Идеи

Смотрите, кто пришел

Прагматы, карьеристы, трудоголики и индивидуалисты. Знакомьтесь, это поколение Z — рожденные в 1995–2012 годах
Хотите купить эту статью?

Прагматы, карьеристы, трудоголики и индивидуалисты. Знакомьтесь, это поколение Z — рожденные в 1995–2012 годах

 

Ирина Илюшина

 

 

Дэвид Стиллман. Поколение Z на работе. Как его понять и найти с ним общий язык.— Манн, Иванов и Фербер, 2018

 

На рынке труда пополнение: приходит поколение Z — те, кто родился в 1995–2012 годах. Их численность — около 72,8 млн человек, и уже сегодня трудно не заметить их присутствия в трудовых коллективах.

Как показали опросы, поколение Z не похоже на миллениалов: карьера — их главная цель. К тому же они — первое поколение, рожденное в мире, где любой физический объект (люди и места) имеет цифровой эквивалент. Поэтому в большинстве случаев они хотят работать только в технологически сложных компаниях.

Еще одно качество Z — высокая степень персонализации. Они упорно трудятся над поиском и созданием собственного имиджа. Их способность персонализировать все, что их окружает, гораздо выше, чем у предыдущих поколений.

Также Z практичны: их становление припало на период, когда терроризм стал частью повседневной жизни, а экономика была в глубокой рецессии. И если у руля компании, куда приходит работать Z, оказывается идеалист-миллениал, тут же становится понятно, что между ними пропасть.

Если у руля компании, куда приходит работать Z, оказывается идеалист-миллениал, тут же становится понятно, что между ними пропасть

К тому же практически каждый представитель поколения Z страдает из‑за страха упустить что‑то важное. Социологи называют это “синдром упущенной выгоды”, в результате которого Z всегда находятся в авангарде новых веяний и сохраняют высокую конкурентоспособность.

Их стихия — виртуальная экономика, поэтому они стремятся к организации взаимодействия в коллективе самым удобным и экономически эффективным способом.

Кроме того, поколение Z придерживается принципа “сделай сам”. Воспитанные на роликах YouTube, которые предназначены для обучения всех и каждого делать все что угодно, они уверены, что способны самостоятельно сделать практически все. Также готовы работать и добиваться успеха и рвутся закатать рукава. Они гораздо конкурентоспособнее предшественников и при этом большие индивидуалисты.

 

 

Steven Pinker. Enlightenment Now: The Case for Reason, Science, Humanism, and Progress, 2018

 

Урок оптимизма

Не надо жаловаться: сегодня человечество переживает свои лучшие времена

 

Глядя на Дональда Трампа в Овальном кабинете, Северную Корею, угрожающую ядерной войной, популистов на марше по всей Европе и перестрелки в американских школах, нелегко принять идею бестселлера профессора Гарвардского университета Стивена Пинкера. А именно — в данный момент человечество переживает лучшие времена.

Весь мир, пишет он, шагнул далеко вперед даже по сравнению с прошлым веком в экономическом благосостоянии, доступности образования и здравоохранения, продолжительности жизни, демократии и особенно науке и технологиях. И все это — благодаря победившей в конце XVIII века идее просвещения, ставившей во главу угла научную рациональность и либеральный гуманизм.

Так, в 1800 году средняя продолжительность жизни не превышала 40 лет; теперь этот показатель в мире выше — 71. В 1947 году 50 % населения мира недоедало; теперь — 13 %. Уровень грамотности за последние два столетия вырос с менее чем 12 % населения мира до 83 %. А средняя грамотность молодых людей в возрасте от 15 до 24 лет составляет 91 %. Наконец валовой мировой продукт вырос почти в 100 раз с 1820 года.

Рост доходов коррелируется с растущим уважением к “эмансипативным ценностям”, таким как равенство женщин, свобода слова, права гомосексуалов и прямая демократия. В 1950 году половина стран мира имела законы, которые дискриминировали этнические и расовые меньшинства. К 2003 году такие страны составляют менее пятой части.

Досталось от автора и эко-пессимизму. Экологические проблемы, уверен он, как и многие другие, решают наука и бизнес. Когда общества становятся более здоровыми, богатыми, свободными, счастливыми и образованными, выбросы загрязняющих веществ уменьшаются.

Признавая, что ядерная война по‑прежнему возможна, Пинкер отмечает, что взаимное сдерживание работает: с момента создания ядерного оружия между великими державами не было войн. При этом он обеспокоен распространением авторитарного национализма на Западе, а также пишет о необходимости разработки новых институтов, которые помогут уменьшить токсичную поляризацию общества.

 

 

Чтобы прочесть материал полностью,