Вопрос недели

Вы с жителями России общаетесь?

НВ выяснил у соотечественников, как изменились их отношения с жителями соседнего государства за последние годы

НВ выяснил у соотечественников, как изменились их отношения с жителями соседнего государства за последние годы

 

  

С россиянами уже практически не общаюсь. Профессиональные контакты прекращены, родственники не звонят, я им тоже. Остался Фейсбук, где есть контакты с умными и дружелюбно настроенными ко мне жителями России. Однако и среди них много кандидатов в бан. Я с ними прощаюсь без сожаления.

Это парадокс. Ведь я в свое время окончила Московский госуниверситет имени Ломоносова. Но могла ли я тогда себе представить, что Москва будет вражеским городом?

Людмила Горделадзе,
директор киевского кинотеатра Жовтень

  

Поскольку у меня добрая половина семьи живет в России, а также с 2007 года там находится один из бизнес-проектов, с россиянами общаюсь примерно несколько раз в день.

В последние два года очень четко заметно, что Украина перестала быть центром повестки дня в России. Очень похоже на то, что страны культурно и мировоззренчески разошлись очень сильно и крайне надолго. Если не навсегда. Украина в российской обывательской повестке дня становится все более и более абстрактным понятием. Примерно то же самое происходит с Россией в украинской повестке дня.

Сергей Будкин, 
инвестбанкир, соучредитель и управляющий партнер FinPoint Investment Advisors

  

Общаюсь. Но, конечно, общение резко сократилось. К сожалению, физически не могу ездить [в Россию]. Естественно, есть друзья и учителя, которые живут в Москве и в Питере.

Возможно ли возобновление общения с россиянами, как это было до войны? Понятно, что время лечит, и когда‑то уйдет и Путин, и партия войны. А пока продолжается война — это, к сожалению, нереально.

Влад Троицкий,
театральный режиссер, основатель Гогольfest

 

У меня очень ограниченное общение с жителями России. Это мои товарищи или давние коллеги. Очень давние. И я должен с удовлетворением ответить, что у меня не разорвались отношения ни с кем из этих людей. То есть отношения с ними были таким естественным отбором, осуществленным еще 30–40 лет тому назад. И они вполне нормально выдержали эти испытания, которые сегодня принесла война России против Украины.

Кроме того, я же из диссидентской среды, поэтому часть этих приятелей и коллег — это диссиденты, которые, как известно, бывшими не бывают. И они в той или иной степени относятся к оппозиции в России.

Ну а среди просто знакомых, конечно, есть люди, которые испугались моей про­украинской позиции. Некоторые даже вышли из международных организаций, созданных мной в свое время. Это просто знакомые, бизнесмены, которые побоялись, что это отразится на их бизнесе. Но это ведь дело житейское, как говорил Карлсон.

Иосиф Зисельс, 
глава Ассоциации еврейских организаций и общин Украины 

  

Наверное, у меня будет самый короткий ответ: нет.

Виталий Гайдукевич, 
телеведущий, журналист Пятого канала

 

Общаюсь немного, но с живущими за границей.

Я бы сказал, их отношение к нам не слишком изменилось. Часть развитых людей, как и раньше, крайне негативно относятся к позиции России по отношению к Украине и открыто выражают свои взгляды. Это скорее россияне, приехавшие в Чехию еще детьми.

Вторая, на мой взгляд, большая часть относится к украинцам как к второсортному народу — хохлам, которые решили поиграть в самостоятельность и теперь замерзают без их газа и сильного старшего брата.

Юрий Колесник, 
владелец сети ресторанов Файна Фамилия, La Veranda Kyiv, La Veranda Praha,Babiččina zahrada

   

Совсем не общаюсь. Хотя раньше мы общались с [российской] рок-певицей Мара, еще кое с кем. Но последнее наше общение с ней было несколько лет назад, когда во время беспорядков [весной 2014‑го] в Крыму она приехала на остров и сказала, что вот теперь там нет маргиналов. После этого наше общение прекратилось. Это произошло безо всяких конфликтов, просто стало очевидным, что нам не о чем говорить.

С другой стороны, у меня родственники живут в Москве и Подмосковье. Так вот с ними мы просто не общаемся на политические темы. Потому что родственники уже пожилые, и мы из гуманистических соображений не поднимаем политических тем, чтобы сохранить мир в семье. Беседуем только о семейных делах.

Хотя я считаю, что с соседями, даже плохими, нужно уметь общаться на правильные темы. Но после того, как четко оговорены роли и обозначены границы.

Александра Кольцова, 
член правления НСТУ, музыкант, лидер группы Крихітка

  

Круг моего общения с гражданами РФ был очень широк. Как научные, так и литературные связи были тесно переплетены с Москвой и Санкт-Петербургом. Достаточно сказать, что последняя моя научная монография издана в Москве в том самом 2014 году, а последняя книга стихов — в начале 2017‑го.

Но все же после начала войны многое изменилось. Значительная часть знакомых поддержали аннексию Крыма — с ними мы попрощались навсегда. С теми, кто поддержал войну на Донбассе, также попрощались.

Решили никогда не посещать РФ, пока там у власти Путин. В моем случае это означает никогда.

Если и проводим какие‑то культурные мероприятия, то только по скайпу. Никогда не поедем и в Крым. На нас часто обижаются московские друзья, не поддерживающие Путина. Не все понимают мой частичный переход на украинский язык в поэзии. Кто не понял — его проблемы. К сожалению, многих друзей мы потеряли безвозвратно. Но иного не дано.

Борис Херсонский,
поэт, психиатр

 

Общение практически прекратилось. Я знаю их позицию, они — мою. Ничего нового в этом плане не предвидится. Мы существуем в разных парадигмах. Я выключил весь российский контент: музыку, спорт, кино.

Александр Сидоренко (Фоззи), 
музыкант, солист группы ТНМК