Мнения

Культурный пакет

Представьте, что украинская культура с ее разными языками и формами — акционерное общество. Как разобраться с владельцами акций?

Представьте, что украинская культура с ее разными языками и формами — акционерное общество. Как разобраться с владельцами акций?

 

  

Андрей Курков, 
писатель

  

После получения Украиной независимости в 1991‑м каждый из нас стал акционером государства, обладателем приватизационного ваучера, ценность которого высчитывалась посредством деления стоимости всего, что досталось Украине от СССР, на количество граждан. Пенсионеры и люди взрослые к получению бумаги отнеслись серьезно, в отличие от молодежи вроде меня. Я даже не пошел за ней. Позже выяснилось: особо ничего не потерял. Разве что три бутылки пива, которые можно было купить за вырученные от продажи сертификата деньги. С тех пор доверия к акциям и прочим ценным бумагам у меня и многих украинцев больше нет. Но человек взрослеет, думает о прошлом, не перестает мечтать о будущем. Читает новости, черпая информацию об очередном росте или падении акций Facebook или Tesla. И постепенно понимает, что есть люди в мире, которые благодаря акциям богатеют. Начинает осматриваться, но то, что ему предлагают в украинских инвестиционных фондах, возвращает к воспоминаниям о приватизационных ваучерах.

Мог ли первый опыт украинцев, связанный с акционированием Украины, быть более удачным? Вряд ли. Но о нем стоит сейчас вспомнить. Ведь государство — самое большое акционерное общество, в котором каждый гражданин является инвестором, получая свои дивиденды. Платит налоги, а взамен дети ходят в школу. Или улицу освещают фонарями, или дорогу перед домом ремонтируют. Вы, конечно, переспросите саркастически: “Дороги ремонтируют?” Ну да, не везде и не всегда. Но ведь и налоги наш народ платит не везде и не всегда.

Но это о взаимозависимости граждан и государства. Тут все под единой гривней ходим. А вот если подумать, что и культура украинская, создающая самобытный образ страны, тоже, по сути, является акционерной, то сразу другая мысль появляется: об акционерах украинской культуры. Ведь культура состоит из многих языков и “языков”. И музыка, и живопись, и архитектура — “языки” культуры. А тут еще настоящие языки в дискуссию просятся — государственный украинский, негосударственный русский и языки национальных меньшинств, на которых создается в стране проза и поэзия, нон-фикшен и драматургия. Как же тут разобраться с акциями? Очень просто.

Литература на государственном языке, ясное дело, самая богатая

В каждом акционерном обществе есть мажоритарные и миноритарные акционеры — владельцы больших и малых пакетов акций. Литература на государственном языке, ясное дело, самая богатая, потому и делает всех ее представителей акционерами-мажоритарщиками. А вот представители иноязычных украинских культур, как ни крути, оказываются миноритариями. Все это функционирует, как в экономике, процесс приносит прибыль только в том случае, если все акционеры заботятся об успехе предприятия. Так и в культуре — успех гарантирован, если уважаются права миноритариев. Успех культурного образа страны гарантирован, если вклад миноритариев виден не только представителям миноритариев, но и представителям большинства.

Приведу один, но показательный пример того, что бывает, когда нарушаются права культурных миноритариев. До приватизации руин Советского Союза культурные права миноритариев соблюдались везде. И украинские писатели Закарпатья, пишущие на венгерском языке, ежегодно переводились на украинский и русский. Когда Украина стала независимой, процесс прекратился. Хотя с тех пор выросло новое поколение поэтов и прозаиков, известных теперь лишь своей этнической группе. Так что конфликт с Будапештом начался не с принятия закона об обязательном переходе всех школ Украины на государственный язык, а гораздо раньше, когда венгерское национальное меньшинство Закарпатья вычеркнули из списка миноритарных акционеров украинской культуры. Как оно на это отреагировало? Замкнулось внутри своего обособленного культурного пространства.

Русскоязычные поэты и писатели Украины оказались в более выгодном положении из‑за отсутствия географически замкнутого культурного пространства и своей массовости. Их нельзя не замечать. Русскоязычные литераторы живут во всех регионах, читателей-сооте­чественников у них хватает, книги издаются и продаются. Поэтому отношение к ним у некоторых представителей украинской интеллектуальной элиты, пишущих на государственном языке, определяется то понятием игнора, то бойкота.

А ведь на самом деле русскоязычные литераторы тоже являются акционерами-миноритариями украинской культуры. Они не претендуют на привилегии, а лишь хотят быть признанными частью украинского культурного процесса. Чтобы представители мажоритариев не забывали: у всех граждан равные права и обязанности, все являются акционерами государства и от всех зависит ремонт дорог и освещение страны, в том числе освещение будущего гармоничного развития нашего государства.