Страна

Море проблем

Как россияне создают экономические проблемы для Украины в Азовском море
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

Россияне все активнее блокируют Азовское море пограничными кораблями, да еще и перегородили Керченский пролив мостом. В итоге грузопоток украинских портов падает, и региону грозят экономические проблемы

 

Максим Бутченко

 

 

19 июня в акватории Азовского моря российские пограничники задержали турецкое торговое судно Obahan.

Казалось бы — проблемы турков. Но на эту новость обратили внимание не только украинские журналисты, но и высокопоставленные чиновники в Киеве.

Дело в том, что судно шло в порт Мариуполя. И случай с Obahan стал очередным подтверждением тому, что россияне старательно выдавливают Украину и ее экономические интересы из Азовского моря, фактически сводя к нулю эффективность работы портов Мариуполя и Бердянска.

В последнее время пограничники РФ останавливали десятки судов, идущих в украинские порты, говорит Андрей Клименко, глава набсовета фонда Майдан иностранных дел. И это, по его словам, не случайности и не стечение обстоятельств, а часть целенаправленной политики северного соседа.

Так, в апреле россияне ограничили проход судов в Азовское море из Черного под видом учений. После оказалось — никаких учений нет, но русские все равно продолжили останавливать суда для осмотра.

А длиться подобные осмотры могут десятки часов.

“С 2014 года через Керченский пролив нельзя проходить судам под украинским флагом. Теперь задерживают турецкие, болгарские, хорватские корабли,— говорит Клименко. — Цель одна — сделать невозможной торговлю с Украиной. Поэтому грузоперевозчики несут большие потери”.

Ситуация для Украины усугубляется построенным Россией через Керченский пролив — узкие “ворота” в Азовское море — мостом, который официально открыли в мае 2018 года.

Это экономическая блокада 
Борис Бабин,
представитель президента

Из-за особенности его конструкции пройти под пролетами могут суда с осадкой (расстояние от ватерлинии до нижней точки днища корабля) не более 8 м. Есть и другие геометрические ограничения.

Средние же габариты судов, обрабатываемых в морских портах Азова, по данным Администрации морских портов Украины (АМПУ), превышают эти значения. Так, их осадка составляет 9,5 м.

Клименко уверен: русские умышленно так спроектировали конструкцию моста.

Все это еще сильнее “обрезало” грузопоток.

Борис Бабин, представитель президента Украины в Автономной Республике Крым, уверен: действия России могут окончательно “закупорить” Азовское море. “Это по‑настоящему экономическая блокада, итог, который для нас будет очень печальным”,— говорит он.

В Министерстве инфраструктуры уже подсчитали: при подобном развитии ситуации убытки одного лишь госбюджета составят около 0,5 млрд грн в год.

 

раст1

ХРОНИКИ БЛОКАДЫ: Андрей Клименко из фонда Майдан иностранных дел рассказывает, что россияне с 2014-го намеренно блокируют грузопоток в Азовском море

Операция Блокада

За последние 12 месяцев украинский МИД направил официальной Москве 25 нот протеста в связи с незаконными действиями россиян — в частности, когда те останавливали украинские суда.

Действия российских пограничников, по словам Клименко, в последнее время схематичны: они задерживают транспортные корабли, идущие в украинские порты. Делают это или перед Керченским мостом, или уже в самом Азовском море. И проверяют все — от самого груза до личных вещей команды. Иногда процеду­ра растягивается на несколько суток.

“Налицо провокации. Бывает, россияне останавливают сухогрузы и ничего не делают — тянут время”,— рассказывает Клименко.

Айна Чагир, начальник службы по связям с общественностью Мариупольского морского торгового порта, называет множество примеров подобных инцидентов. Так, в начале июня теплоход Селекта, направлявшийся в Мариуполь, простоял в ожидании досмотра у входа в Керченский пролив 38 часов. А затем россияне его еще раз остановили — уже в азовских водах — на три часа.

Что в этом плохого? Все просто, объясняет Чагир: любые задержки увеличивают расходы судовладельцев — каждые лишние сутки в пути значат для них в среднем минус $15 тыс.

А еще российские “проверки” сказываются и на Мариуполе. “Так, с 2 по 4 июня порт простоял без грузопереработки, поскольку весь шедший в него флот задержали для досмотра в Керченском канале”,— говорит Чагир.

Константин Батозский, директор Агентства развития Приазовья, поясняет, что для портов Бердянска и Мариуполя такая “блокада” означает резкое снижение грузопотока.

Исторически оба порта завязаны на обслуживание большегрузных судов. Именно их и блокируют россияне. Как активно — пограничниками, так и пассивно — мостом.

