Страна

Между бедными и богатыми

Лекция автора мировых литературных бестселлеров Джеймса Робинсона в проекте НВ Диалоги о будущем
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

Интеллектуальная знаменитость Джеймс Робинсон, архитектор словацких реформ Иван Миклош и профессор Питтсбургского университета Тимофей Милованов обсудили по просьбе НВ в Киеве, почему одни нации процветают, а другие приходят в упадок. И определили, где находится Украина — среди первых или вторых

 

 

26 июня в Киеве состоялась новая лекция НВ Диалоги о будущем, в рамках которой британский экономист и соавтор книги Why Nations Fail Джеймс Робинсон, экс-министр финансов Словакии Иван Миклош и профессор Питтсбургского университета Тимофей Милованов сформулировали главные принципы успеха разных стран и обсудили, чего не хватает Украине для процветания.

Так почему же одни нации приходят в упадок, а другие — нет? Профессор Джеймс Робинсон со своим коллегой, американским экономистом Дароном Аджемоглу искали ответ на этот вопрос более 20 лет. “С момента нашего знакомства”,— улыбается Робинсон. В первую очередь их интересовало экономическое развитие стран. Также они детально изучали историческую ретроспективу — например, влияние европейской колонизации. “Как вышло так, что некоторые государства зашли гораздо дальше остальных в генерировании высокого уровня жизни для своих граждан? Все зависит от того, как общества самоорганизовываются. Речь об институтах и правилах, создающих стимулы и возможности для людей. Дело вовсе не в географическом положении или природных ресурсах. На наш взгляд, это не так важно, как крепкие институты, созданные обществом. В этом и заключается главное отличие между странами”,— подчеркивает профессор. Кстати, Украина располагает всеми необходимыми возможностями для того, чтобы двигаться в направлении совершенно иных, чем сейчас, политических институтов.

Кроме того, заметил Джеймс Робинсон, для успеха не нужен сильный лидер. Куда важнее доверие между обществом и институтами, некий баланс между ними. Залог процветания — параллельная эволюция инклюзивных государственных институтов, работающих в соответствии с законом, и демократического общества, которое контролирует власть.

“Такой баланс — своеобразная игра, движение по узкому коридору. Как только вы из него выходите, государство теряет доверие общества или общество теряет контроль над государством, а значит, вы сходите с рельсов, и получается что‑то вроде современного Китая”,— утверждает исследователь.

Он также настаивает, что не стоит полагаться на сильного лидера, когда речь идет о построении демократического общества. Пример США показывает: крепкие государственные институты создаются именно для того, чтобы контролировать лидеров вроде нынешнего американского президента Дональда Трампа. “Конечно, — добавляет Робинсон, — существуют успешные примеры в истории, но когда я думаю о политическом лидерстве, на ум приходит гораздо больше негативных примеров вроде Гитлера или Сталина”.

Иван Миклош, архитектор словацких реформ, отметил, что успех не зависит от особенностей характера жителей страны. Отчасти с предпосылками для процветания должно повезти. Например, Словакии повезло с менее укоренившимся коммунистическим наследием, географическим расположением и размером. Но такие факторы не помогут без усердной работы. “Когда в 1990‑х — начале 2000‑х открылось окно возможностей, гражданское общество и демократические политические силы мобилизовались и объединились, чтобы совместно действовать для изменений. Да, нам повезло, но мы и делали больше”,— подчеркнул Миклош.

Главной же преградой, мешающей преуспеть Украине, Миклош назвал существование неформальных правил, по которым на протяжении десятилетий живут посткоммунистические общества. Они искореняются лишь со сменой поколения. А значит, стране понадобится гораздо больше времени на изменения, чем хотелось бы. Впрочем, экс-министр отметил, что сейчас в Украине эти правила уже начали меняться.

Тимофей Милованов, почетный президент Киевской школы экономики и профессор Питтсбургского университета, добавил, что успех не бывает быстрым, но зависит от системной работы и способности ставить интересы дела выше собственных. Для эффективности и результатов недостаточно привлечь к совместной работе просто умных людей. “Нужно, чтобы они доверяли друг другу, а не постоянно спорили о том, кто важнее. Надо принять, что определенные правила важнее, чем личности. Доверие создает уважение к правилам. Нарушение правил — это начало конца любых изменений”,— резюмировал Милованов.

НВ публикует ключевые цитаты спикеров в рамках их выступления на лекции Диалоги о будущем.

 

Джеймс Робинсон

Британский экономист, профессор Школы публичной политики им. Харриса в Чикагском университете, соавтор научного бестселлера Why Nations Fail

 

Нам всем нравится британская история успеха. В чем ее секрет? Ответ следующий: вы не можете получить вначале одно, а потом другое. Все должно произойти одновременно. Необходима коэволюция государства и общества — параллельное развитие государственных институтов и демократических практик общества, способность людей действовать сообща и делать государство подотчетным

 

Баланс между государством и обществом — словно узкий коридор. Если государство начинает контролировать общество или наоборот — общество перестает контролировать государство, то вся эта махина может сойти с рельсов. И тогда получается что‑то вроде Китая

 

Почему в некоторых странах доход на душу населения в 50 раз выше, чем в других? Это связано с экологией, географией, культурой? Нет. С историческими процессами, путем которых формировались эти страны и менялись разные части мира

 

