Люди. Писатель

Обед с Давидом Фонкиносом

Популярный французский писатель рассуждает о литературе, сравнивает своих соотечественников с украинцами
Хотите купить эту статью?

Популярный французский писатель рассуждает о литературе, сравнивает своих соотечественников с украинцами, отвечает на пикантные вопросы и ест борщ

 

Ольга Духнич

 

Есть немного вещей в мире, от которых сложно отвести взгляд. Объемное декольте хостес из ресторана Первак — одна из них.

Первак — центр аутентичной украинской кухни на Бессарабке и киевский старожил, явно любимый экспатами и туристами, а потому нарочито театральный в своем представлении о традиционном украинском быте.

Он находится всего в нескольких шагах от кинотеатра Киев. Именно поэтому для быстрого обеда перед встречей с киевскими зрителями его выбирает известный французский писатель и режиссер Давид Фонкинос.

Мы встречаемся у входа и, сопровождаемые той самой хостес, которая вполне может служить украинским прообразом богини плодородия, проходим в один из отдаленных залов. Там столы-кибитки, обтянутые коровьими шкурами, и сваленные в кучу мешки напоминают посетителям заведения об истории украинских чумаков. Но не французу: ему эта история незнакома. Хотя он восхищенно и недоверчиво ощупывает коровьи шкуры — антураж ему явно нравится.

— Удивительно! — не сдерживает эмоций он.

Фонкинос — один из самых успешных современных французских писателей. По данным газеты Le Figaro, в 2011 году он вошел в пятерку самых продаваемых европейских авторов-романистов. Его произведения переведены на четыре десятка языков мира, а за роман Нежность Фонкинос удостоен престижной Гонкуровской премии лицеистов. В экранизации этого произведения главную роль сыграла другая французская знаменитость — актриса Одри Тоту.

Для своих 43 лет Фонкинос весьма плодовит: из‑под его пера уже вышли 13 романов, по двум из них он написал сценарии и превратил в художественные фильмы. Вот и в Киев на фестиваль Французская весна писатель привез свой новый фильм Завистница, а во Львове представил украинский перевод бестселлера Нежность.

Зная, что у моего собеседника мало времени, я пред

Чтобы прочесть материал полностью,