Мнения

Меньшее, что можно сделать

Украинский режиссер Олег Сенцов, осужденный в России на 20 лет по делу “крымских террористов”, неслучайно начал голодовку накануне чемпионата мира. Это обращение ко всем
Хотите купить эту статью?

Украинский режиссер Олег Сенцов, осужденный в России на 20 лет по делу “крымских террористов”, неслучайно начал голодовку накануне чемпионата мира. Это обращение ко всем. Вы будете смотреть футбол? А я в это время буду умирать

  

  

Сергей Жадан, 
Писатель

  

Голодовка Олега Сенцова пугает своей необратимостью. Слишком уж неравные силы в этом противостоянии — человек, жаждущий справедливости, и система, пытающаяся его сломать. К тому же система изначально не заточена на какое‑либо понимание — она иначе устроена.

В такой ситуации сложно предположить, что появится какое‑либо взаимное соглашение. Ну правда, какое соглашение? Россия выпустит заложников? В это можно поверить? Кто‑то, вероятно, ждет, что голодовка закончится ничем, что человек сломается (точнее — его сломают), кто‑то надеется, что политики все же договорятся и Олега обменяют. При этом вряд ли верят в то, что человек победит систему. Хотя не прогнуться под нее, продолжать сопротивляться, даже если это выглядит утопически — уже победа. По крайней мере, для нас. Для тех, кто сопереживает и поддерживает, победитель в этом противостоянии очевиден. Но больше всего, конечно, хочется, чтобы история завершилась если не освобождением всех украинских политзаключенных, то хотя бы возвращением в Украину самого Олега.

Необратимость заключается и в другом. Сенцов неслучайно объявил голодовку накануне чемпионата мира, который должен начаться в России. Это обращение ко всем — гражданам Украины и мира. Вы будете смотреть футбол? А я в это время буду умирать. И вы должны знать об этом. Все должны знать. Иначе позиция нашей страны ничего не стоит. Иначе вообще не о чем говорить.

Ты делаешь вид, что ничего не знаешь о политзаключенных? Ничего не знаешь о том, что один из них объявил голодовку, требуя освободить десятки граждан Украины, сидящих в российских тюрьмах? Теперь ты об этом знаешь. Теперь у тебя нет шанса сделать вид, что ты не в курсе. Все в курсе.

История действительно необратима и рано или поздно напомнит нам о настоящем положении дел. Нельзя делать вид, что войны нет, если она есть. Нельзя делать вид, что речь идет о спорте, когда речь идет о зле. Какой вообще спорт? Какие трансляции, какой чемпионат? Есть война, оккупация, пленные, и даже если ты успел за четыре года к этому привыкнуть, к этому не привык тот, кто является непосредственным заложником этой трагедии, участником, перекрывающим собой твое отсутствие и взявшим на себя ответственность за твое молчание. Трагедия продолжается, и ее развитие тоже пугает необратимостью. И вопрос тут не столько в политике, сколько в этике.

Теперь у тебя нет шанса сделать вид, что ты не в курсе

Необратимость проявляется не только в отношениях двух стран, воюющих уже пятый год, не произнося при этом слова война. Необратимость и в том, как наш сумасшедший мир продолжает делать вид, что все в порядке, что ничего нового или&

Чтобы прочесть материал полностью,