Мир

Обмен провокациями

Бйорн Гельдхоф уже 10 лет знакомит киевлян и гостей города с радикальными представителями европейского арта
Хотите купить эту статью?

Бйорн Гельдхоф уже 10 лет знакомит киевлян и гостей города с радикальными представителями европейского арта, а также помогает эпатажным украинским художникам обрести свой голос за рубежом

 

Ольга Духнич

 

 

Сидя за столиком в киевском кафе, мы говорим с Бйорном Гельдхофом, арт-директором центра современного искусства PinchukArtCentre, о драматических вызовах в европейском искусстве вообще и бельгийском в частности. “Наша маленькая страна оказалась удивительно богатой на признанные в европейской культуре имена,— небезосновательно хвастается Гельд­хоф.— В каждом историческом периоде с шагом в 50 лет, начиная от Средневековья, мы имели по нескольку ныне известных мастеров”. Отсюда и первый вопрос.

Искусство играет важную роль в городском пространстве

— Современное бельгийское искусство стоит на шедеврах фламандской школы. Заметна ли преемственность между старыми мастерами и нынешними художниками?

— То, о чем вы говорите,— всего лишь одна художественная линия, а их много. Если вы спрашиваете меня о преемственности, то она исходит от фламандских примитивистов, от Босха или фламандского барокко. Но в этой традиции есть неизменная составляющая, актуальная и сегодня — воспевание воображения, а также особого рода брутальность работ, в них часты темы агрессии и насилия. Историческая преемственность особенно сильно видна в работах современного бельгийского художника Яна Фабра — его произведения обращены к фламандским примитивистам, например к Босху. Но и у более молодого поколения возращение к истокам также заметно.

— В начале свой карьеры здесь, в Украине, вы говорили о том, что украинцы и бельгийцы по‑разному воспринимают современное искусство. В чем было это различие и есть ли оно сейчас?

— Для от

Чтобы прочесть материал полностью,