Страна

Вооружены и очень богаты

Топ-политики обнародовали декларации

Топ-политики обнародовали электронные декларации, указав целые арсеналы оружия, элитные коллекции часов и автопарки, а также миллионы гривен кэша. А чего скрывать, если за несоответствия в предыдущих декларациях никто не пострадал?

 

Кристина Бердинских,
Галина Корба

 

 

Самые счастливые люди на свете — это не те, кто часов не замечает, а у кого этих часов полно, — то есть украинские народные депутаты.

Потому что им всегда везет с женами и бизнесами, им благоволят боги лотерей, а на жизненном пути встречаются честные и благородные люди, от которых можно получать миллионные подарки или одалживать им невероятные суммы.

Во всем этом убедился НВ, внимательно оценив электронные декларации топовых отечественных чиновников, а также депутатов Верховной рады: до 1 апреля все госчиновники и народные избранники должны были обнародовать свои (и семейные) имущественные и финансовые дела.

Такая процедура публичного обнажения должна предотвратить коррупцию и впервые полноценно прошла годом ранее.

Тогда е-декларации шокировали общество: оказалось, депутаты и чиновники хранят миллионные сбережения “под матрасом”, обладают шикарными коллекциями всего, что только можно себе представить (от квартир до хронометров), а также могут похвастать весьма обеспеченными родственниками. При этом сами зачастую имеют мизерные доходы.

Нынешнее е-декларирование показало: какой бы сложной ни была экономическая ситуация в стране, политическая элита продолжает вести шикарный образ жизни.

Декларанты не стесняются указывать все это в своих документах, потому что за прошедший с прошлой волны е-декларирования год убедились: оценки их финансовых и имущественных дел не последует. Ответственное за эту процедуру Национальное агентство по противодействию коррупции (НАПК) само погрязло в скандалах, не провело тщательных проверок и ставило палки в колеса другим антикоррупционным инстанциям. В итоге ни один из высокопоставленных декларантов, даже если их доходы и расходы откровенно не совпадали, не пострадал.

А ведь именно привлечение к ответственности коррупционеров, по словам Александры Дрик, председателя совета Общественного люстрационного комитета и координатора коалиции Декларации под контролем, и есть ключевым элементом всей этой затеи. “Подобного, к сожалению, не происходит”,— констатирует эксперт.

инфографика_1
Баловни судьбы

Даже среди когорты удачливых людей, наполняющих сегодня сессионный зал Рады, есть особые счастливцы. По крайней мере, если верить тому, что они указали в своих е-декларациях.

Так, Евгению Геллеру, представителю депутатской группы партия Видродження и члену бюджетного комитета, прошедший год, судя по его декларации, принес щедрый денежный сюрприз: некая Ольга Фридман подарила ему сразу 17,85 млн грн.

Удача улыбнулась и Олегу Ляшко, лидеру Радикальной партии: он указал, что выиграл 571 тыс. грн в лотерею. Правда, неожиданное счастье Ляшко уже заинтересовало Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ), которое еще в феврале получило доступ к документам Украинской национальной лотереи.

Но действия НАБУ не остановили сторонников Ляшко, которые почуяли фарт. Еще один радикал — депутат Алексей Ленский — пошел по стопам лидера фракции, сыграл в лотерею и тоже не прогадал: выиграл 76,5 тыс. грн.

А вот депутату Оппозиционного блока Михаилу Добкину повезло с родным городом — Харьковом. От него этот почетный горожанин в прошлом году получил 192 тыс. грн в виде стипендии от Харьковского горсовета. При этом Добкина трудно назвать нуждающимся: у него впечатляющая коллекция охотничьего оружия (которую он хранит в сейфах итальянского производства, между прочим), и за прошлый год он приобрел сразу пять иномарок, оформив их на себя, супругу и родного брата — депутата Дмитрия Добкина.

Ровно такую же стипендию от Харькова получили еще два депутата — бизнесмен и меценат Александр Фельдман из группы Воля народа, а также Виктор Остапчук из партии Видродження.

