип рака имеет свои симп­томы, методы диагностики и лечения.

За последние несколько лет наука совершила в методологиях лечения разных типов онкологических заболеваний настоящий прорыв. Например, появились биологические, или так называемые таргетные препараты. В отличие от химиотерапии, которую называют “стрельбой из пушки по воробьям”, они оказывают воздействие не на весь организм, а точечно на опухоль.

Такое лечение уже показало свою эффективность при многих видах рака, в частности раке молочной железы — номер один в мире по смертности от рака среди женщин. На конференции Американского общества клинической онкологии (ASCO) были представлены результаты исследования, показавшие значительное сокращение размеров опухоли у 35% женщин с распространенным HER2‑положительным раком молочной железы: все они получали новый таргетный препарат трастузумаб-DM1.

 

 

“Результатов этого исследования с нетерпением ждали тысячи женщин с распространенным HER2‑положительным раком молочной железы, способов лечения для которых существует очень мало, если вообще существует, — говорит доктор Хосе Басельга из университетской клиники Vall d’Hebron в Барселоне, принимавший участие в исследовании. — Очень необычно видеть, что монотерапия может быть столь эффективной”.

Еще одно революционное направление — иммунотерапия. Эти препараты действуют несколько иначе: они мобилизуют иммунную систему человека на борьбу с раковыми клетками. И сегодня уже существует несколько видов иммунотерапии, успешно прошедших клинические испытания и одобренных регулирующими органами США и ряда других стран. Причем для лечения злокачественных опухолей в Америке одобрены четыре препарата, активизирующие иммунную систему.

Лучшие результаты достигнуты в лечении меланомы. По словам Бернштейна, в течение многих десятилетий эта проблема оставалась нерешенной: меланома слабо реагировала на химиотерапию, размеры опухоли сокращались лишь в 5–10% случаев. А в 2011 году в США был зарегистрирован первый иммуноонкологический препарат, показавший способность не просто сокращать опухоль, но и держать ее под контролем на протяжении многих лет у каждого пятого пациента.

А сегодня уже появились новые препараты этого класса, которые позволяют добиться такого результата у каждого второго больного.

Успехи этой терапии стали известны всему миру, когда об излечении от рака заявил 39‑й президент США Джимми Картер. В 90‑летнем возрасте у него была обнаружена меланома с метастазами в печени и мозге. Химиотерапия результатов не дала. А иммунотерапия помогла: у Картера исчезли все проявления болезни.

“Когда 35 лет назад я начинал работать, даже не мог представить всего того, что мы имеем сегодня, — говорит доктор Дэниел Хайес, президент ASCO. — Мы выявляем рак раньше, используем более эффективное лечение, лучше справляемся с побочными проявлениями и позволяем больным жить более качественной жизнью. Сегодня двое из трех больных раком проживут по меньшей мере пять лет после поставленного диагноза, а в 1970‑х это удавалось только одному из двух”.

Фото

ДЕЛО СЛУЧАЯ: Цви Бернштейн, онколог с сорокалетним стажем, говорит, что 66% мутаций в организме, которые приводят к развитию злокачественных опухолей,— случайны

Дело случая

Украина тоже причастна к мировым научным достижениям. Из 6,5 тыс. научных работ, представленных на ASCO в 2018 году, научный комитет выбрал пять лучших — тех, что в перспективе смогут изменить схемы лечения онкологических заболеваний.

В пятерку вошла работа, соавтором которой стал Игорь Бондаренко, завкафедрой онкологии и медрадиологии Днепропетровской медицинской академии. В исследовании утверждается, что иммунологический препарат Keytruda, созданный международной группой ученых, при лечении рака легких на поздних стадиях более эффективен, чем химиотерапия. Пациенты, принимающие этот препарат, живут после лечения на 4–8 месяцев дольше тех, кто лечился стандартно.

В мае прошлого года Keytruda стала первым лекарственным средством, одобренным Управлением по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США (Food and Drug Administration; FDA) для борьбы с раковыми заболеваниями независимо от их локализации.

