Люди. Политолог

Удар, еще удар

Лилия Шевцова, именитый специалист по американско-российским отношениям объясняет, как в действительности ударили американские санкции по России
Хотите купить эту статью?

Лилия Шевцова, именитый специалист по американско-российским отношениям и сотрудник британского аналитического центра Chatham, объясняет, как в действительности ударили американские санкции по России и к чему привели удары Дональда Трампа по Сирии

 

Ольга Духнич

 

 

Лилией Шевцовой, именитым российско-американским политологом, которая специализируется на внешней политике России и США, НВ беседует как раз на пике обострения сирийского противостояния.

Профессор политологии Лилия Шевцова сегодня работает в авторитетном британском аналитическом центре Chatham, а в недалеком прошлом была сотрудницей московского Центра Карнеги и Института Брукингса в Вашингтоне, также автором нескольких монографий об особенностях путинского режима и постсоветской России. Причем Шевцова — одна из немногих экспертов, одинаково хорошо ориентирующихся как в российской, так и американской политических повестках дня. Одной из первых в международной экспертной среде она назвала действия России в Крыму нарушением международного права, а ее мнение о стратегиях Кремля на Западе оценивается весьма высоко.

Перед интервью Шевцова наливает себе чаю, а затем откровенно и без обиняков отвечает на все вопросы НВ.

— После жестких реплик президента Трампа в сторону России, а затем ударов союзников США по военным объектам асадитов в ответ на химическую атаку как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в конфликте и баланс основных сил, стоящих за ним?

— То, что США вместе с Францией и Великобританией решились на авиаудар, не означает наличия у Вашингтона стратегии, и стратегии у коллективного Запада нет. Американская политика находится в состоянии полного паралича, основные игроки на американском внешнеполитическом поле все еще действуют вразнобой.

Сейчас напряжение спадает. Очевидно, ни Москва, ни Вашингтон не хотят дальнейшего роста напряженности. Москва обратилась с требованием созвать чрезвычайную сессию Совета Безопасности ООН, а значит, Путин не намерен ввязываться в дальнейшую конфронтацию из‑за Асада. При этом отношения между Россией и Америкой сохраняют формат “холодного мира”.

Вместе с тем американцы, размышляя о том, что делать в Сирии — уходить или нет, явно демонстрируют, что у них не прошел “иракский синдром”, когда они начали войну ради борьбы с терроризмом в Ираке и не было реальных доказательств того, что Саддам Хусейн обладает ядерным оружием.

Не прошел подобный синдром, по‑видимому, и у французов, которые по приказу Николя Саркози в 2011 году вмешались в ливийский конфликт.

По всему видно: Запад, не имея стратегии, оказался в замешательстве. А удары Томагавков по военным объектам Асада не могут компенсировать отсутствие стратегии. Они, скорее, свидетельствуют о попытках сохранить лицо. Впрочем, Москва оказалась в Сирии еще в более тяжелой ситуации: ссориться с Западом из‑за Асада Путину не хочется, а отступить и тем более уйти — нельзя. Это будет проявлением слабости.

— Война на Донбассе и конфликт в Сирии, на ваш взгляд, сегодня воспринимаются США и Россией как два разных конфликта? Или как одна большая геополитическая проблема, которая, как холодная война, проявляет себя на разных фронтах?

— Конечно, это два разных самостоятельных конфликта. Но мы должны понимать, что вмешательство россиян в сирийскую компанию с поддержкой Асада было непосредственно связано с Украиной. Я уверена, что Москва вмешалась в сирийский конфликт с двумя целями — отвлечь внимание от аннексии Крыма и войны на Донбассе и преодолеть собственную маргинальную позицию в мире, в которой она оказалась после всего упомянутого выше. Все остальные задачи Кремля, такие как тестирование вооружения или возвращение на Ближний Восток в качестве глобальной державы, мне кажутся второстепенными.

— Отвлекают ли, по вашему мнению, действия России в Сирии внимание от ее действий на Донбассе?

— Ситуация на Ближнем Востоке, конечно, смещает фокус с Украины. Ваша страна больше не является центром внимания европейских государств и даже центром внимания российской политики. И это понятно. На Западе устали от украинского конфликта, к нему начинают привыкать — как вялотекущему и замороженному. Тем более что Европа не хочет признаться в том, что у нее нет решения украинского конфликта.

Все же украинский конфликт вновь может стать актуальным, если события в Сирии для РФ пойдут не так, как хотелось бы. Важно учитывать привычки Кремля: он часто связывает несколько конфликтов, в которые вовлечен. Поочередно реанимирует их и уступки оппонентам в одном из конфли

Чтобы прочесть материал полностью,