Мир

Три месяца спустя

В постреволюционной Армении начинается сезон посадок

В послереволюционной Армении начинается сезон посадок: идут аресты и обыски у замешанных в самых разных преступлениях представителей прежней власти. Среди тех, кто попал под прицел,— сразу два экс-президента. Новая власть отчаянно боится растерять кредит доверия воодушевленных революцией сограждан

 

Анна Павленко
(Киев—Ереван—Киев)

 

 

Несколько месяцев назад ереванская студентка Наре Галамкарян собиралась покинуть родину: она мечтала об учебе и хорошей работе в благополучной европейской стране. Так уже распорядились своей судьбой, не видя перспектив на родине, многие ее соотечественники: за последние десять лет трехмиллионную Армению покинул каждый девятый ее житель.

После революции, прокатившейся по стране в апреле, Галамкарян передумала уезжать: она учится в столичном университете и летом подрабатывает продавцом в магазине органических продуктов. “Теперь, я думаю, есть надежда”,— объясняет студентка свое решение остаться. А про революцию, перевернувшую жизнь страны и ее собственную, говорит просто: “Это было невероятно, я даже подумать не могла, что переживу что‑то подобное в Армении”.

Несколько недель мирных протестов с требованием отставки Сержа Саргсяна, правившего страной последние десять лет, привели к тому, что он отошел от дел. Кресло премьер-министра занял лидер оппозиции, в прошлом журналист Никол Пашинян. Среди прочего он гарантировал согражданам равенство всех и каждого перед законом, обещал борьбу с коррупцией и монополиями, а также честные выборы. За прошедшие с тех пор три месяца новый премьер сделал несколько решительных шагов в этом направлении, чем воодушевил своих сторонников.

Одним из наиболее резонансных событий, убедивших граждан Армении в том, что страна действительно меняется, стал арест 28 июля Роберта Кочеряна, президента в 1998–2008 годах. Еще недавно считавшийся неприкасаемым Кочерян обвиняется в причастности к трагическим событиям марта 2008 года, когда в результате жестокого разгона протеста в Ереване погибли десять человек.

Обыски и аресты идут в домах многих экс-чиновников и криминальных авторитетов, пользовавшихся неслыханными свободами при прежней власти. Не обошли вниманием правоохранители и семью экс-президента Саргсяна: по обвинению в незаконном обогащении и уклонении от уплаты налогов в розыск объявлен его брат Левон, племянники Ани и Нарек, по подозрению в покушении на убийство арестован еще один племянник — Айк. Проведены обыски в компаниях, связанных с еще одним братом Саргсяна — Александром, ведутся проверки в медицинском центре его свата Ары Минасяна, а также в ресторанном комплексе экс-главы его охраны Вачагана Казаряна.

“Тех, кто воровал, кто не давал людям нормально жить, начинают ловить, чтобы вернуть то, что они украли”,— говорит Сероб Шешаньян. Он продает арбузы в Ереване и, как и многие его соотечественники, верит в способность нового премьера привести страну к процветанию.

Восхищение Пашиняном в столице разделяют многие. Через два месяца после революции изображения политика с уличных граффити перекочевали на футболки и прочую сувенирную продукцию, которая, по словам продавцов ереванских рынков, пользуется спросом у горожан и туристов.

“Сейчас в обществе эйфория”,— констатирует Александр Искандарян, директор Института Кавказа. Однако эксперт допускает, что к зиме рейтинг Пашиняна и его партии может снизиться, что, впрочем, не помешает ей получить около 80% мест в парламенте.

Досрочные парламентские выборы в Армении должны пройти не позднее весны 2019 года. И от того, с каким результатом придет к ним премьер и его сила, зависит его политическое будущее и, видимо, всей страны.

фото_1

НАЙДИТЕ 10 ТЫС. ОТЛИЧИЙ: На ереванской площади Республики, где во время апрельской революции собирались десятки тысяч протестующих, течет размеренная жизнь

Сила закона

В середине июня служба национальной безопасности Армении опубликовала оперативное видео обыска в усадьбе генерал-лейтенанта и депутата бывшей правящей Республиканской партии Манвела Григоряна. Трехэтажный особняк, личный зоопарк, арсенал оружия, крупные суммы наличными и дорогие автомобили заставили простых армян удивиться. Но в настоящий шок их повергли другие находки.

В подсобном помещении правоохранители обнаружили десятки ящиков с медикаментами, продовольствием и детскими письмами, которые предназначались солдатам на передовой во время вооруженных столкновений в Нагорном Карабахе в апреле 2016 года.

Спустя два дня после публикации видео армянский парламент закрытым тайным голосованием лишил Григоряна депутатской неприкосновенности. В тот же день алчный экс-чиновник был арестован по решению суда.

“Как прекрасно осознавать, что генерал, который крал вещи и еду у армии, отстранен и больше не сможет так поступать”,— эмоционально реагирует на происшествие Галамкарян.

