Страна. Совладельцы государства У.

Закрытый клуб олигархов

Десять человек, которые фактически монополизировали Украину
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

Десять человек фактически монополизировали Украину, годами сохраняя статус-кво в политике, подмяв под себя бизнес и медиа и тем самым тормозя развитие всей страны

  

Максим Бутченко

  

 

Если и есть в Украине что‑то невероятно стабильное, кроме географических объектов, так это десять самых богатых людей страны.

НВ проанализировал рейтинги самых состоятельных украинцев за последние 11 лет, начиная с 2007 года. Редакцию интересовало, как часто определенные люди попадают в топ-20 самых обес­печенных соотечественников по размеру активов.

Оказалось, есть десять бизнесменов, которых можно назвать завсегдатаями этой великолепной двадцатки.

Что бы ни происходило в политике и экономике, какие бы фигуры ни приходили к власти и ни бежали из нее, как бы ни сражались с коррупцией активисты, чего бы ни требовали от официального Киева международные институты и внешнеполитические партнеры, эти десять украинцев неизменно остаются на финансовом олимпе.

Суперчемпионами, ни разу не покидавшими вершины, оказались бывший “глава” Донбасса Ринат Ахметов, трое “приватовцев” (Игорь Коломойский, Геннадий Боголюбов и Алексей Мартынов), а также зять экс-президента Леонида Кучмы Виктор Пинчук и собственник Ferrexpo Константин Жеваго.

Среди украинских топовых богачей нет ни одного, кто создал бы бизнес в IT-сфере или благодаря инновациям
Андрей Беспятов,
глава аналитического департамента инвесткомпании Dragon Capital

Не расставались с топ-20 и владелец МХП Юрий Косюк в паре с харьковчанином Александром Ярославским. Дважды оказывался вне списка богатейших ныне беглый газовый посредник Дмитрий Фирташ и трижды — нынешний президент Петр Порошенко.

Если с размером состояния этих людей с 2007 года что‑то и происходило, то лишь под влиянием макроэкономических факторов, которые сказывались и на всей экономике государства. То есть активы десяти богатейших росли вместе с ВВП Украины и падали вместе с ним же.

Подобная синхронность неудивительна: самые финансово успешные соотечественники контролируют заметную долю валового внутреннего продукта.

Сегодня десятка богатейших сосредоточила в своих руках активов на $ 14,4 млрд. Это соответствует 13 % ВВП Украины: невиданная для демократического мира концентрация богатств, характерная для отсталых и коррумпированных стран. Для сравнения — в США активы первой десятки богачей соответствуют лишь 3,3 % ВВП самой мощной экономики планеты.

Постоянство, которое демонстрируют богатейшие украинцы, по мнению Андерса Аслунда, аналитика американского центра Atlantic Council, отображает огромные проблемы всей страны. “Получается, что существует каста неприкасаемых, которые могут накапливать богатство при любой власти, — говорит эксперт. — А Украине нужна конкуренция”.

Владислав Рашкован, в недавнем прошлом — заместитель главы Нацбанка, уверен: каста неприкасаемых, которую упоминает Аслунд, теперь поддерживает саму себя целой системой неформальных отношений. Это не просто коррупционная порука — система включает в себя президента как гаранта баланса между олигархами, продажный избирательный процесс, благодаря которому они имеют влияние на целые партии. А также гос­предприятия как источник незаконного обогащения.

Частью олигархической системы являются и региональные элиты: правоохранители, судьи, работники СБУ, главы налоговой и таможни — они сохраняют коррупционные отношения на местном уровне.

“Вишенка” на олигархическом “торте” — подконтрольные богатейшим украинцам ключевые СМИ страны. Прежде всего — телеканалы с общенациональным охватом.

“Почему мы так плохо живем? Потому что есть система олигархов. Коррупция — инструмент, которым они пользуются”, — уверен Рашкован.

инфографика
Уникальные люди

Андрей Беспятов, глава аналитического департамента инвесткомпании Dragon Capital (издает НВ), поясняет природу появления в Украине крупных финансово-промышленных групп, подконтрольных олигархам.

Они возникли как результат перестройки всей экономической модели страны и “дикого капитализма” 1990‑х, ваучерной приватизации, а также благодаря коррупции и политическому лоббизму. Их становление было еще и следствием неравномерного распределения доступа к крупнейшим активам. “Случаи капитала с нуля [среди богатейших украинцев] очень редки, — говорит Беспятов. — В основном это относится к созданию агрохолдингов”.

