Мир

Роман с шефом

Наличие любовницы становится неписаным правилом для китайских госчиновников, стремящихся прослыть успешными

Наличие одной любовницы, а лучше нескольких стало неписаным правилом для китайских госчиновников, стремящихся прослыть успешными

 

Анна Павленко

 

 

Цзи Иннань, 26‑летняя телеведущая из Пекина, едва узнав, что ее возлюбленный Фань Юэ, замдиректора китайского государственного архивного управления, женат и воспитывает сына-подростка, тут же выложила в интернет историю их четырехлетних отношений. Цзи была в ярости, ведь Фань клялся ей в любви и даже обещал жениться.

Читателей блога телеведущей, среди которых были сотрудники Дисциплинарной инспекции ЦК компартии Китая, особенно заинтересовала расточительность чиновника. Сотни фотографий и видеороликов, сопровождавших рассказ девушки, зафиксировали, как Фань дарит ей дорогие ювелирные украшения, автомобили, водит на шопинг в шикарные магазины и устраивает свидания в апартаментах с бассейном.

В итоге история закончилась печально: пара рассталась, а Фаня не только уволили, но и начали против него расследование по подозрению в коррупции.

За последние несколько лет китайская пресса растиражировала немало подобных историй. На фоне масштабной кампании по борьбе с коррупцией, которую инициировал китайский лидер Си Цзиньпин, выяснилось: практически каждый взяточник имеет одну или несколько интрижек на стороне. Так, по данным исследования Центра кризисного управления в Народном университете Пекина, 95% изобличенных в коррупции в 2012 году имели внебрачные связи. В 60% случаев любовницы находились у них на содержании.

Своих содержанок, или “маленьких третьих”, как их называют в Китае, состоятельные китайцы не только одаривают дорогими подарками, но и селят в специально купленных квартирах. В крупных городах — Шэньчжэне, Шанхае, Пекине и других — уже образовались целые кварталы, которые называют городками содержанок, делится с НВ Торстен Паттберг, философ и культурный критик, автор книги Дихотомия Восток-Запад о контрасте двух цивилизаций.

“Культура содержанок плотно укоренилась в китайском обществе и местных гендерных ролях”,— говорит он о причинах явления. Многовековые патриархальные традиции в сочетании с экономическим и гендерным неравенством подталкивают бедных девушек из провинции прокладывать себе путь в обеспеченную жизнь через постели городских толстосумов.

Не каждый китайский мужчина может завести любовницу, ведь для этого требуются деньги, подчеркивает Джею Лю, заместитель директора Китайского института в Школе восточных и африканских исследований (SOAS) в Лондоне. В то время как в кругу знаменитостей, бизнесменов и чиновников наличие любовницы служит показателем успешности.

“Если вы богаты и влиятельны, то красивая молодая содержанка становится символом статуса”,— констатирует Лю.

фото_2

НЕСЕМЕЙНЫЙ ОТДЫХ: Китайский чиновник Фань Юэ и его любовница Цзи Иннань позируют на фоне Большой Китайской стены

От наложниц к содержанкам

Если Фань Юэ имел лишь одну интрижку на стороне, то у некоторых других высокопоставленных китайских бюрократов имеется по несколько десятков содержанок. Так, у бывшего министра железных дорог Китая Лю Чжицзюня, который в 2013 году был приговорен к смертной казни за коррупцию, журналисты насчитали 18 любовниц. Среди них — актрисы, медсестры и бортпроводницы.

Еще более любвеобильным оказался Сюй Мэнцзя, экс-секретарь парткома города Яань, приговоренный за взяточничество к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Он содержал сразу 30 любовниц.

Свой гарем был и у одиозного Чжоу Юнкана, члена политбюро компартии Китая и бывшего главы органов госбезопасности. Он считается самым высокопоставленным осужденным чиновником в КНР за последние 30 лет. Однако рекордсменом по числу пассий оказался Сюй Цияо, бывший глава строительного управления провинции Цзянсу, получивший срок за коррупцию в 2001 году. Благодаря секс-дневнику, который вел служащий, прессе стало известно о его 146 любовницах.

