Мир

Куда приводят мечты

После двухнедельной революции Армения зависла между прошлым и будущим

После двухнедельной бархатной революции и победы улицы над самоуправством власти Армения зависла между прошлым и будущим — возвращением к старой неэффективной политической системе и построением новой, без коррупции и бедности

 

Анна Павленко

 

 

“Для меня, как для гражданина Армении, это момент гордости. Слава армянскому народу. И уважение Саргсяну за то, что ушел без единого выстрела”, — так считает Анаит Ширинян, эксперт британского Королевского института международных дел Chatham House.

Свою мысль Ширинян сформулировала 23 апреля — в тот самый день, когда сотни тысяч ее соотечественников праздновали победу народного движения и отставку премьер-министра Сержа Саргсяна. На улицах Еревана, где проживает треть населения трехмиллионной страны, до поздней ночи сигналили автомобили, люди пели, обнимались, фотографировались и танцевали. И позже, разойдясь по домам, жители столицы открывали нараспашку окна и в унисон стучали кастрюлями и сковородками, поддерживая триумф своей бархатной революции.

Акции против назначения Саргсяна премьером начались в Ереване 13 апреля, накануне голосования за него в парламенте. “Многие армяне были возмущены тем, что им, по сути, навязывают пожизненного лидера”, — поясняет Ричард Гирагосян, основатель и директор независимой аналитической организации Центр региональных исследований (RSC) в Армении.

Еще в 2014 году Саргсян, занимавший пост президента Армении последние десять лет, обещал по истечении своего второго срока уйти из политики, уступив дорогу молодым лидерам. Слова своего он не сдержал. Будучи президентом, Саргсян не добился значимых успехов для своей страны, зато провел конституционную реформу, наделившую большей властью правительство, а сам нацелился на пост его главы. Стань он премьером, то мог бы оставаться им неограниченное время, если бы против засидевшегося во власти политика не восстал народ.

По мнению обозревателей, недовольство зрело в армянском обществе уже давно. “Люди были недовольны высоким уровнем безработицы, вялой экономикой, а также эмиграцией”, — перечисляет Ширинян.

С 2003 года каждые президентские выборы в Армении сопровождались уличными протестами. В 2008‑м, когда к власти приходил Саргсян, во время столкновения митингующих с правоохранителями погибли десять человек.

Начавшаяся с кровопролития каденция Саргсяна не принесла стране долгожданных перемен: рост армянской экономики постепенно замедлялся, снизившись с почти 13 % в 2007 году до 7,2 % в 2012 году и до 0,2 % в 2016‑м. И хотя за прошлый год темпы роста ВВП начали восстанавливаться, у жителей страны осталось немало поводов для недовольства. По данным Всемирного банка, сегодня почти половина Армении живет за чертой бедности, то есть менее чем на $ 5 в день. Здесь процветает коррупция, а внешний долг государства растет: в 2017 году он уже достиг почти 57 % ВВП.

Обозреватели констатируют: после обретения независимости Армении так и не удалось сформировать средний класс, а бизнес и политика представляют собой тесно сплетенную коррупционную субстанцию. Не видя для себя перспектив, многие граждане отправились за рубеж: за последние десять лет уехал каждый девятый.

“Как мы уже увидели на примере Украины, коррупцию и олигархию сложно победить, — рассуждает Ширинян. — Однако, если результат будет успешным, Армения сможет стать моделью для других постсоветских стран, застрявших в переходном периоде”.

фото_3

РАЗГОВОРА НЕ ВЫШЛО: За день до отставки премьер Серж Саргсян (слева) покидает едва начавшуюся встречу с лидером протестов Николом Пашиняном, обвинив оппонента в шантаже

Большие проблемы маленькой страны

“Я счастлив просто до слез: наконец‑то он ушел”, — Норайра Аматуняна, жителя города Масис, переполняют эмоции. Подавшего в отставку Саргсяна он называет “общенациональной антипатией” и признается, что верит: с его уходом в Армении начнется “светлая полоса”.

С 13 апреля Аматунян, как и сотни тысяч его соотечественников, участвовал в протестах. Сначала они просто блокировали улицы и здания государственных учреждений, а уже через несколько дней в Ереване начались стычки с полицией. Тогда пресса сообщила о десятках пострадавших и задержанных. В стране и за рубежом стали опасаться повторения кровавых событий 2008 года.

