Мой город

Мумбай

Обвешанные гроздьями людей городские электрички в Мумбае выглядят так живописно, что даже попали в фильм Миллионер из трущоб
Хотите купить эту статью?

Обвешанные гроздьями людей городские электрички в Мумбае выглядят так живописно, что даже попали в фильм Миллионер из трущоб. И мало кто знает, что висят люди снаружи поезда не потому, что вагон переполнен, а потому, что им нравится так висеть

 

  

Путешественник Евгений Ихельзон
регулярно бывает в Мумбае
на протяжении последних восьми лет

   

Только вареные яйца и улыбающийся торговец в майке и юбке. Люди подходят, бьют яйца, снимают скорлупу, едят. Стоимость — 10 рупий за штуку (4 грн). Только в Мумбае можно встретить предпринимателя, который каждый вечер ровно в 17:00 выносит на продажу несколько сотен вареных яиц в соломенной корзине. Каждый год уже восемь лет я вижу его на том же месте в одно и то же время в самом центре Южного Мумбая.

Вокруг — старый центр и британские исторические дома с квартирами стоимостью миллион долларов: в Мумбае цены на недвижимость одни из самых высоких в Азии. На расстоянии 100 м — легендарное кафе Леопольд, описанное в популярном романе Шантарам, еще ближе — шикарный отель Taj Mahal Palace.

В переулке люди толпятся в очереди за знаменитыми кебабами из мусульманского ресторана Bademiya. Все это можно было бы нарисовать — цветные одежды, дым от жарящегося мяса, красивые колониальные здания.

Сразу за отелем Taj Mahal Palace — Аравийское море. Это район Колаба, самая южная часть Южного Мумбая, где можно встретить человека любой на­циональности и любого цвета кожи. Военного моряка из Франции в бескозырке, беспомощно оглядывающихся корейских туристов, зеленоглазых кашмирцев, продающих уникальные вышитые изделия, и больших ярко одетых женщин из Мавритании, занимающихся закупками безделушек для перепродажи в Африке.

Также в Колабе живут арабы, они 300 лет назад пришли на торговых судах с Аравийского полу­острова и осели здесь, в самой южной точке огромного города.

Колаба — смесь восточного базара и колониального курорта, но к полуночи жизнь здесь затихает. На тротуарах спит пара десятков бездомных, я наблюдаю их из года в год. Они подрабатывают на улице — что‑то носят, гладят, стирают, предоставляют мелкие услуги. Выглядят чисто и опрятно, но без шансов когда‑нибудь заработать на свое жилье.

Я выхожу из Колабы и на перекрестке улиц, заполненных черно-желтыми такси, совершаю ритуал — пью свежевыжатый тростниковый сок. Продавец гипнотически крутит колесо соковыжималки, сладкая жидкость течет в специальный сосуд, затем ее процеживают и переливают в стакан. По желанию в сок можно добавить лайм и имбирь, их выжимают вместе со стеблями тростника. Выпил залпом из стеклянного стакана — одноразовую посуду тут не признают — и ты уже свой в этом городе.

Есть еще свежевыжатый сок из мосамби — сладких лимо

Чтобы прочесть материал полностью,