История

Отпечаток страшного времени

Отрывок из еще не изданной книги фоторепортера Ефрема Лукацкого, в котором описана неожиданная версия смерти журналиста Георгия Гонгадзе
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

НВ публикует отрывок из еще не изданной книги фоторепортера Ефрема Лукацкого, в котором описана неожиданная версия смерти журналиста Георгия Гонгадзе и роли в нем одного украинского сыщика-“оборотня” и Москвы

 

 

Период, когда Украиной управлял Леонид Кучма (июль 1994 года — январь 2005‑го), второй президент ее новой независимой истории, был переходным, разновекторным, сумбурным и скандальным.

Уже уходили бандитские 1990‑е с их бесстыжим первоначальным ограблением населения и накоплением капитала, на смену шли 2000‑е — время, когда государство постепенно подменяло собою и правоохранительными органами разудалых “братков”.

Именно тогда с легкой руки Кучмы в стране возникла каста богатеющих благодаря госресурсам бизнесменов, которых позже стали называть олигархами.

Второй президент решил, что контролировать ограниченный круг миллиардеров легче, чем бескрайнюю бандитскую вольницу. А правоохранительные и фискальные органы вполне могут заменить собою “бригады”, выполняя ту же функцию отбора средств у обычного бизнеса, но в пользу единого центра — президентской вертикали.

Так в стране появилась иллюзия порядка. Но то и дело возникали кризисы и скандалы, происходили убийства.

В ноябре 1996‑го убили крупного донецкого бизнесмена и политика Евгения Щербаня.

В апреле 1998‑го застрелили бывшего депутата Верховной рады и экс-главу Нацбанка Вадима Гетьмана.

А в марте следующего года в подозрительном ДТП с участием неожиданно решившего развернуться прямо на междугородней трассе КамАЗа погиб Вячеслав Черновол, один из ведущих политиков страны.

16 сентября 2000‑го исчез журналист Георгий Гонгадзе,

2 ноября его обезглавленное тело нашли в Таращанском лесу.

А 28 ноября разразился “кассетный скандал”: лидер Соцпартии Александр Мороз объявил, что имеет тайные записи бесед окружения Кучмы, которые проливают свет на убийство журналиста.

На записях, сделанных майором Госохраны Николаем Мельниченко, Кучма, глава его администрации Владимир Литвин, шеф МВД Юрий Кравченко и глава СБУ Леонид Деркач обсуждают деятельность Гонгадзе и решают, что с ним нужно сделать.

Следствие по делу Гонгадзе шло медленно. Но в октябре 2003 года генпрокурор Святослав Пискун подписал ордер на арест генерала милиции Алексея Пукача: следователи выяснили, что его подразделение следило за журналистом.

Однако Кучма уволил Пискуна. Следственную группу расформировали, а Пукача выпустили. Вскоре генерал исчез.

В июне 2004 года британская газета The Independent опубликовала показания Игоря Гончарова, замглавы управления по борьбе с оргпреступностью Киевской области, арестованного в 2003‑м и скончавшегося в заключении в августе того же года. Речь в них шла о том, что похищение и убийство Гонгадзе осуществили подконтрольные МВД бандиты. А приказ отдал министр Кравченко от имени Кучмы.

Гончаров проходил по делу “банды оборотней” — группы сотрудников МВД, обвиняемых в вымогательстве и убийствах.

В декабре 2004‑го Пискун восстановился в должности генпрокурора, возобновил следствие, а Пукача объявили в розыск.

Уже после того, как Кучма ушел с поста главы государства, смененный Виктором Ющенко, глава ГПУ — случилось это 3 марта 2005 года — заявил: его подчиненные готовятся допросить Кравченко. Но на следующий день экс-министра МВД нашли мертвым в коттеджном поселке, где тот проживал. Два огнестрельных ранения в голову, по версии следствия, указали на самоубийство.

Лишь в 2009 году, из приговора суда по делу Гонгадзе, стало известно: журналиста задушил Пукач, а помогали генералу трое его подчиненных. Труп сообщники облили бензином, подожгли и закопали останки. Позже главный убийца вернулся на место преступления, выкопал тело, перевез его в лес под Таращу, где отделил от него голову.

Троих сообщников генерала осудили в 2008‑м, а вот самого Пукача задержали лишь летом 2009‑го.

В январе 2013‑го ему дали пожизненное. В ходе суда Пукач подтвердил, что именно от Кравченко он получил личное указание расправиться с Гонгадзе.

 

раст1

ВЗЯЛ АККОРД: Леонид Кучма упрочил президентскую вертикаль в полуанархической Украине 1990-х. Но жертвами этого "упрочнения" стал целый ряд топовых политиков, бизнесменов и журналистов

От лица очевидца

Об эпизоде с участием Гончарова и идет речь в отрывке будущей книги украинского фоторепортера Ефрема Лукацкого, главы представительства Associated Press в Украине, Фотосинтез Єфрема Лукацького.