Еще одним громким инцидентом стал арест Эдуарда Бабаяна, обвиняемого в побоях начальника охраны одного из армянских олигархов Гагика Царукяна. Впрочем, арест не изменил отношения к самому олигарху: о Царукяне, владельце знаменитого коньячного завода Арарат и ряда других активов, чья фракция занимает второе по численности место в парламенте, сограждане говорят с уважением. “Он не только берет, но и дает”,— поясняют местные жители. Среди примеров добрых дел Царукяна армяне называют строительство жилья для жертв мощного землетрясения 1988 года, которые до сих пор живут в вагончиках.

Ален Симонян, депутат парламента Армении от фракции Елк, признает существование олигархической системы в Армении проблемой, но тут же добавляет: “Если снять одного [монопольного импортера сахара Самвела] Алексаняна, экономика рухнет”.

“Задачи пересадить всех у нас нет”,— продолжает его мысль Даниел Ионнисян, координатор программ общественной организации Союз информированных граждан. По его словам, если любой из олигархов согласится в дальнейшем честно работать и исправно платить налоги, никто не станет ему мешать.

 

С НОВЫМИ СИЛАМИ: 17-летняя Наре Галамкарян участвовала в протестах
и теперь призывает соотечественников помогать
правительству, начиная изменения с себя

 

Тем временем новая власть меняет руководителей государственных структур, заставляет монополистов снижать цены на товары первой необходимости, в том числе сахар и мясо, создает комиссию для разработки поправок в Избирательный кодекс и инициирует антикоррупционные мероприятия, которые призваны вернуть в бюджет миллионы долларов.

Очисткой от коррупции государственных органов уже занялась новосозданная служба государственного контроля, которая заработала в Ереване в начале июля. Ее первое задание — изучение деятельности правительства Саргсяна. Хотя глава службы Давид Санасарян утверждает, что его ведомство, расследуя коррупционные схемы, не будет делать исключений и для представителей новой власти.

“У нас есть четкая договоренность с премьером, что передо мной не будет закрытых дверей”,— подчеркивает чиновник.

И все же на данном этапе происходящее в Армении больше напоминает смену политических элит, чем борьбу с коррупцией, признают эксперты. И говорят о необходимости создания соответствующих институций — антикоррупционных прокуратуры и суда. Также среди первостепенных задач они называют сокращение бюрократии и диджитализацию государственных услуг. И на все это понадобится время.

Впрочем, армяне заявляют, что готовы ждать. По словам Давида Петросяна, члена студенческой инициативы Рестарт ЕГУ, у молодежи в Армении нет завышенных ожиданий от новой власти. Зато есть понимание, что правительству нужно помогать.

“Мы всегда должны держать правительство в тонусе”,— улыбается Петросян.

Держат власть в тонусе и те, кто по сей день выходит на улицы с транспарантами. Так, 19 июля несколько десятков ереванцев вышли под здание правительства, требуя отставки генерального прокурора, а также наведения порядка в судах, которые еще при прежней власти выносили несправедливые решения. Среди претензий, звучащих в адрес новых властей,— сохранение поста за старым главой Центральной избирательной комиссии и отсутствие амнистии политзаключенных.

Артур Сакунц, председатель Ванадзорского офиса Хельсинкской гражданской ассамблеи, согласен с требованиями активистов, хотя уточняет: многое из того, чего хотят сограждане, Пашинян просто не может выполнить, так как не имеет полномочий.

“Все должно происходить в рамках закона”,— формулирует главный принцип работы нового правительства Сакунц.

фото_2

ГЛАС ИЗ НАРОДА: Продавец арбузов Сероб Шешаньян мечтает, чтобы армянская молодежь имела работу на родине и не выезжала на заработки за рубеж

Непаханое поле

В числе причин, которые привели Армению к революции, стали проблемы с экономикой. За время правления Сержа Саргсяна рост ВВП страны замедлился с почти 13% в 2007 году до 3,5% в 2017‑м, а внешний долг вырос с $ 1 млрд до $ 6 млрд. За чертой бедности оказалась почти половина жителей, а уровень безработицы среди молодежи достиг 40%.

“Наша Армения очень хорошая страна: все есть, только работы нет”,— сетует ереванец Шешаньян.

Тем временем новый премьер уже назвал приоритетные отрасли для развития армянской экономики — это IТ, туризм и сельское хозяйство, где в будущем предполагается рост рабочих мест, причем экономика будет ориентирована на экспорт.

“IТ-отрасль в Армении набирает обороты, туризм тоже может принести пользу, а сельское хозяйство имеет серьезное значение для продовольственной безопасности Армении”,— одобряет приоритеты правительства Левон Манукян, 40‑летний программист из Еревана.

По его словам, представителям IТ-сферы в Армении грех жаловаться: квалифицированные программисты получают около 600 тыс. драм ($ 1,3 тыс.), в то время как средняя зарплата в стране составляет около $ 400 — на $ 60 больше, чем в Украине. Причем между состоятельными армянами и бедняками зияет огромная пропасть, а уровень зарплат резко колеблется в зависимости от региона. Средняя пенсия здесь чуть ниже украинской: $ 84 против $ 93.