Оксана Затворницкая, старший экономист Центра экономической стратегии, рассказывает: 70% грузооборота Бердянского порта формируется за счет экспорта зерновых и строительных грузов. Но теперь оборот падает: в 2017‑м он снизился на 37%. И это еще не был открыт Керченский мост.

Порт Мариуполя, по словам Затворницкой, отгружает черные металлы на экспорт, а уголь — для внутренних нужд. И его грузооборот также упал в прошлом году — на 14%.

Если по итогам 2015‑го оба порта обработали порядка 13 млн т грузов — это 9% от общенационального показателя, то в 2017‑м — 9 млн т (7%). А за пять месяцев 2018 года объем их работы снизился уже до 5% от общеукраинского грузопотока.

Экономические проблемы портов влекут за собою и социальные. “Порт в Бердянске — градообразующий. Начнутся у него экономические проблемы, и люди скажут — виноват Киев. Это прямая диверсия против нашей страны”,— говорит Бабин.

Он уточняет, что на востоке и юге страны настроения и так довольно пророссийские. И дополнительные экономические проблемы, искусственно создаваемые соседями, дискредитируют украинскую власть.

Кроме того, россияне еще и пытаются создать на Азовском море короткий морской коридор между захваченным ими Крымом и неподконтрольными Украине районами Донбасса. Об этом рассказывает Константин Машовец, военный эксперт группы Информационное сопротивление. “По сути, россияне замкнут Украину у прибрежной полосы и будут делать на море, что захотят”,— говорит он.

Для этого представители Москвы насыщают акваторию моря большим количеством военных формирований.

По этому поводу Александр Турчинов, секретарь Совбеза, уже заявил: РФ готовит провокации на Азовском побережье Украины.

А ведь это побережье еще и примыкает к зоне боевых действий.

 

раст2

НУЖНО БЫТЬ АКТИВНЕЕ: Эксперты считают, что украинские пограничные катера в Азовском море (на фото) должны решительней защищать торговые суда

Очистка воды

Ответные действия Украины носят в основном дипломатический характер.

Так, еще в 2016 году отечественный МИД инициировал международный арбитраж для защиты и восстановления прав Украины в акваториях Черного и Азовского морей и Керченском проливе. “Однако процесс рассмотрения подобных споров обычно бывает довольно продолжительным”,— признались в дипломатическом ведомстве.

Клименко поясняет: блокирующие украинские воды военные корабли и катера РФ прикрываются межгосударственным соглашением между Украиной и Россией от 2003 года. В нем зафиксировано право мирного прохода судов обоих стран в Азовское море. Но за последующие 15 лет двусторонняя комиссия так и не определила линию разграничения территориальных вод. То есть морской границы как бы и нет. Значит, нет и ее нарушителей.

“Необходимо денонсировать этот договор, объявить Азов территориальным морем, внутренними водами и исключительной морской экономической зоной”,— уверен Клименко.

Бабин же предлагает еще и разорвать договор с РФ от 1993 года: по нему россияне могут вести “исследования рыбных запасов” в 100 м от побережья Геническа и Бердянска.

При этом, по его словам, Госрыбагентство Украины до сих пор ежегодно заключает договор с РФ на квотное разделение вылова рыбы в Азовском море. Именно им прикрываются россияне, когда хозяйничают у украинских берегов.

“А когда я проверил [детали договоренностей], то выяснил: оказывается, у украинских чиновников свой рыбный бизнес, которому они и дают квоты,— возмущен Бабин. — Из-за коррупции они предают государственные интересы”.

Представитель президента добавляет, что часть этих квот с российской стороны получают крымские предприятия. Тем самым чиновники украинского Госрыб­агентства еще и поддерживают экономику оккупированного полуострова.

За 2017‑й украинские рыболовы, по официальным данным, выловили в Азовском море около 30 тыс. т рыбы. Это равно десятой части того объема рыбы, который страна импортировала в прошлом году.

У Украины в Азовском море есть флотилия пограничных катеров — ее численность официальные власти не раскрывают. Тем не менее Игорь Кабаненко, адмирал запаса, выступает за более активное использование этих судов: стоит создать из них мобильные группировки, которые бы реагировали на задержание торговых кораблей. “Да, они [группировки] не будут суперсовременными,— говорит эксперт. — Но смогут сдерживать развитие негативных сценариев в прибрежных водах”.

Бабин утверждает: сейчас в офисе президента Петра Порошенко разрабатывают меры по защите украинских интересов в регионе. В частности, есть планы увеличить военный контингент в Азовском море.

“Нельзя легкомысленно относиться к действиям россиян,— говорит представитель главы государства.— Они ведут войну с нами. И прощупывают, где еще могут оттяпать кусок”.

раст3

МОСТ ПРОБ­ЛЕМ: Россияне превратили строительство моста в оккупированный ими Крым в проект века. Теперь он мешает украинским портам в Азовском море