Исторической предпосылкой к современной культуре содержанок в Китае является конфуцианская идеология и патриархальная культура, доминировавшие в стране веками, утверждает Лицзя Чжан, китайская писательница и журналист, автор романа Лотос о проституции в Шэньчжэне.

С одной стороны, конфуцианство и даосизм — две коренные религиозно-философские системы Поднебесной — проповедуют четкие гендерные роли и подчиненное положение женщины. С другой — в древнем Китае, как и во многих других примитивных обществах, практиковались полигамия и промискуитет, напоминает Паттберг. Например, легендарный правитель Хуан-ди, или Желтый император, имел четыре законные жены и сотни наложниц.

И хотя в начале ХХ века Европа “импортировала” в Китай христианские ценности и идею закрепленной законом моногамии, культура любовниц по‑прежнему здесь процветает.

Первые шаги к гендерному равенству в середине ХХ века сделали китайские коммунисты во главе с Мао Цзедуном. “Женщины держат на своих плечах половину неба”,— заявил Мао, и тут же провозгласил курс на избавление от западного “духовного загрязнения”. В итоге внебрачные отношения стали табу, нарушение которого могло всерьез испортить карьеру и репутацию мужчины.

“Однако в последние десятилетия традиции содержать наложниц возвращаются вместе с растущим богатством и ослаблением социального контроля”,— отмечает Чжан.

После Мао капиталистические реформы Дэн Сяопина способствовали экономическому развитию и большей открытости Китая. У китайских мужчин появились деньги, а с ними и желание разнообразить свою интимную жизнь. В результате параллельно с другими бизнесами в стране начала расцветать секс-индустрия.

Сегодня проституция в Китае не легализована, но весьма распространена. Жриц любви можно встретить в многочисленных караоке-барах, салонах красоты, ресторанах и клубах. По разным подсчетам, общее число работниц секс-индустрии в Поднебесной достигает 6 млн, а ее объем — $ 73 млрд. Эта цифра в пять раз больше, чем в США, и в четыре — чем в легализовавшей проституцию Германии, отмечают в компании по исследованию теневых рынков Havocscope.

“У меня есть друг, который вызывает проституток каждые две недели, и я его не осуждаю”,— рассказывает Су Ченгуан, 29‑летний помощник аудитора из городского округа Хух-Хото на северо-востоке Китая. Он холостяк, и у него есть деньги, а девушки таким образом зарабатывают. Здесь некого винить, считает собеседник НВ.

Тем временем возможности женщин с началом рыночных реформ в Китае начали сокращаться, признают эксперты. Этот процесс продолжается и сегодня. “Разрыв в доходах по гендерному признаку растет, число работающих женщин уменьшается, а уровень гендерного паритета снижается”,— подтверждает Чжан.

Если в 1990‑х годах городские жительницы получали 78% мужского оклада, то к 2010‑му этот показатель снизился до 67%. За тот же период зарплаты китаянок в сельской местности упали с 79% до 56% от ставки работника-мужчины. При этом возможности отстоять свои права у китайских женщин крайне ограничены: авторитарный однопартийный режим КНР не допускает какого‑либо активизма — в том числе феминистического.

Третья лишняя

39‑летняя Чен, жительница крупного китайского города Чунцин, пришла в отчаяние, когда обнаружила в мобильном телефоне своего мужа сообщение от другой женщины, которое начиналось с обращения “дорогой”. Она призвала супруга к ответу, и тот признал: у него есть любовница. Однако Чен твердо решила сохранить свой 11‑летний брак, где муж был единственным добытчиком для нее и их двоих детей.

Тогда Чен обратилась в агентство семейных консультаций и заплатила $ 24 тыс. за избавление от “маленькой третьей”.

Специалисты агентства разносторонне подошли к поставленной задаче. Во-первых, они убедили юную пассию в непривлекательности совместного будущего с любовником после его развода. Во-вторых, указали неверному супругу на корыстные мотивы содержанки. В-третьих, научили саму Чен одеваться и говорить с мужем так, чтобы быть для него привлекательной. В конце концов, спустя восемь месяцев после обращения Чен в агентство роман ее супруга был окончен.