Давайте вернемся в Средневековье. Феодализм существовал как в Западной, так и Восточной Европе. Однако после эпидемии чумы в XIV веке все изменилось. Почему? Население Европы сократилось на треть. Помимо социального кризиса, это привело к экономической катастрофе — масштабному сокращению рабочей силы. В Восточной Европе отреагировали усилением контроля. А в Западной люди начали вести переговоры о своей свободе. В результате в Англии спустя 30 лет после эпидемий феодальная система исчезла

 

Я не очень верю в лидерство. Когда начинаю думать об исторических лидерах, на ум приходит больше плохих примеров, чем хороших. Не стоит ждать особенного человека, способного указать путь к свету. Когда речь идет об изменениях, лидером может стать каждый

 

Если посмотреть на политические институты США, то становится ясно, что они были созданы не для хороших лидеров вроде Барака Обамы или Авраама Линкольна, а для того, чтобы контролировать ужасных лидеров вроде Дональда Трампа

 

Думаю, Украина располагает всеми необходимыми возможностями для движения в направлении совершенно иных, чем сейчас, политических институтов. При этом вы можете пойти по стопам Беларуси, если вас засосет автократическая орбита России, или найти непростую политическую тропу, которая позволит лучше интегрироваться с Европой, получить больше свободы, процветания и лучшие условия для людей

 

В 1960‑х в Южной Корее произошла невероятная перемена. Тогда всех бывших лидеров на несколько дней отправили за решетку. А затем к ним пришел новый глава страны и сказал приблизительно следующее: “Забудем былое. Я буду управлять государством по‑другому, и мне все равно, что вы делали раньше. Но если вы вновь станете красть, вернетесь в тюрьму”. Общество стало прощать нарушение правил в прошлом, но стремительно двигаться вперед

 

Четвертый президент США Джеймс Мэдисон как‑то сказал: если бы мужчины были ангелами, то власть не понадобилась бы. Это высказывание несколько сексистское. Но смысл в том, что во власть идут очень разные люди: одни хотят изменить общество, другие преследуют личные интересы. Не существует единого набора знаний и навыков. Но должны быть определенные ценности, чтобы все придерживались единых правил

 

Мы всегда делаем два шага вперед и один назад. Это часть процесса. Нужно учиться, нет никакого чертежа, который сможет объяснить вам, как и что делать. Конечно, возможно, изменения происходят не так быстро, как того хотелось бы, но я не расстраивался бы из‑за того, что время от времени возникают проблемы. Это тоже часть процесса

 

 

Иван Миклош

Глава Стратегической группы советников по поддержке реформ в Украине (SAGSUR), архитектор словацких реформ

 

Инклюзивные политические и экономические институты делают три вещи: защищают право собственности, создают одинаковые правила игры, а также способствуют инвестициям и инновациям. Взгляните на эти три аспекта с точки зрения украинского прогресса. Да, многое сделано, однако слабым звеном все еще остается защита права собственности. То же касается и правил игры

 

Среди посткоммунистических государств самыми успешными стали страны Балтии, Словакия, Румыния и Польша. Они смогли добиться наибольшего прогресса, переходя от экстрактивных политических и экономических институтов к инклюзивным. И главными движущими силами для них стали реформы и евроинтеграция

 

Институты — это определенные принципы, регулирующие поведение общества. Изменить формальные правила (например, законы) можно быстро, но вот реализовать их, что куда важнее, — уже не так просто. Более того — это куда сложнее сделать в постсоветских странах, поскольку здесь довлеют еще и неформальные правила, которые удается искоренить лишь со сменой поколения

 

Украинцы и словаки приняли новые правила всего 20 лет назад. Поэтому у меня для вас две новости. Плохая заключается в том, что изменения займут много времени. Хорошая новость — они возможны

 

Почему у словаков получилось изменить страну? С одной стороны, нам повезло. Во-первых, коммунистическое наследие меньше — в Чехословакии мы получили колоссальные 20 лет опыта либеральной демократии и рыночной экономики. Во-вторых, географически мы ближе к западному миру. Третьим преимуществом стал небольшой размер страны. В-четвертых, у нас не было войны. Но с другой стороны — мы и работали больше

 

Существует несколько методов сокращения коррупции. Первый — это наказание, второй — уменьшение возможностей для коррупции при помощи либерализации, дерегуляции и приватизации. Третий — открытое пространство для информации, то есть прозрачность, контроль правительственных организаций, общественности и других учреждений

 

 

Тимофей Милованов

Почетный президент Киевской школы экономики, сооснователь VoxUkraine, замглавы совета НБУ, профессор Питтсбургского университета

 

Секрет успеха прост, но его трудно внедрить. Образование, кадровый отбор и продвижение людей по иерархии власти по признакам их профессионализма, а не лояльности. По-простому — необходимо дать возможность принимать решения умным людям

 

Однако для получения по‑на­сто­ящему хороших результатов недостаточно собрать вместе умных людей. Чтобы их работа была эффективной, они должны друг другу доверять и сотрудничать между собой, а не спорить, кто важнее

 

Создавая новую институцию в такой стране, как Украина, важно делать все постепенно и не стремиться к быстрым результатам

 

Правила важнее, чем личности. Часто политики жертвуют правилами, чтобы принять какие‑то решения. Думаю, это всегда начало конца институции. Только правила обеспечивают доверие