Мнения

На почве ненависти

После нападения на лагерь ромов во Львове пора открыто признать то, о чем мы так долго боялись сказать вслух: в Украине есть проявления расизма. И они носят системный характер
Хотите купить эту статью?

После нападения на лагерь ромов во Львове пора открыто признать то, о чем мы так долго боялись сказать вслух: в Украине есть проявления расизма. И они носят системный характер

 

  

Мустафа Найем,
народный депутат (БПП)

  

Есть три вопроса, на которые мне приходится отвечать во время встреч с иностранными политиками или журналистами. О коррупции. О войне. И о фашизме. Всегда. На каждой встрече. Во время каждого интервью.

Так вот, когда я говорю о коррупции, то определенно знаю, с кем и с чем борюсь. Точно понимаю, какого врага имею в виду, когда речь идет о Донбассе. Но по‑настоящему теряюсь, если какой‑нибудь уважаемый эксперт или политик спрашивает, не считаю ли я проблемой, что в нашей стране буйствует неонацизм и фашизм. И каждый раз совершенно открыто отвечаю: конечно же, фашизм и расизм — это не о нашей стране. “Посмотрите, в конце концов, на меня и ответьте на свой вопрос сами”. Однако про себя всегда задумываюсь: почему мы — страна, во время революции в которой первыми погибли армянин, белорус и грузин,— должны оправдываться в извращенном представлении о любви к родине и чистоте нации? И почему кто‑то считает себя вправе сидеть в тылу и вонзать нож в спину нашей армии и дипломатии?

Теперь благодаря таким “патриотам” и “блюстителям чистоты” отвечать на этот вопрос станет сложнее. Не только мне. Всей стране.

Что с этим делать?

Долгое время мы боялись произносить это слово, надеясь, что все пройдет как‑нибудь само по себе. Не прошло. И чтобы первые звоночки не стали национальной пандемией, пора это сказать вслух и признать: в нашем обществе есть проявления расизма, и они носят системный характер. Для начала — признать. Затем — правильно квалифицировать и открыто этому противостоять. В общественном дискурсе, в полицейских участках и судах.

И сейчас вопрос не только к правоохранительным органам, которые — и это тоже пора признать — долгое время вместо того, чтобы выкорчевывать болезнь на корню, десятилетиями списывали ее на шалости молодежи, неосознанность и еще какую‑то чертовщину. Убийства, ранения, поножовщину (от избиения вьетнамцев в Харькове, убийства в Ольшанах Харьковской области до избиения темнокожих болельщиков на киевском стадионе и притеснений в Ужгороде) стыдливо квалифицировали как хулиганство или, в единичных случаях, как особо тяжкие преступления.

Мы не любим уродливую сторону своего отражения

По разным причинам: сложно доказать, дело некрасиво выглядит, портит статистику или имидж страны. В результате судили не расистов, не тех, кто инфицирован мифической идеей чистоты нации, а “хулиганов” и “малолетних дебоширов”, которые, оказавшись на воле, продолжали начатое с еще большим р

Чтобы прочесть материал полностью,