Избавление от любовниц — услуга, вокруг которой в Китае уже выросла целая индустрия. Например, в агентстве семейного консультирования Weiqing Network Technology, которое работает более 16 лет и имеет полсотни офисов по всему Китаю, утверждают: 80% клиенток обращаются к ним с запросом положить конец интрижкам мужей. Каждый год их услуги помогают сохранить около 5 тыс. браков, подсчитывают в компании.

За устранение любовницы клиенты платят в среднем около $ 8 тыс. Однако в зависимости от способа устранения общая сумма может достигать $ 100 тыс. При этом сотрудники агентства подчеркивают, что не используют насильственных методов. В их арсенале — только сила убеждения, в крайнем случае компромат.

Так, к содержанке можно подослать сотрудницу агентства, которая подружится с ней и убедит бросить своего спонсора. Иногда специалистам удается уговорить начальника неверного мужа перевести его на работу в другой город либо заставить вмешаться в ситуацию родственников и друзей.

Наиболее жестким считается метод компромата. В этом случае сотрудник агентства знакомится с содержанкой инкогнито, сближается с ней и документирует их романтические приключения. Затем фото и видео получает неверный супруг, который, узнав об измене юной пассии, бросает ее и возвращается к жене.

Тем временем на развод решаются далеко не все обманутые жены. Из-за существующих в Китае законов и традиций женщина после разрыва с супругом рискует лишиться жилья, детей и шанса на повторный брак.

С 2011 года местные мужчины имеют законное право при разводе не делить нажитое ими до женитьбы имущество. Согласно исследованию Всекитайской женской федерации и национального бюро статистики, женатые мужчины являются собственниками недвижимости в каждом втором случае. Тогда как доля замужних женщин, на которых оформлены дома или квартиры, не дотягивает и до 15%.

Мужчинам при разводе чаще достается право единоличной опеки над детьми — особенно в сельских регионах. К тому же по отношению к разведенным женщинам в китайском обществе по‑прежнему сохраняется стигма.

фото_1

УСТРАИВАЙТЕСЬ ПОУДОБНЕЕ: Многие юные китаянки мечтают о красивой жизни, а некоторые берутся устраивать ее на деле за счет состоятельных спонсоров

Народная мудрость

“Смейтесь над бедными, но не смейтесь над проститутками”,— гласит китайская пословица. По мнению некоторых социологов, такая позиция поясняет готовность китайских девушек из бедных семей искать путь к богатству через торговлю своим телом.

Впрочем, Ченгуан добавляет: поскольку на самом деле китайцы проявляют нетерпимость в отношении обоих явлений (бедности и проституции), девушки склонны выбирать вариант, когда они по крайне мере не будут бедствовать.

“Лучше я буду плакать в BMW, чем смеяться на велосипеде”,— заявила 20‑летняя участница популярного в Китае любовного телешоу. Ее фраза вызвала широкую дискуссию в обществе и превратилась в символ культуры материализма и меркантильности молодого поколения.

С одной стороны, богатый мужчина может иметь одну законную жену и такое количество любовниц, которое способен содержать, с другой — красивые девушки используют свои природные данные, чтобы получать дорогие подарки и путешествовать, размышляет Паттберг. “Обе стороны — любовница и ее благодетель — рассматривают друг друга как символ статуса”,— заключает он.

Кроме того, содержанкам везет куда больше, чем работницам уличной секс-индустрии, где заправляют криминальные личности и высок риск стать жертвой насилия.

Тем не менее многие китайцы отнюдь не рассматривают адюльтер как норму, считая его явлением постыдным, подчеркивает Ченгуан. И пусть в кругу богачей заводить любовниц считается престижным, от широкой общественности это принято скрывать. К тому же раскрытие интрижек должностных лиц грозит им потерей работы и исключением из коммунистической партии, а знаменитостям сулит потерю популярности не менее чем на несколько лет.

“В Китае есть и другая пословица, которая гласит: “Семья, живущая в гармонии, будет процветать”,— напоминает Ченгуан.