Также ничтожно малы зарплаты в сфере образования: средняя зарплата учителя составляет $ 100–150, а преподавателя вуза — $ 200–250. О планах вдвое повысить оклады учителям и установить четкую зависимость оплаты от квалификации уже заявил министр образования и науки Армении Араик Арутюнян.

Причем высшее образование в Армении для большинства студентов платное: 90% армянской молодежи платят за учебу в вузе $ 1,2 тыс. в год, описывает ситуацию Арутюнян. Он мечтает вернуть в университеты науку — чтобы по аналогии с западными вузами местные университеты превратились в научные центры.

фото_3

АНТИКОРРУПЦИОНЕР: Глава новосозданной службы государственного контроля Армении Давид Санасарян (справа) обещает не давать спуску нечистым на руку чиновникам

Искусство балансировать

Где армяне не ждут перемен, так это во внешней политике своей страны. “Эта революция уникальна тем, что по ее итогам мы не поссорились ни с Москвой, ни с Вашингтоном, ни с Брюсселем”,— выделяет достижение своих сограждан Ашот Меликян, глава Комитета по защите свободы слова.

Новые власти неоднократно говорили об отсутствии внешнеполитического контекста своей революции и подчеркивали, что не планируют каких‑либо серьезных изменений в сфере международных отношений.

“Мы не думаем, что внешняя политика прошлых властей была идеальной, но не считаем, что одну ошибку можно исправить другой”,— дипломатичен Рубен Рубинян, замминистра иностранных дел.

Внешняя политика Армении после революции выглядит так: Россия остается ее важнейшим стратегическим партнером, при этом страна намерена углублять сотрудничество с Европейским союзом в рамках подписанного в ноябре 2017 года Соглашения о партнерстве.

Теперь, я думаю, есть надежда
Наре Галамкарян,
студентка, жительница Еревана

За укрепление связей с Западом выступают и простые армяне. По данным опроса, который в июне-сентябре 2017 года провел армянский Аналитический центр по глобализации и региональному сотрудничеству, 26% армян считают Россию гарантом безопасности своей страны, тогда как более 30% придерживаются противоположного мнения. При этом более 88% опрошенных поддерживают активные отношения Армении с Евросоюзом, и почти две трети связывают будущее страны с членством в ЕС.

В МИДе придерживаются более осторожной позиции. “Мы не хотим строить отношения с одной стороной за счет другой”,— подчеркивает Рубинян.

Проблема Нагорного Карабаха, ставшего эпицентром тлеющего конфликта между Арменией и Азербайджаном, тесные бизнес-связи с РФ и большая армянская диаспора в этой стране и на Западе не позволят новому правительству резко менять внешнеполитический курс, объясняют эксперты.

Сегодня из четырех границ Армении лишь две — с Ираном и Грузией — открыты для торговли. Гео­графическая изоляция Армении, узкая экспортная база и всепроникающие монополии в важных секторах бизнеса делают ее особенно уязвимой при экономических проблемах в России, признают аналитики Центрального разведывательного управления США.

Так, после 2014 года, когда Россию настигли санкции из‑за событий в Украине, армянский ВВП замедлил рост и стал сокращаться. Из источника ресурсов Россия превратилась в источник шока для армянской экономики, отмечает Аршалуйс Мгдесян, политический обозреватель из Еревана.

“Из-за резкого падения курса рубля многим армянским производителям стало невыгодно экспортировать товар в Россию”,— поясняет он. К тому же денежные переводы армян из РФ, составляющие порядка $ 2 млрд в год, или 65% госбюджета Армении, тогда сократились на 25–40%, констатирует Мгдесян.

В то же время армяне осознают, что у России есть ряд инструментов влияния на их страну. В их числе российская военная база в Гюмри, российские же вой­ска на границах, железная дорога в концессии у российской РЖД, монополия в энергетическом секторе Газпрома, а также агентура ФСБ по всей стране. Вместе с тем в Армении широко представлен российский бизнес: банк ВТБ и Росгосстрах, телеком-гиганты МТС и Билайн, сервисы Яндекс и другие. Однако если предыдущие власти боялись Россию, то новые нацелены строить равноправные отношения с этим государством, подчеркивает Сакунц.

“Если не будет Армении, Россия потеряет Кавказ”,— лаконично формулирует суть армянско-российских отношений политолог Арман Навасардян.

Сегодня связь с Россией Армении “и помогает, и мешает”, считает программист Манукян. Также он признается, что пока не знает, за кого будет голосовать на предстоящих выборах.

Завоевать голос его и многих сограждан готовится к выборам команда Никола Пашиняна. Сейчас главное — не растерять кредит доверия, признают близкие к Пашиняну политики.

“Мы сейчас взяли 10 баллов из 10, и есть путь только вниз,— рассуждает депутат фракции Елк Симонян.— Наша задача — не дать планке опуститься слишком низко”.

фото_4

СОЮЗНИКИ: В конце июля глава правительства Армении Никол Пашинян (на переднем плане)  встретился в Санкт-Петербурге с коллегами из стран — членов Евразийского экономического союза