Мнения

Анестезия души

Сталкиваясь с буллингом в школе, родители тревожно ищут выход, вспоминая свой опыт
Хотите купить эту статью?

Сталкиваясь с буллингом в школе, родители тревожно ищут выход, вспоминая свой опыт. Однако советуя детям привычные модели поведения, мы, взрослые, совершаем катастрофическую ошибку

  

   

Екатерина Гольцберг,
психолог

  

Тема школьного буллинга — травли детей и агрессивного преследования — не сходит с экранов телевизоров, осуждается в интернете, рождает острую полемику в родительских группах и личных блогах. Она будоражит умы тех, кто вовлечен в проблемы образования и воспитания детей, и бесконечно пугает родителей. Все тревожно ищут выход, придумывают собственные методы борьбы с непонятным зловещим явлением, вспоминая свой школьный опыт. Но парадокс заключается в том, что, советуя детям наши привычные модели поведения, мы, взрослые, допускаем катастрофические ошибки.

Недавно общалась с детьми на тему буллинга. С несколькими классами хороших столичных школ. Очень славные, думающие, активные дети. В беседе с ними поняла одну важную вещь. И она меня сильно встревожила. Оказывается, лучший совет, который родители дают своим детям, когда их в классе начинают травить и обижать,— не замечать. Родители предлагают буквально, выражаясь языком подростков, “забить” на чувства и не обращать внимания, не замечать, что их травят. Если расшифровать, что это значит для ребенка, то выглядеть это будет приблизительно так: “Дружище! Твои чувства никому не нужны. В этом мире ты одинок и помощи ждать неоткуда. Даже я — твой родитель — не хочу в это вникать. Мне сложно даются твои чувства. Справляйся как‑то сам! А лучше — просто игнорируй обидчика и свои чувства к нему”.

Возможно, в оригинале звучит не так зловеще, но смысл именно такой. То есть взрослые (а таким подходом грешат и учителя, и родители) предполагают: если это все не замечать, то оно само пройдет и в какой‑то момент рассосется. И в тот момент, когда ребенок рассчитывает на реальную помощь и защиту, а в минимальной комплектации — на поддержку и сочувствие, самые важные и близкие взрослые отказывают ему в элементарных вещах — понимании и участии. И привычное “мальчики не плачут” и “хорошие девочки не злятся” обретает еще одну формулу для полной отмены чувств. Заблокировать, убрать, не замечать, а что там дальше — будет видно. Мы же как‑то выжили! Ужасная формула детей 90‑х, чьи чувства вынужденно игнорировали родители, поскольку основной их задачей была добыча хлеба насущного. Чувства ребенка не были в приоритете у целого поколения советских граждан.

Да, не замечать — проще, ведь тогда с этим ничего не нужно делать

А детям во все времена нужна поддержка, сочувствие и надежный тыл в виде родительского “чем я могу тебе помочь?”, “я тебя понимаю!” и “вместе мы справимся!” Им нужно плакать и грустить, обижаться и прощать обиды, уметь за себя постоять, а иногда постоять за другого, верить в свои силы и иметь силу духа, чтобы сказать “нет”, “не дам”, “я злюсь”, “мне больно”. Это очень сложно, но очень важн

Чтобы прочесть материал полностью,