Идеи

Спасение Европы

Автор мирового бестселлера Черный лебедь утверждает, что европейская толерантность — путь к самоубийству демократии
Хотите купить эту статью?

Нассим Талеб, автор мирового бестселлера Черный лебедь, в новой книге утверждает, что европейская толерантность — путь к самоубийству демократии

 

Ирина Илюшина

 

 

Nassim Nicholas Taleb. Skin in the Game: Hidden Asymmetries in Daily Life, 2018

 

Брексит, победа Дональда Трампа, правый популизм в Европе — все это стало результатом роста популярности политиков-демагогов, обещающих то, что хочет услышать их электорат.

По мнению инвестора и автора аналитических бестселлеров Нассима Николаса Талеба, популизм становится полноценными “черным лебедем” как в глобальной экономике, так и в политике. А все потому, что ключевые игроки мировой политики и экономики при принятии решений ничем не рискуют — ни состоянием, ни политическим капиталом.

“Это пустое, ни к чему не обязывающее сотрясение воздуха, — пишет Талеб. — Или безответственная игра чужими жизнями и судьбами. И то, и другое аморально”.

А для разрешения большинства геополитических проблем, которые угрожают мировой экономике, нужны свободные и смелые люди, которые не зависят от мнения окружающих, продолжает автор.

Идея о том, что небольшое количество активных и убежденных людей могут направить большинство по своему пути — доказанное правило. Талеб называет его правилом меньшинства. И предостерегает: так же, как, например, группа прогрессивно мыслящих активистов может добиться принятия полезных для страны законов, кучка упрямых фанатиков в состоянии откатить прогресс назад.

Нетерпимое меньшинство может контролировать и уничтожать демократию и даже разрушить западный мир

Ключевым фактором здесь является их нежелание идти на компромисс и допущение компромисса со стороны большинства. Например, если в семье из четырех человек один бескомпромиссный упрямец ест только органические продукты, то возможно вскоре все остальные будут есть то же.

Если “органическое” семейство часто ходит на барбекю, в котором участвуют еще три семьи, то вскоре вся еда на вечеринке будет органической. Затем на здоровую пищу переключится местный лавочник, а следом за ним оптовый продавец. Впрочем, далеко не всегда в таких историях речь идет о распространении полезного и позитивного.

Тут возникает вопрос: может ли демократия, которая, по определению, власть большинства, выстоять под натиском агрессивного меньшинства? И может ли общество, которое выбрало своим основополагающим принципом терпимость, быть нетерпимым к нетерпимости?

Нетерпимое меньшинство может контролировать и уничтожать демократию и даже разрушить западный мир, убежден Талеб. По этой причине сегодня Запад находится на пороге самоубийства.

 

  

Tom Bower. Rebel Prince: The Power, Passion and Defiance of Prince Charles, 2018

 

Королевская проблема

Наследник английского престола — отнюдь не принц на белом коне, а мелочный, завистливый и обожающий роскошь человек

 

В книге Восставший принц: Сила, страсть и неповиновение принца Чарльза, написанной британским журналистом Томом Бауэром, 69‑летний наследник Британской короны предстает завистливым и мелочным человеком с маниакальными замашками и зависимостью от роскоши. И это несмотря на то, что автор отдает должное его бунтарским качествам и смелости жениться на женщине, которую он любил. Речь о его втором браке, с Камиллой Паркер-Боулз.

Что касается его отношений со старшим сыном, герцогом Кембриджским, то они окрашены завистью со стороны Чарльза, особенно после женитьбы Уильяма на Кейт Миддлтон. Ведь публика игнорирует его и Камиллу в пользу новой пары — люди только и говорят о Кейт как о будущей первой “королеве-простолюдинке”. Когда Камилла слышит это, всегда поправляет: “Вообще‑то это я”.

Тем не менее только треть британцев хотели бы видеть Чарльза своим следующим королем.

Ревность, которую Чарльз испытывает по отношению к старшему сыну, негативно влияет и на его отношения с семьей Миддлтон.    Верные Чарльзу придворные даже начали почти открыто оскорблять мать Кейт. Тогда Уильям пришел в ярость и попросил заступничества у бабки Елизаветы II.

Источники, опрошенные Бауэром, также рассказывают о любви принца Чарльза к роскоши, в частности о его мании в отношении частных самолетов и поездов. Даже в гости к друзьям на одну ночь он едет в сопровождении грузовика. “В грузовике все содержимое комнат Чарльза и его жены, в том числе ортопедическая кровать, постельные принадлежности,

Чтобы прочесть материал полностью,