После назначения Саргсяна главой правительства лидер протестного движения и руководитель оппозиционной парламентской фракции Елк Никол Пашинян объявил о начале бархатной революции. 22 апреля после не­удавшихся переговоров с премьером он и еще двое оппозиционных депутатов были задержаны. На следующий день — за несколько часов до заявления Саргсяна об отставке — их освободили.

По мнению Гирагосяна, переломным моментом в армянских протестах стал выход на улицы военных. 23 апреля они без оружия, но в форме присоединились к демонстрантам. “Это был серьезный психологический удар по Саргсяну, который, несомненно, подорвал его уверенность”, — констатирует эксперт.

В тот же день премьер сделал официальное заявление. “Я оставляю свой пост лидера страны — премьер-министра Армении. Движение на улицах против моего пребывания на должности. Я выполняю ваше требование”, — заявил он.

Как и в случае с политическим истеблишментом в других странах мира, по прошествии десятилетий народ устает от своих лидеров, размышляет о событиях в Армении Пол Стронски, старший научный сотрудник Фонда Карнеги. “Саргсян был у власти десять лет, но экономика оставалась слабой”, — констатирует он.

Многие армяне были возмущены тем, что им, по сути, навязывают пожизненного лидера
Ричард Гирагосян,
основатель и директор независимой аналитической организации Центр региональных исследований (RSC) в Армении

Хотя участие в протестном движении приняли армяне разного возраста и социального статуса, большинство митингующих составили родившиеся после 1991 года. Обозреватели называют их Поколением независимости и подчеркивают: эти молодые люди особо остро ощущают на себе экономические проблемы страны. Если общий уровень безработицы в Армении составляет практически 19 %, то среди молодежи он выше 32 %.

Не получив шанса реализовать себя на родине, многие выезжают за рубеж. За десять лет президентства Саргсяна искать работу за пределами Армении отправились 350 тыс. граждан, подсчитывает демограф Рубен Еганян. Согласно его исследованиям, каждый год из Армении выезжают до 20 тыс. человек.

В 2017 году средняя зарплата здесь составила 194 тыс. драмов (около $ 400) — почти столько же, сколько в соседней Грузии. Однако высокий уровень безработицы не дает армянам выбраться из бедности. В 2016 году исследователи национальной службы статистики Армении подтвердили: трое из десяти граждан живут менее, чем на на 41,6 тыс. драмов ($ 87,2) в месяц.

Этот год отмечен небывалым экономическим спадом, которому способствовали грубые ошибки власти в управлении фактически нереформированной страной, а также зависимость во многих сферах от России, которая как раз и сама переживала не лучшие времена.

Тем временем в государственных структурах, судебной системе, полиции и секторе здравоохранения процветает мздоимство. В рейтинге восприятия коррупции от международной организации Transparency International Армения занимает 107‑ю из 180 позиций, разделяя ее с Эфиопией и Вьетнамом.

Причем многие западные аналитики отмечают низкую эффективность антикоррупционных мер правительства Армении. “В стране необходимо провести дополнительные экономические реформы и усилить верховенство закона, чтобы ускорить экономический рост, повысить конкурентоспособность экономики и занятость”, — составляют свой список рекомендаций для Армении эксперты Центрального разведывательного управления США.

Правительство игнорирует необходимость диверсификации экономики, подчеркивают эксперты: начиная с середины 90‑х более половины экспорта составляют руды и металлы, что вызывает сильную зависимость от цен на сырье.

Экономическое положение Армении усугубляет блокада двух ее границ: западной — со стороны Турции и восточной — со стороны Азербайджана. В итоге небольшое государство без выхода к морю имеет всего две открытые для торговли границы — с Ираном и Грузией. При этом после распада Советского Союза Армения сохраняет тесную связь с Россией, которая остается ее главным торговым партнером.

В РФ отправляется 20 % армянского экспорта, тогда как российские товары занимают более 30 % в структуре импорта страны. Денежные переводы от работающих в России армян составляют эквивалент 12–14 % местного ВВП. Широкую деятельность в Армении развернули дочерние структуры крупных российских компаний.