Криптомиллиарды под матрасом

Судя по е-декларации Игоря Котвицкого, депутата Народного фронта и бизнес-партнера главы МВД Арсена Авакова, он — большой почитатель швейцарских часов. Среди 28 его наручных часов — швейцарские Breguet, Rolex, Patek Philippe и другие дорогие бренды. Котвицкий является также рекордсменом по сумме задекларированной наличности: у него около 300 млн грн кэша.

В декларациях, поданных в конце 2016 года, больше всего наличных показал депутат БПП Богдан Дубневич — $7,85 млн. Но за полтора года его запасы уменьшились в 3,5 раза — до $2,2 млн.

Однако среди парламентариев все равно осталось множество “людей кэша”. Эксперты этот феномен объясняют просто: наличные проверять не будут, а с их помощью можно оправдать любые приобретения на протяжении следующего года.

Кроме того, теперь в Раде появились криптовалютчики-миллиардеры.

Дмитрий Голубов, депутат президентской фракции БПП и соратник мэра Одессы Геннадия Труханова, задекларировал биткоины на общую сумму 2 млрд грн. У другого одессита, Александра Урбанского, тоже представляющего БПП,— криптовалюты еще больше: на 2,4 млрд грн.

Еще депутаты и чиновники часто декларируют нематериальные, но весьма прибыльные вещи — авторские права и торговые марки. Так, поющий ректор Михаил Поплавский указал собственность на множество своих песен и клипов, среди которых — Юный орел, Крапива, Сало. Он также застолбил за собою торговые марки колбаса Ректорская и колбаса Профессорская. Творчество принесло Поплавскому в прошлом году немалый доход: ТРК Эра заплатила депутату 1 млн грн роялти.

У Авакова тоже есть авторские права — на книгу Ленин с нами? А вот шикарная итальянская вилла, которую недавно обнаружили у семьи чиновника журналисты сайта Наші гроші, в декларации министра не фигурирует. Там указана лишь итальянская фирма Avitalia S. R. L.: чиновник владеет этой компанией, а уже компания — виллой.

Подобным образом поступают многие высокопоставленные декларанты, желающие скрыть свои заграничные активы, говорит Дарья Каленюк, исполнительный директор Центра противодействия коррупции (ЦПК). Они, мол, указывают бенефициарную собственность в иностранных компаниях, но умалчивают о записанных на эти структуры объектах движимости и недвижимости.

Впрочем, депутаты декларируют не только активы. Например, Иван Винник из БПП, секретарь комитета по вопросам нацбезопасности и обороны, оказался должен банкам 316 млн грн.

фото_1

МАШИНОЛЮБ И СТРЕЛОК: Михаил Добкин (на фото — в деловом костюме) владеет впечатляющим автопарком и серьезной коллекцией охотничьего оружия

Вторая половинка

В электронных декларациях топ-персонажей большую роль играют их супруги. Для многих депутатов они — надежный тыл, на который записана основная часть имущества.

Бизнес-партнер президента — Игорь Кононенко, первый заместитель фракции БПП, в декабре 2017‑го переоформил на жену земельный участок в Киеве (4.645 кв. м) и дом (1.643 кв. м), а также киевскую квартиру и земельный участок в области (2.255 кв. м). В декларации за 2016‑й собственником всего этого имущества числился сам депутат.

А Ярослав Дубневич из той же БПП, который по итогам первой волны декларирования стал чемпионом по кэшу (на пару с братом), теперь решил давать деньги в долг. Но не кому попало, а своей супруге Наталье: в нынешней депутатской декларации указано, что в 2017‑м он одолжил жене почти 73 млн грн. Та в свою очередь не растерялась и предоставила займы неким третьим лицам на общую сумму в 77 млн грн.

Еще один заметный “подкаблучник” — Станислав Березкин, депутат группы Воля народа. Он — №1 среди всех парламентариев по площади арендованных земельных участков: в распоряжении его семьи находится 592 га в Кировоградской области. Все имущество четы Березкиных — три квартиры, аренда 16 земельных участков, недостроенный бассейн и спорткомплекс— оформлены на супругу Ирину.