Среди заслуживающих внимания специалисты называют созданную в киевском Национальном институте рака вакцину от рака желудка, которая в ходе клинических испытаний показала повышение выживаемости пациентов на 20%. За эту работу в прошлом году ученые получили государственную премию.

А в этом году Национальный институт рака получил грант на исследования в области ранней диагностики рака желудка вместе с учеными из Германии, стран Балтии и Скандинавии.

Инновации в сфере онкологии появляются так часто, что американские и европейские протоколы лечения рака обновляются раз в квартал, говорит Колесник. И речь идет не только о препаратах, но и изменениях схем лечения и сочетаний разных методов. Глобальные расходы на лекарства от рака в 2017 году составили $ 133 млрд, в 2013 — $ 96 млрд.

“Если вы три месяца не будете читать профессиональную литературу, то все эти названия будут для вас китайской грамотой”, — уверяет Бернштейн.

Тем не менее, несмотря на громкие достижения, говорить о безоговорочной победе над раком не приходится. Заболеваемость растет, причем угрожающими темпами.

По словам Кирилла Бурмича, заместителя главврача отделения онкохирургии в киевской клинике Добробут, во многом это связано с тем, что продолжительность жизни увеличивается, и “раньше люди просто не доживали до своей опухоли, умирая от сердечно-сосудистых и прочих болезней”. Также рост онкологических заболеваний, по мнению Бурмича, связан с образом жизни и более качественной диагностикой — рак стали выявлять чаще.

Этими же обстоятельствами объясняется тот факт, что распространенность онкологических заболеваний в Украине, где продолжительность жизни сравнительно невелика, а качественная диагностика зачастую отсутствует, значительно ниже, чем в экономически развитых странах с высокой продолжительностью жизни: 345 случаев заболевания раком на 100 тыс. соотечественников. А, например, в Дании этот показатель равен 554 случая на 100 тыс. жителей, Германии — 504, Швейцарии — 496.

Онкологи прогнозируют увеличение на 70% случаев заболевания раком во всем мире в ближайшие 20 лет. По их мнению, к 2032 году в мире будет насчитываться 21,4 млн новых заболевших раком. Более того, побороть его, как в свое время чуму или оспу, вряд ли удастся, как и найти универсальное лекарство. Этому противоречит сама природа заболевания: онкоклетки постоянно мутируют и приспосабливаются.

Бернштейн рассказывает об исследовании двухгодичной давности, опубликованном в авторитетном научном журнале Science. Ученые из университета Джона Хопкинса Кристиан Томасетти и Берт Фогельштейн, изучая природу рака, использовали более 400 баз данных по всему миру, и таким образом им удалось проанализировать данные 4,2 млрд человек — двух третьих населения земного шара. Путем математического анализа ученые доказали, что в 29% случаев рак вызван факторами окружающей среды, в 5% — обусловлен наследственностью, а 66% заболевших “получили” онкологию фактически случайно.

Поэтому программа борьбы против рака — это не только финансирование инновационных разработок: с помощью одного лишь лечения проблему онкологии не решить, не перестают повторять специалисты, настаивая на профилактике, ранней диагностике и обязательных возрастных скринингах, которые позволяют выявлять опухоли на ранней стадии, что дает возможность успешнее бороться с ними.

Бурмич называет два самых распространенных и однозначно доказанных фактора, провоцирующих разные виды рака, — это курение, которое способствует развитию множества видов рака, и заражение вирусом папилломы, что провоцирует развитие рака шейки матки.

Однако минимизировать риск заболеть довольно просто: в первом случае бросить курить, а во втором — сделать прививку. Впрочем, у прививки есть особенность: ее рекомендуется делать до начала половой жизни. В остальных случаях — регулярно проходить осмотр у гинеколога и сдавать соответствующий анализ.

Со временем рак перейдет в категорию болезней, с которыми можно жить долго и полноценно, как, например, с диабетом или ВИЧ, прогнозирует Бернштейн.

“Пациенту, которого сейчас вылечить не могу, я смогу дать таблетку, которая про­длит его жизнь на пять лет, а через пять лет появится другой препарат, и мы сможем про­длить жизнь еще на пять, затем еще на десять, а там дойдем и до 120”, — оптимистично заключает врач.