Мнение. Суд над Манафортом

Дело серого кардинала

В США набирает обороты самый громкий судебный процесс десятилетия. На кону — политическая смерть действующего президента Дональда Трампа
Хотите купить эту статью?

В США набирает обороты самый громкий судебный процесс десятилетия. На кону — политическая смерть действующего президента Дональда Трампа

  

 

Сергей Лещенко,
народный депутат (БПП)

  

На скамье подсудимых — Пол Манафорт, начальник штаба Дональда Трампа. Он мог стать одним из самых влиятельных людей в Америке, серым кардиналом Белого дома, а оказался постояльцем камеры-одиночки в федеральной тюрьме с перспективой провести там остаток жизни.

Манафорт обвиняется в уклонении от уплаты налогов с доходов от политического консалтинга. Получив около $ 60 млн от бывшего украинского президента Виктора Януковича и его окружения, он задекларировал лишь четверть из них. Как выяснилось в американском суде, токсичные платежи на кипрские счета Манафорта осуществляли Ринат Ахметов, Андрей Клюев, Сергей Левочкин, Борис Колесников и Сергей Тигипко.

Но если в Украине все эти персонажи вместо наказания получали мандаты депутатов и министров, то в США — другое отношение к закону и другие последствия. Поскольку Манафорт не сообщал американскому правительству о наличии заначек за рубежом и не платил налоги, ему предъявлено обвинение вне зависимости от его статуса и списка контактов в телефонной книге. Уже собрано жюри из 12 присяжных, а прокуроры смакуют подробности шикарной жизни Манафорта, включая покупку квартир и домов в Нью-Йорке, Вирджинии и Флориде, Рендж Роверов и Мерседесов, ковров и даже куртки из страуса за $ 15 тыс.

Ставки высоки. Для самого Манафорта это вопрос свободы. Для демократов — возможность в дальнейшем атаковать Трампа. Для спецпрокурора Роберта Мюллера — тест на доверие в более масштабном деле о российском вмешательстве в выборы президента США. Но самые большие риски — у Трампа: приговор Манафорту может подтолкнуть политтехнолога сотрудничать с Мюллером по российскому делу, за которым маячит импичмент.

Американское правосудие практикует договоренности с более мелкой рыбой для поимки крупной. Такой подход испытал на себе еще Павел Лазаренко, севший на восемь лет после того, как свидетелем обвинения стал Петр Кириченко — ближайший друг, кум, советник и подельник Лазаренко, обменявший показания против патрона на свободу.

Так же и в деле Манафорта: обвинения построены на показаниях его партнеров и сообщников, согласившихся сотрудничать с прокурорами. Например, Рик Гейтс. Прокурор называет его “звездным свидетелем”, он 20 лет работал с Манафортом, объехал с ним полмира и дорос до заместителя в избирательной кампании Трампа. В деле об украинских деньгах Гейтс признал себя виновным в лжесвидетельстве, сокрытии доходов путем подделки налоговых деклараций, воровстве у самого Манафорта и согласился сотрудничать с Мюллером.

 

Янукович и Ко

Другим свидетелем обвинения стал Тед Дивайн — еще один американский консультант, которого Манафорт привлекал для работы с украинскими клиентами. И не только с Януковичем: после его побега Дивайн должен был переключиться на человека с инициалами П.П. В суде и Дивайн, и Гейтс подтвердили: речь шла о Петре Порошенко. Анализ переписки показал, что между сторонами был подготовлен проект договора на оказание помощи Порошенко. Гонорар Дивайна должен был составить $ 100 тыс. в месяц и $ 50 тыс бонуса в случае избрания клиента президентом Украины.

Дивайн предлагал использовать в кампании Порошенко технологии, опробованные в Сербии с новоизбранным премьер-министром Александром Вучичем, и слоган: “Будущее, в которое стоит верить”. Какую помощь в итоге оказывали субподрядчики Манафорта для Порошенко — неизвестно, но полноценной работы у них не вышло. Кроме того, Манафорт должен был помогать и Виталию Кличко на выборах мэра Киева. Но здесь, скорее всего, сыграли контакты мэра с Левочкиным.

Зато где точно Манафорт и Дивайн сработались, так это в перерождении Партии регионов под маской Оппозиционного блока на выборах 2014 года. Для кампании Дивайн придумал несколько лозунгов, среди которых — Make Ukraine Work Again, созвучный с идеей Трампа Make America Great Again.

От Януковича и его окружения Манафорт получил около $ 60 млн

Дивайн подготовил тезисы, с которыми Оппозиционный блок должен был идти на выборы — объединение страны, возврат экономического процветания в Украину и призыв “покончить с коррупцией через беспрецедентную прозрачность власти”, что довольно комично слышать от политиков, имена которых ассоциируются с масштабными махинациями эпохи Януковича.

Вообще, суд над Манафортом стал настоящим источником информации об украинской политике последнего десятилетия. В своих рекомендациях технолог детально прописывал все роли, которые должны были исполнять его клиенты во время выборов.

Например, во время выдвижения регионалами кандидата в президенты в 2009 году Манафорт даже определял, кто и на каком языке будет выступать: Азаров — на русском, Янукович — на украинском. Таким образом подчеркивалась фишка Партии регионов о двуязыч

Чтобы прочесть материал полностью,