Жена же внефракционного депутата Андрея Деркача оказалась скрытной и непокорной. В своей декларации этот парламентарий так и написал: “В даче информации о себе женой отказано по причине нарушения конституционных принципов верховенства права, запрета вмешательства в личную жизнь и неразглашения конфиденциальной информации”. Обнародование подобной информации, считает депутатская супруга, противоречит Европейской конвенции по правам человека и судебной практике Европейского суда по правам человека.

С Олесем Довгим, представителем фракции Воля народа, произошел другой казус: в его новой е-декларации супруга исчезла. Оказалось, что в конце прошлого года он разделил с ней по договору имущество: экс-жене достались $ 500 тыс., квартира, картины на 176 тыс. грн и корпоративные права на 13,5 млн грн. Сам Довгий теперь проживает в арендованной квартире.

Много шума — и ничего

Депутаты, чиновники, судьи и прокуроры впервые заполнили электронные декларации в конце 2016 года. До этого информацию о своих активах они вносили в бумажные формы, часто не показывали их общественности, не отвечали на запросы о доступе к публичной информации и могли писать там все, что угодно. Ведь за ложь в декларациях не было уголовной ответственности, напоминает Александр Калитенко, эксперт Transparency International. “Сами формы этих деклараций были крайне неподробными. Там, например, не указывали наличность”,— объясняет он.

Теперь, с введением процедуры е-декларирования, когда все подобные документы еще и доступны обществу, все иначе. Наказать за ложь можно по двум статьям Уголовного кодекса — о подаче заведомо неправдивых данных и незаконном обогащении.

По состоянию на конец января 2019 года НАБУ расследует более 100 эпизодов по этим статьям. Ключевыми фигурантами дел являются высшие должностные лица, судьи и госслужащие. Но это не означает, что все виновные будут наказаны.

Главная институция, которая должна заниматься проверкой декларации,— НАПК — не смогла обеспечить эффективную фильтровку прошлогодних е-деклараций, констатирует Дрик. “Все проходит таким образом, что скорее похоже на легализацию задекларированного”,— рассказывает она.

НАПК еще и не захотело внедрить электронную автоматическую систему проверки деклараций, добавляет Каленюк. Все это приводит к невероятному замедлению процесса.

Калитенко говорит: в прошлом году НАПК должно было прошерстить более 100 тыс. деклараций. На деле проверили лишь 143 подобных документа. А сейчас уже появились новые.

По оценкам европейских партнеров, уточняет Калитенко, НАПК обработало лишь 1% общего массива подобных документов.

В марте 2018‑го в агентстве сменилось руководство.

Покрывают своих коллег-нарушителей и народные депутаты. В прошлом году Рада отказалась снять депутатскую неприкосновенность с соратника Ляшко Андрея Лозового и представителя Народного фронта Евгения Дейдея. Хотя у правоохранителей были явные претензии к е-декларациям обоих парламентариев.

Блокируется рассмотрение дел нарушителей и на уровне судов, говорит Дрик. И приводит пример бывшего военного прокурора АТО Константина Кулика: тот был первым, по кому открыли производство о незаконном обогащении. Еще в конце 2016‑го Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) направила в суд обвинительный акт по этому прокурору. Но процесс все еще длится и идет крайне медленно.

Поэтому гражданские активисты, как и западные партнеры Украины, настаивают на создании Антикоррупционного суда. “Это будет стимулом и толчком для депутатов и госслужащих: или уходить с должности, или не врать”,— надеется Каленюк.

Процесс е-декларирования не влияет и на электорат. На рейтингах Ляшко, к примеру, никак не отразилась информация о его подозрительном выигрыше в лотерею, рассказывает политолог Владимир Фесенко.

И все же Калитенко верит: позитивный эффект от е-декларирования есть уже сейчас. Мол, должностные лица знают, что свое имущество им все равно придется декларировать. Иначе его найдут активисты и журналисты. И будет скандал. “Это не совсем тот эффект, которого мы ждали, но даже это уже плюс”,— уверен эксперт.