Идеи

Спасение Европы

Автор мирового бестселлера Черный лебедь утверждает, что европейская толерантность — путь к самоубийству демократии

Нассим Талеб, автор мирового бестселлера Черный лебедь, в новой книге утверждает, что европейская толерантность — путь к самоубийству демократии

 

Ирина Илюшина

 

 

Nassim Nicholas Taleb. Skin in the Game: Hidden Asymmetries in Daily Life, 2018

 

Брексит, победа Дональда Трампа, правый популизм в Европе — все это стало результатом роста популярности политиков-демагогов, обещающих то, что хочет услышать их электорат.

По мнению инвестора и автора аналитических бестселлеров Нассима Николаса Талеба, популизм становится полноценными “черным лебедем” как в глобальной экономике, так и в политике. А все потому, что ключевые игроки мировой политики и экономики при принятии решений ничем не рискуют — ни состоянием, ни политическим капиталом.

“Это пустое, ни к чему не обязывающее сотрясение воздуха, — пишет Талеб. — Или безответственная игра чужими жизнями и судьбами. И то, и другое аморально”.

А для разрешения большинства геополитических проблем, которые угрожают мировой экономике, нужны свободные и смелые люди, которые не зависят от мнения окружающих, продолжает автор.

Идея о том, что небольшое количество активных и убежденных людей могут направить большинство по своему пути — доказанное правило. Талеб называет его правилом меньшинства. И предостерегает: так же, как, например, группа прогрессивно мыслящих активистов может добиться принятия полезных для страны законов, кучка упрямых фанатиков в состоянии откатить прогресс назад.

Нетерпимое меньшинство может контролировать и уничтожать демократию и даже разрушить западный мир

Ключевым фактором здесь является их нежелание идти на компромисс и допущение компромисса со стороны большинства. Например, если в семье из четырех человек один бескомпромиссный упрямец ест только органические продукты, то возможно вскоре все остальные будут есть то же.

Если “органическое” семейство часто ходит на барбекю, в котором участвуют еще три семьи, то вскоре вся еда на вечеринке будет органической. Затем на здоровую пищу переключится местный лавочник, а следом за ним оптовый продавец. Впрочем, далеко не всегда в таких историях речь идет о распространении полезного и позитивного.

Тут возникает вопрос: может ли демократия, которая, по определению, власть большинства, выстоять под натиском агрессивного меньшинства? И может ли общество, которое выбрало своим основополагающим принципом терпимость, быть нетерпимым к нетерпимости?

Нетерпимое меньшинство может контролировать и уничтожать демократию и даже разрушить западный мир, убежден Талеб. По этой причине сегодня Запад находится на пороге самоубийства.

 

  

Tom Bower. Rebel Prince: The Power, Passion and Defiance of Prince Charles, 2018

 

Королевская проблема

Наследник английского престола — отнюдь не принц на белом коне, а мелочный, завистливый и обожающий роскошь человек

 

В книге Восставший принц: Сила, страсть и неповиновение принца Чарльза, написанной британским журналистом Томом Бауэром, 69‑летний наследник Британской короны предстает завистливым и мелочным человеком с маниакальными замашками и зависимостью от роскоши. И это несмотря на то, что автор отдает должное его бунтарским качествам и смелости жениться на женщине, которую он любил. Речь о его втором браке, с Камиллой Паркер-Боулз.

Что касается его отношений со старшим сыном, герцогом Кембриджским, то они окрашены завистью со стороны Чарльза, особенно после женитьбы Уильяма на Кейт Миддлтон. Ведь публика игнорирует его и Камиллу в пользу новой пары — люди только и говорят о Кейт как о будущей первой “королеве-простолюдинке”. Когда Камилла слышит это, всегда поправляет: “Вообще‑то это я”.

Тем не менее только треть британцев хотели бы видеть Чарльза своим следующим королем.

Ревность, которую Чарльз испытывает по отношению к старшему сыну, негативно влияет и на его отношения с семьей Миддлтон.    Верные Чарльзу придворные даже начали почти открыто оскорблять мать Кейт. Тогда Уильям пришел в ярость и попросил заступничества у бабки Елизаветы II.

Источники, опрошенные Бауэром, также рассказывают о любви принца Чарльза к роскоши, в частности о его мании в отношении частных самолетов и поездов. Даже в гости к друзьям на одну ночь он едет в сопровождении грузовика. “В грузовике все содержимое комнат Чарльза и его жены, в том числе ортопедическая кровать, постельные принадлежности, унитаз, рулоны туалетной бумаги Kleenex Premium Comfort, виски Laphroaig и вода в бутылках, а также две картины с изображением Шотландских гор”, — пишет автор.

Каждый раз, когда Чарльз путешествует, его сопровождает дворецкий, два камердинера, шеф-повар, личный секретарь, машинистки и свита телохранителей. Он также возит с собой собственную органическую пищу и коктейли. При этом королева Елизавета как во время официальных, так и дружеских визитов ест то, что предлагают хозяева дома.

 

 

David Reich. Who We Are and How We Got Here: Ancient DNA and the New Science of the Human Past, 2018

 

Надо ехать

Современные люди сформировались благодаря глобальным миграциям народов

 

Современные технологии, позволившие ученым расшифровывать древнюю ДНК, дали толчок для потрясающих открытий о прошлом человечества.

Согласно традиционной теории, колыбелью человечества была Африка, где более 2 млн лет назад произошел эволюционный переход от обезьян к гомининам, и там же около 300 тыс. лет назад в результате эволюции появились современные люди. Оказалось, что это не так.

Первая миграция гомининов (Homo erectus) из Африки в Евразию 1,8 млн лет назад привела к эволюции архаичных людей. Некоторые из них затем вернулись в Северную Африку, где стали прародителями населения, которое впоследствии превратились в современных людей.

Первая волна миграции людей около 130 тыс. лет назад привела их на Ближний Восток и, возможно, в Азию. Затем 60‑50 тыс. лет назад люди двигались на запад в Европу и на восток через Азию в Австралию. Около 35 тыс. лет назад Homo sapiens стал единственным человеческим видом на Земле.

Наибольшей миграцией людей в европейской преистории стала “волна с Востока”. Скотоводы из степей Западной Азии и Причерноморья прошли через европейский континент и добрались до Великобритании, где почти полностью заменили прежнее население. То есть, Стоунхендж строили не предки современных британцев.

Причем гены, благодаря которым тибетцы адаптированы к большим высотам, они получили от Денисовцев. А гены неандертальцев у современных людей отвечают за иммунитет, правильное развитие волос и кожи, а также за пигментацию.

Современные европейцы происходят от представителей сельскохозяйственных культур Южной Европы, которые покинули Ближний Восток почти 10 тыс. лет назад. Причем в Северной Европе их почти полностью заменили евразийские скотоводы, чей генотип сходен с генотипами коренных американцев и древних народов Ирана.

Другими словами, подавляющее большинство населения мира — “метисы”, появившиеся в течение последних 10 тыс. лет.