Как теперь деньги олигархов дают им власть, а власть помогает им делать деньги? Ответ на этот вопрос знает Андрей Герус, эксперт по энергетике.

Проанализировав список самых постоянных в своем богатстве украинцев, он обращает внимание на такую деталь: почти все его участники активны в политических процессах. И речь не о депутатских мандатах или прочих регалиях олигархов, а о контроле — на уровне как политических партий, так и парламента в целом.

Помогают миллиардерам в этом не только финансовые вливания в фонды различных политиков и партий, но и более существенный ресурс — масс-медиа. С помощью СМИ, по словам медиаэксперта Наталии Лигачевой, отечественные мегабогачи влияют на электорат.

У каждого олигарха, говорит она, есть свое ТВ: у Коломойского — 1+1, у Пинчука — ICTV, СТБ и Новый, у Ахметова — ТРК Украина, пара Фирташ–Левочкин контролирует Интер. “ТВ — это мощный инструмент, против которого мало что сделаешь”, — уверена Лигачева.

Медиа помогают политикам, а те в свою очередь помогают их владельцам.

Антон Кривко, аналитик движения Чесно, описывает эту зависимость с помощью Ахметова.

Сегодня богатейший украинец, традиционно поддерживающий Оппоблок, ставит еще и на Олега Ляшко, лидера Радикальной партии (РПЛ). Об этом, по словам Кривко, свидетельствует анализ посвященных радикалам публикаций в СМИ, подконтрольных миллиардеру. В Чесно подсчитали: за пару лет 266 подобных материалов были заказными и подыгрывали Ляшко и Ко.

Кроме того, только лидера радикалов допускают на предприятия Ахметова, где политик свободно агитирует многотысячные заводские коллективы.

“А потом мы проанализировали законы, за которые РПЛ голосовала синхронно с Оппоблоком. И — о чудо: таких законов просто не счесть! — говорит Кривко. — Что показывает закономерность сотрудничества Ляшко с Ахметовым”.

Но не законами едиными: богатейшие украинцы с помощью функций государства еще и устанавливают на рынке правила, выгодные для них самих, поясняет Герус.

 

 
ПОЛИТИКА И ВЛАСТЬ:
Владимир Федорин уверен: среди самых богатых нет тех, кто не зарабатывал бы на связях с политиками и чиновниками

   

“Свои” правила — это монополия. Сила олигархов, по мнению многих экспертов, заключается именно в их уникальном положении. Они получают прибыли не благодаря инновациям или свежим идеям, а просто потому, что никто не сможет с ними конкурировать.

“Среди украинских топовых богачей нет ни одного, кто создал бы бизнес в IT-сфере или благодаря инновациям”, — говорит по этому поводу Беспятов.

Для Геруса показательными являются действия все того же Ахметова. Его компания ДТЭК, которой принадлежит 80 % тепловой генерации в стране, благодаря введению формулы Роттердам+ (она определяет цену угля) и росту тарифов получила увеличение доходов.

Формулу, как и тарифы, устанавливает, по словам эксперта, подконтрольная президенту страны профильная Нацкомиссия.

Дмитрий Яблоновский, старший экономист Центра экономических стратегий (ЦЭС), напоминает: в стране есть еще один супербогатый человек, для которого президентство Порошенко стало временем расцвета. Это сам глава государства.

Яблоновский говорит, что кондитерский гигант, принадлежащий первому лицу страны, — компания Roshen — постоянно набирает обороты. Стабильно хорошо чувствует себя и аграрная составляющая президентской империи: его Укрпроминвест-агро занимает второе место среди крупнейших производителей сахара в Украине. А все потому, поясняют в ЦЭС, что порошенковские предприятия Подолье и Продовольственная компания Заря Подолья получили от Минагрополитики половину всех квот на производство сахара.

Исключительную важность близости к власти как условие успеха доказывает история Сергея Курченко, младоолигарха времен Виктора Януковича. Этот бизнесмен взлетел из небытия на лидирующие позиции рейтинга самых богатых украинцев в 2013 году. Благодаря принадлежности к “семье” тогдашнего президента Курченко проворачивал невероятно прибыльные махинации на энергорынке.

Но как только Янукович бежал в Ростов, финансовое могущество бизнесмена, который к тому времени уже успел обзавестись даже пулом собственных СМИ, растаяло.

