Мнения

Мировой беспорядок

В таких условиях мировой порядок больше похож на беспорядок: страны разобщены и даже опасны. Как это стало возможным? И что теперь делать?
Хотите купить эту статью?

В таких условиях мировой порядок больше похож на беспорядок: страны разобщены и даже опасны. Как это стало возможным? И что теперь делать?

 

 

Карл Бильдт,
дипломат, бывший министр
иностранных дел Швеции

   

 

В таких условиях мировой порядок больше похож на беспорядок: страны разобщены и даже опасны. Как это стало возможным? И что теперь делать?

Эпоха, наступившая после Второй мировой войны, была периодом благотворного либерального интернационализма. Послевоенный порядок начал формироваться уже в 1941 году, когда президент США Франклин Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль создали Атлантическую хартию. И хотя Гитлер еще побеждал на полях сражений в Европе, Черчилль и Рузвельт были намерены не только преодолеть нацистский натиск, но и заложить основу будущего мира и демократии.

Получилось у них даже лучше, чем они сами ожидали. После Атлантической хартии реальностью стали Организация Объединенных Наций, Бреттон-Вудские институты, глобальная система торговли, Всеобщая декларация прав человека и многое другое. В послевоенные десятилетия деколонизации появилось много новых стран, бывшие враги объединились в новые союзы. Все это происходило под эгидой всеобъемлющей интеграции и взаимодействия.

Открытость Китая и распад Советского Союза в 1991 году ознаменовали начало периода удивительного прогресса. Судя по экономическим, политическим и социальным показателям, это, возможно, была лучшая четверть века в истории человечества. Не было масштабных войн между сверхдержавами, глобальная торговля привела к экономическому росту, нищета сократилась почти в два раза, а быстрый прогресс в области науки и техники добрался до всех уголков мира.

Однако в последние годы мир вступил в новую фазу. Политику идеализма и надежды сменила политика идентичности и страха. Западные страны одна за другой поддаются этой тенденции. Но больше всего ее проявления заметны в двух англосаксонских государствах: именно тех, благодаря которым стал возможен предыдущий период глобального прогресса.

Современную эпоху определяет ярость президента США Дональда Трампа, ревизионизм главы РФ Владимира Путина и необузданные амбиции президента Китая
Си Цзиньпина

Политику Соединенного Королевства после июня 2016 года, когда состоялся Брексит, можно считать поистине трагичной. Британии не удается найти концепцию суверенитета, которая помогла бы сохранить ее международный авторитет и влияние после выхода из Европейского союза. Былое глобальное государственное видение сменилось локальными неурядицами.

У сумбурной политики Белого дома Трампа последствия еще хуже. На протяжении десятилетий Белый дом был символом глобального лидерства. Сегодня он превратился в источник воинственной риторики. Исходя из стратегии государственной безопасности администрации Трампа, США все еще защищают мировой порядок. Правда, теперь он немного другой: непродуктивный и основанный на самозащите государств. Будущее, которое предполагает такое мировое устройство, определяется конфликтами между суверенными государствами.

<
Чтобы прочесть материал полностью,