Это альбом документальных фотографий, сделанных Лукацким на протяжении его 30‑летней профессиональной биографии: с 1988 по 2018 годы.

Практически каждый снимок сопровождает авторский текст, поясняющий то, что запечатлено на фотографии.

В итоге появляется книга, содержащая не только снимки, но и рассказы Лукацкого о борьбе с отечественной мафией, войнах в Афганистане, Ираке и Чечне, о встречах автора с Шамилем Басаевым и Джохаром Дудаевым, о событиях, связанных с арестом Саддама Хусейна.

Издание книги, над которой Лукацкий работает уже второй год, запланировано в 2018 году.

 

раст3

ТА САМАЯ ФОТОГРАФИЯ: Снимок, на котором запечатлен капитан милиции Игорь Гончаров (справа), в момент задержания преступника, стал для Ефрема Лукацкого поводом рассказать об этом человеке, а заодно и о кровавых тайнах времени правления Леонида Кучмы

Отрывок из книги Лукацкого

На фотографии в белой куртке — тогда еще капитан милиции только что созданного отдела по борьбе с организованной преступностью (ОБОП) Игорь Гончаров.

Раньше его портрет висел на доске почета Печерского РОВД как лучшего сыщика.

В 1998 году я фотографировал задержание группы преступников. Игорь стал ярким фрагментом этой съемки.

С того дня мы стали часто общаться, дружили.

Небольшой коллектив Киевского ОБОП (впоследствии — управление), в котором я был частым гостем, не только ловил преступников, но и стал кузницей кадров. Хотя у каждого был свой путь. Кто‑то стал офицером российских секретных служб, другие “пошли в бизнес” (крышевание бутиков, гостиниц и прочего), еще один был министром обороны Украины, а другой поставил тарелку с пловом, приправленным диоксином (не доказано, но он основной подозреваемый) перед кандидатом в президенты Виктором Ющенко. Теперь живет в России.

После развала Советского Союза юморной, всегда улыбающийся Игорь не скрывал своего презрения к новой жадной и пьяной власти в Москве и Киеве, был противником развала Союза.

В начале октября 1993 года весь мир смотрел, как под огнем танков горит парламент в центре Москвы. Гончаров с оружием в руках защищал здание, потом по канализационным шахтам уходил вместе с самыми активными бойцами.

Он показал мне ориентировку на его розыск, разосланную по всей России.

С началом войны в Чечне власть в России стала переходить в руки КГБ.

Украинская милиция традиционно (еще с советских времен) была тесно связана с Москвой. Более того, работать на бывшую столицу читалось успехом. Закрытые базы данных, вся стоящая внимания информация сливалась в “центр”. Только раньше это была милиция Союза, а теперь информация стала интересна для ФСБ, не скрывающего своей большой игры в Украине.

Игорь намекал, что у него тесные контакты с московскими спецслужбами.

Да я и сам видел, как он менялся, становился более осторожным в словах и оценках.

У него менялся цвет глаз, когда он слышал мои дилетантские рассуждения об убийстве Вадима Гетьмана и гибели Вячеслава Черновола. Как‑то он меня поправил, что убийца Гетьмана был одет в женскую одежду, да и с Черноволом… есть технологии.

В начале 2000 года начали создавать Национальное бюро расследований (НБР) Украины. Парламент так его и не утвердил, да и министр МВД Юрий Кравченко был категорически против создания конкурирующей организации. Одним из первых сотрудников НБР был Игорь.

Он собирал бесценную информацию и выполнял “деликатные” задания, привлекая к сотрудничеству лучшие кадры из силовых ведомств.

Конфликт между НБР и МВД назрел очень быстро и лопнул из‑за тупости руководителей милиции.

На совещании у президента накрученный кем‑то из близкого окружения Кучма дал команду Кравченко, а тот — начальнику наружки (слежки) Алексею Пукачу выяснить, кто финансирует и сливает информацию журналисту Георгию Гонгадзе о коррупции в высших эшелонах власти.

Гонгадзе заметил слежку и написал заявление генеральному прокурору о том, что за ним следят, не забыв указать при этом номера следивших за ним машин.

Увы, это заявление стало роковым для Георгия.

Прокурор на очередном совещании рассказал о заявлении, чем взбесил президента: “Профессионалы, блядь…”

Что говорил после этого Кравченко Пукачу, нетрудно догадаться. Пукача понесло: он же небожитель, начальник Главного управления уголовного розыска МВД Украины, а тут какой‑то грузин, из‑за которого он может потерять все, опуститься до начальника райотдела. Мент от унижения и страха потерять работу в порыве ярости и мести задушил Георгия в машине (детали убийства известны). Голову отрезал и закопал подальше от тела. Без головы трудно идентифицировать жертву.

Убийца был уверен, что все сойдет ему с рук, но исчезновение Георгия вызвало большой резонанс.

Не буду пересказывать, сколько лжи началось вокруг исчезновения журналиста. Весь аппарат МВД и прокуратуры делал все, чтобы погасить этот шум. Сработал корпоративный интерес и желание прикрыть руководство.