О том же — и история Коломойского. Предприниматель, долгое время неофициально контролировавший некоторые госактивы (к примеру, компанию Укр­нафта), потерял многое, включая даже крупнейший в стране ПриватБанк, как только вступил на путь прямой конфронтации с Банковой.

Но даже в этом случае Коломойский продемонстрировал еще один бонус, доступный лишь олигархам, — политолог Владимир Фесенко называет его “гарантией личной безопасности”.

Мол, система отношений устроена таким образом, что охраняет самых богатых украинцев от фатальных последствий их действий. Даже если при этом они попадают в немилость властей.

Хорошей иллюстрацией такому тезису, по мнению Рашкована, служит уже упомянутый ПриватБанк. Государство, нацио­нализировав финучреждение, фактически приняло на себя все его огромные денежные обязательства. “Обиженный” же экс-собственник банка Коломойский вышел сухим из воды, сбросив с себя груз долгов. И нынче даже судится с Украиной за возврат Привата.

Круговая порука — вот как выглядит власть олигархов в глазах Рашкована: судьи выносят оправдательные приговоры высокопоставленным коррупционерам, прокуроры не обращают внимания на элитных воров, СБУ игнорирует подобные нарушения.

Все это делает Украину не только некомфортной для местного бизнеса, но и, по словам экспертов, высокорисковой площадкой для внешних инвесторов. Ведь ждать верховенства права в стране, где есть люди, монополизировавшие не только рынки, но и правосудие, не приходится.

А потому и приватизация крупных объектов в стране уже который год стопорится — формально государственные активы зачастую оказываются зависимы от местных миллиардеров.

Показательна судьба Одесского припортового завода (ОПЗ): предприятие, которое могло бы принести государству отличные деньги, висит на его шее мертвым грузом. Причина — ОПЗ “обложено” обязательствами перед Дмитрием Фирташем: бизнесмену, задержанному в Австрии, завод задолжал

$251 млн за поставленный газ. Найти внешнего покупателя на такой актив власти не могут уже несколько лет.

инфографика 2
Демонополизация и деолигархизация

Владимир Федорин, глава Центра Бендукидзе, отмечает: в первой десятке самых богатых украинцев нет ни одного бизнесмена, который не зарабатывал бы на связях с политиками или чиновниками.

Способны ли они получать прибыль, не паразитируя на политических связях? “Чтобы ответить на этот вопрос, нужно провести деолигархизацию: отделить бизнес от политики, — говорит Федорин. — Тогда и посмотрим, кто выживет”.

Рашкован не готов “отделять”, но он настроен на системный подход: предлагает убрать источники коррупции. То есть приватизировать госпредприятия, трансформировать Налоговую и Минфин, усилить онлайн-систему госзакупок ProZorro. И сделать прозрачным бюджетный процесс.

“Тогда вероятность того, что эти “плохие парни” все‑таки прорвутся — получат доступ к госзаказам, бюджету и преференциям по налогам, — будет меньше”, — говорит Рашкован.

Свободная конкуренция разрушает систему 
Андрей Беспятов,
инвесткомпания Dragon Capital

Герус также является сторонником “системной войны” с олигархами. Он выступает за создание связки “НАБУ–САП–Антикоррупционный суд”, которая сможет эффективно работать по высокопоставленным коррупционерам.

Одновременно эксперт не прочь изменить избирательную систему: ввести открытые партийные списки, убрать мажоритарную составляющую. Тогда олигархи, мол, не смогут массово проводить в Раду своих людей.

В деле “очищения” ВР, по мнению Геруса, поможет и введение ограничений на телевизионную политрекламу, а также рост депутатской зарплаты и минимизация неприкосновенности народных избранников.

А вот Беспятов советует подключить к процессу деолигархизации свободный рынок. Сейчас в стране слишком высока степень концентрации собственности и капитала в одних руках. Из-за такого распределения богатства попасть на “олимп” крайне затруднительно. Но если, по мнению эксперта, создать условия для существенного роста иностранных инвестиций, страна станет богаче. Появятся новые имена, которые смогут получить крупный капитал благодаря своим знаниям и предпринимательству, а также умению грамотно привлечь финансовые и интеллектуальные средства, доступные в мире.

“Свободная конкуренция всегда разрушает систему. Именно к свободе выбора и развития нам нужно стремиться”, — уверен Беспятов.

 
УВИДЕЛ КАСТУ: Андерс Аслунд уверен, что в Украине есть каста неприкасаемых, которые накапливают богатства при любой власти