Так, в 2008 году РЖД взяла в концессию армянскую железную дорогу, поставкой и продажей природного газа занялась дочка Газпрома, а связь обеспечивает ArmenTel — часть холдинга VEON, крупнейшим акционером которого является российский миллиардер Михаил Фридман.

Кроме исторических и экономических связей к сближению с РФ христианскую Армению толкает конфликт с соседним мусульманским Азербайджаном, вспыхнувший 30 лет назад из‑за населенного преимущественно армянами Нагорного Карабаха. В такой ситуации Армении важны поставки оружия, которые регулярно и на выгодных условиях обеспечивает Россия. Здесь также находятся две российские военные базы.

Свою пророссийскую позицию армянские власти закрепили в том числе международными договорами. В 2013 году Армения вступила в Таможенный союз, а в январе 2015‑го присоединилась к возглавляемому РФ Евразийскому экономическому союзу. Правда, опытный политик Саргсян пытался балансировать между двумя центрами притяжения — Россией и Европой, и в 2017 году подписал Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве с ЕС.

МОТОР РЕВОЛЮЦИИ: Движущей силой протестов стала армянская молодежь, недовольная высокой безработицей, низкими зарплатами и массовой трудовой миграцией

Революция продолжается

После отставки Саргсяна исполняющим обязанности премьер-министра стал Карен Карапетян, первый вице-премьер, в прошлом — топ-менеджер Газпрома и мэр Еревана. Тем временем оппозиция потребовала проведения внеочередных парламентских выборов, а после срыва переговоров с правящей Республиканской партией Пашинян призвал армян продолжить протесты.

“Мы не можем согласиться с назначением представителя этой партии на пост премьер-министра, и мы не можем допустить, чтобы эта коррумпированная система продолжила существовать”, — заявил Пашинян.

В Москве осторожно отреагировали на ереванские события. До момента отставки Саргсяна российские СМИ никак не освещали протесты армян. А уже после заявления армянского премьера Кремль назвал происходящее в Ереване “внутренним делом республики”.

В отличие от революционных сил в Украине и Грузии, армянская оппозиция не заявляла о стремлении сблизиться с ЕС, отмечают эксперты. Таким образом, последние события вряд ли повлияют на внешнюю политику страны, полагают они.

“Конфликт не касается России или Европы. Движущей силой недовольства являются местная политика и экономика”, — поясняет Гирагосян.

Некоторое время будет сохраняться риск отката назад
Анаит Ширинян,
эксперт в сфере политики Армении и Южного Кавказа британского Королевского института международных дел Chatham House

Для улучшения экономической ситуации новому правительству потребуется упростить доступ к капиталу, реформировать налоговую систему и активно бороться с коррупцией.

“Сейчас важно не упустить момент и установить механизмы радикальных изменений к демократическому правлению и эффективной системе правосудия”, — подчеркивает Ширинян.

Существенный вклад в развитие страны способна сделать и большая армянская диаспора. Сегодня она насчитывает 8 млн человек, более чем в 2,5 раза превышая население самой Армении. Некоторые влиятельные армяне-эмигранты уже вкладывают в экономику родины: например, Рубен Варданян, экс-глава российского банка Тройка Диалог, инвестирует в образование и IT-сектор Армении. Но многие другие не решаются на инвестиции и ограничиваются благотворительными инициативами.

По мнению Ширинян, сегодня у армян появилась уникальная возможность реформировать свое государство, однако бархатная революция прошла только первый свой этап. “Некоторое время будет сохраняться риск отката назад”, — говорит она.

Также звучат опасения, что после бархатной революции власть в итоге достанется олигархам или ставленникам Саргсяна. И еще одной серьезной угрозой является новая война в неутихающем Карабахе.

“Как бы значима ни была победа в отстранении Саргсяна от власти, реальные вызовы в управлении [страной] сейчас только начинаются”, — подчеркивает Гирагосян.

фото_1

В СВЕТЕ БУДУЩЕГО: Демонстранты на главной площади Еревана празднуют отставку премьер-министра Сержа Саргсяна, который управлял Арменией последние 10 лет