Пожалуй, это был единственный случай, когда я встретил Гончарова невеселым и очень уставшим.

“Эти подонки даже не помыли машину от крови”,— говорил он мне, неоднократно прохаживаясь насчет ментовской тупости.

Со следами крови машина долго стояла во дворе МВД в центре Киева.

Пукач убивал не один — другие менты держали Георгия. Теперь они испугались, и один из них сообщил Гончарову, где лежит тело. И рассказал на камеру все, что произошло.

После этого тело “случайно” было найдено в лесу.

 

раст2

И ЦЕЛОГО МИРА МАЛО: Ефрем Лукацкий (в центре — в очках) снимал как на родине, так и во многих горячих точках планеты (на фото — с группой вооруженных афганцев)

Раскрытие убийства ставило крест на будущем министра Кравченко, а ведь его прочили в преемники Кучмы.

В это же время в Москве поняли, что этой ситуацией можно воспользоваться, чтобы дискредитировать Кучму перед Западом. Вот тут и появились пленки прослушки в кабинетах президентской адми­нистрации.

Началась большая игра секретных служб, достойная пера Джона ле Карре.

Когда жизнь Игоря Гончарова начала раздваиваться и была ли это часть его работы, я не знаю. В одной жизни он был сыщик, а в другой — жестокий убийца из криминальных фильмов. Деньги его не интересовали. Он убивал не только известных бизнесменов, но и тех, кто задел его собственную семью. Убивал с фантазией, как в кино, обнадеживал, что все будет хорошо, и вдруг душил удавкой. Я опущу детали. Он обвинялся в одиннадцати убийствах.

“Если ты кого‑то убьешь, то первым об этом должен узнать я, и тогда все будет хорошо”,— говорил он мне.

Я переводил разговор на другую тему, а сам вспоминал, как в конце 80‑х во время обыска в гастрономе толстенная заведующая оскорбила его, и он тут же схватил ее за горло и стал душить. Сыщики с трудом вырвали уже хрипящую тетку из его рук.

“Она проявила ко мне неуважение”,— словами Дона Корлеоне оправдывался он (его любимым фильмом был Крестный отец).

Жизнь — не кино. О второй жизни Гончарова стало известно из показаний соучастника, который помогал ему закапывать тела. Гончарова арестовали. Вот тут и стало известно, что Игорь — “режиссер” записи с признанием участника убийства Гонгадзе. А еще — что он очень хорошо информирован о деталях смерти Черновола и Гетьмана.

Начальники МВД взбесились. Вот, оказывается, кто взорвал общество, вот кто сливал информацию об убийстве Гонгадзе, вот кто копал под них, решили они. Главным для них теперь было найти кассету с признанием мента, о которой уже пошли слухи. Ведь в случае огласки не сносить им головы.

Я давно заметил: люди у власти и убийцы считают, что их рукой водит Господь и что им позволено все.

Гончарова жестоко избивали, применяли изощренные пытки, мазали ментовскую дубинку согревающим кремом для спорта и загоняли ему в зад… Очень им нужно было найти кассету.

А о главной улике они даже не догадывались. Ведь Гончаров перепрятал голову Гонгадзе.

Спустя много лет, несмотря на множество анализов ДНК, некоторые продолжают сомневаться, что тело без головы, захороненное 22 марта 2016 года, принадлежит Георгию Гонгадзе.

Не знаю, насколько ценной фигурой для секретных служб Москвы был Гончаров, но хорошо известно, что своих они не бросают.

С отбитыми внутренностями Игоря везут в больницу скорой помощи. Официально его состояние ухудшается. К нему приходит кто‑то из высшего руководства СБУ. О чем они говорят — неизвестно. Может, о гарантиях. Ночью после визита 1 августа 2003 года он умирает.

Патологоанатом, проводивший протокольное вскрытие, удивлялся, что на теле есть швы от операций, но самих операций не было.

В тот же день с поразительной торопливостью тело кремируют. Это все в больнице скорой помощи, куда привозят умирающих бомжей со всего Киева.

Следователь, ведущий его дело, божился, что видел мертвого Гончарова. А мне кажется, что где‑нибудь в Ростове он сейчас читает этот текст.

Об успешном раскрытии убийства Гонгадзе отрапортовал новый прокурор Пискун. Забыв указать, что это было сделано по запискам Гончарова, опубликованным в английской прессе.

4 марта 2005 года двумя выстрелами в голову (следствие утверждает, что самоубийство) был убит бывший министр внутренних дел Юрий Кравченко. Возможно, кто‑то очень хотел посмотреть на его страдания после первого выстрела в голову. 

Е Ф Р Е М  Л У К А Ц К И Й

 
Родился в Киеве в 1956 году. Работал водолазом в Институте электросварки им. Патона. С 1989-го — фотокор-респондент агентства Associated Press, позже возглавил представительство этого агентства в Украине. В 2005-м стал единственным в истории современной Украины финалистом престижной Пулитцеровской премии. Лауреат множества международных наград.